Виктория

1.

Все ходы записаны, билеты проданы, а экзамены сданы. Попрощавшись с делами, заботами и двумя подругами, Лена ждала Влада возле колледжа. На календаре было 28 декабря 2015 года. Зимняя сессия третьего курса закрыта настолько удачно, насколько это вообще возможно в этом странном учебном заведении. Большинство преподавателей во главе с директором застряли в СССР. Однако в преддверии Нового Года смягчались даже самые строгие из преподавателей и шли на уступки студентам. У каждого преподавателя без исключения были «любимчики». В основном всем нравилась староста Ангелина. За то, что помогала учителям в каждой просьбе и была девочкой «на побегушках».

Лене и её подруге Саше благоволили только два преподавателя: по истории и физике.

Физик вел у них на третьем курсе промышленную экологию. А по истории они писали исследовательские работы. Это было исключительно их личным желанием. Сейчас её радовало, что все эти дела и заботы позади, и она может вздохнуть полной грудью морозный запах свободы. Хотя бы на две недели зимних каникул.

К ней подъехал красный Ford Crown Victoria и коротко бибикнул, давая о себе знать. Влад долго откладывал на него деньги. Хоть родители и отговаривали его покупать машину 1989 года выпуска, он сделал так, как хотел. В этом решении поддержала его только Лена.

Девушка села в машину, негромко хлопнув дверью.

- Шеф, трогай!; воскликнула она вместо приветствия.

Брат широко улыбнулся и потрепал её за ухо.

- Да не меня трогай.

Он хихикнул, но ничего не ответил. Это было в его стиле.

Нога надавила на педаль газа. Права Влад получил месяц назад, но уже неплохо водил любимую машину. Отчетливо слышался гул мощного пятилитрового двигателя.

- Скажи честно, ты продал почку, чтобы её купить?; спросила Лена.

- Нет.

- Ты продал кого-то в рабство или на органы?; не унималась девушка.

- Нет.

- Лучше бы ты сделал что-нибудь из этого, чем взял кредит; она знала, что скоро у него лопнет терпение.

- Я не брал кредит; заверил её брат. А потом добавил;

- Ты же знаешь, чем я занимаюсь в свободное от учёбы и работы время.

Лена знала, но старалась об этом не думать. Ей и в голову не могло прийти, что брат когда-нибудь начнет торговать наркотиками. Такое вообще вряд ли кому-то могло прийти в голову.

Асфальт, как и тротуары, был покрыт толстым слоем льда. Лёд в свою очередь был присыпан толстым слоем снега. Зима вступила в свои права, диктуя людям, во что одеваться, чтобы случайно не отморозить жизненно важные органы.

Лена сняла рюкзак и кинула его на заднее сидение. Так же поступила с курткой, шапкой и шарфом.

Путь в деревню, где их ждала вся семья, лежал через несколько городов и сёл. В общей сложности три сотни километров. Мама Лены и родители Влада уехали еще 25 декабря, не желая терять из-за детей дни отпуска в опостылевшем городке. Они единогласно решили, что им пора в путь, а дети когда закончат свои учебные дела, возьмут машину Влада и приедут. Отец Влада нередко высказывал свои опасения насчет Фордика, считая его ненадежным из-за года выпуска, но Влада чужое мнение не особенно волновало. В общем-то, отдельная от родителей поездка Лену радовала. Это означало, что у них есть целых четыре часа на болтовню и приколы.

Впереди были пробки и скользкая дорога, но её это не особо тревожило. Наверное, потому что не ей было толкаться в плотном потоке машин на скользкой трассе.

Лена воткнула флэшку в магнитолу. Из колонок полилась новогодняя музыка.

- Чего без настроения, Братюнь?

Влад вздрогнул.

- Устал; ответил он своим обычным хрипловатым голосом.

Лена удобнее устроилась на сидении и уставилась в окно. Заснеженные деревья быстро сменяли друг друга.

Проехав еще пару километров, они уперлись в пробку. Трудно было предположить, что она начнется, едва они покинут город. Влад жалел, что не заглянул перед выездом в Яндекс Карты. Кто знает, сколько им придется здесь проторчать.

Лена повернула голову к брату и спросила:

- Какао хочешь?

- Давай. Всё равно застряли.

Она потянулась и взяла с заднего сидения рюкзак. Звякнув молнией, достала большой металлический термос. Предстояло налить какао в стакан, а не мимо. Стирать чехлы или делать химчистку салона хотелось меньше всего. Влад не погладил бы её за это по голове. Хотя ей всегда многое прощалось.

В детстве она прятала его игрушки, и он подолгу не мог их найти. Однажды она спрятала его пожарную машинку на самом видном месте, как ей тогда казалось, но он её не нашел и долго плакал. Пока она снова не пришла в гости, не извинилась и не отдала машинку. Влад её, конечно, простил.

Сам не всегда был «подарком судьбы». Когда Лене было четыре года, а ему восемь, мама часто приводила её в гости к тёте Тане. Сама же уходила по своим делам. Влад обычно сидел в зале и рисовал. Лена приходила к нему и садилась напротив. Он смотрел на неё и говорил:



Владлена Полозкова

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться