Виктория

2.

Двухметровая ёлка стояла посреди зала, источая аромат хвои. Лена сидела в кресле и ждала, пока брат притащит с чердака игрушки. Он долго не возвращался. Девушка начала переживать. Её воображение рисовало самые нелепые варианты того, что могло с ним случиться. Например, Влад мог упасть с лестницы и что-нибудь себе сломать, его могли съесть еноты или каннибалы. Она часто выдумывала всякий бред.

Пока Лена давала волю фантазии, Влад проклинал всё, что только мог. Даже с фонариком в руках найти мешок с игрушками в куче старого хлама было крайне трудно. Он заглядывал в каждый мешок, который ему попадался. В каждом мешке были вещи. «Не проще ли их выкинуть и не занимать место?»; подумал Влад и пошел дальше в темноту.

Не заметил выступающую дощечку, он зацепился за неё ногой и упал. Острая боль пронзила ногу.

Тем временем Лена уже шла к нему. Под вой пурги и хруст снега она дошла до лестницы, которая вела на чердак.

Девушка поднялась наверх и увидела, что фонарик, с которым уходил Влад, валяется на дощатом полу.

- Влад!; крикнула она.

- Я здесь; послышался его усталый голос.                            

Лена сначала подняла фонарик с пола, потом посветила им и нашла лежащего на полу Влада.  Она подала ему руку. Парень кое-как поднялся и продолжил свои поиски.

Лена не заметила сколько прошло времени, пока они не нашли нужный мешок.

- Спускайся вниз; сказал Влад сестре.

Она послушно поковыляла в сторону выхода.

Влад осторожно спустился. Хорошо, что мешок оказался не тяжелым. Глаза Лены расширились. По правой ноге Влада стекала кровь.

- Пошли, дома разберемся; сказал он тоном, не терпящим возражений.

Они зашли в теплую пустую кухню. Все домочадцы разошлись по комнатам или собрались в зале, чтобы нарядить его к празднику. Для этого и ждали, пока молодое поколение принесет всё необходимое.

Влад поставил мешок в угол кухни и сразу пошел в ванную комнату. Послышалось журчание воды.

- Принеси, пожалуйста, зелёнку, ватку и бинт; попросил Влад.

Лена зашла в прихожую, открыла дверцы серванта и начала искать аптечку. Она знала, что всё необходимое бабушка хранит здесь.

В зале о чем-то оживленно разговаривали родственники, но потом затихли как один.

- Хорёк, это ты?

Лена услышала голос мамы.

- Да.

- Что ты ищешь?; поинтересовалась бабушка Галя.

- Зелёнку и бинт; ответила девушка и подумала, что сейчас начнутся расспросы.

Так и получилось. Лена заверила, что это не для неё. Просто Влад, расшиб коленку, пока лазил на чердаке. Тут же пожалела об этом, потому что в разговор вмешалась тётя Таня.

- Как расшиб?; Спросила тётушка и направилась в сторону кухни.

Лена закатила глаза. Её иногда раздражала эта чрезмерная опека. Влад тоже был не в восторге. Вся семья, в общем-то, разделяла их негодование.

Спустя пару минут Лена все-таки отрыла в аптечке бинт, зеленку и вату, и понесла Владу.

На кухне уже стояла тётя и стучала в дверь.

- Влад, что случилось?; встревоженно спрашивала тётушка.

Лена даже через дверь чувствовала его раздражение, но он как смог, пытался его скрыть.

- Мам, всё нормально; сказал он. Потом попросил её уйти.

Лена передала через дверь медикаменты и через две минуты Влад вышел.

Они направились вместе с игрушками в зал.

Зал представлял собой довольно большую комнату. Справа и слева от входных дверей стояли кресла. В одном из них расположился дедушка. Это был мужчина среднего роста, такого же телосложения, с короткими кудрявыми волосами, а вот глаза его словно не могли определиться, какого им быть цвета: зеленого или карего.

У правой стены стоял большой кожаный диван цвета молока. Обои в комнате были бирюзовые, а тюли насыщенного мятного цвета. Потолок был довольно высокий, метра четыре, не меньше.

На диване сидели мама, бабушка и тётушка. Прабабушка Люба сидела на стуле. Она утверждала, что с него вставать удобнее, чем с кресла или дивана. На глазах у нее были очки с толстыми линзами, а голову покрывал платок.

Лена упала на свободное кресло. Тётя спрашивала Влада, сильно ли он ударился. Влад только отмахнулся и начал доставать игрушки из мешка.  Девушка для себя отметила, что он почти не хромает. К ней обратился дедушка:

- Ну что, Лёка, как дела?; он улыбался.

- Хорошо, наконец-то каникулы; ответила Лена и повернула к нему голову.

Мама, бабушка и тётушка оживленно обсуждали работу последней. Она была учителем биологии в старших классах и рассказывала о своих учениках, которых в узком кругу семьи называла «дебилами».



Владлена Полозкова

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться