Вилена и Велард. Сказ о волках

Размер шрифта: - +

Конец... или начало

- Я забираю эту, - на меня указал узловатый палец с тёмными старческими пятнами. Сердце пропустило удар, руки вмиг похолодели.

Я приросла к полу, надеясь, что это просто сон. Дурной, кошмарный сон. Скоро в двери постучит смотрительница, я открою глаза на узкой жёсткой кровати в общей спальне среди полусотни таких же сирот, и мы все отправимся на занятия, а после в город, отрабатывать своё обучение. Будем, как обычно, убираться в домах состоятельных горожан, разбирать их счета и корреспонденцию, ходить в магазин за покупками и выполнять любые другие поручения. Сиротский дом получит деньги за наши услуги, а мы, воспитанницы женского корпуса – возможность получить образование и крышу над головой. А вечером, готовясь ко сну, мы с подругами по несчастью будем делиться планами и мечтами или переругиваться из-за какой-нибудь мелочи, куда без этого. Но, когда погаснет свет и нам прикажут ложиться, кто-нибудь обязательно прошепчет общую молитву, мечту, надежду. На то, что всё будет хорошо, для каждой найдётся покровитель, нас выкупят из приюта, наймут в хороший дом, а потом мы встретим настоящую любовь и заведём большую семью.

Но проснуться не получалось. Я по-прежнему стояла в шеренге притихших, напуганных девушек, а на меня указывал узловатый палец. Не может, не должно всё так оборваться! Я холодела от ужаса и не могла поверить в происходящее. Старый лорд на правах владельца края с момента основания приюта по нескольку раз в год приезжал в наш сиротский дом с проверкой и забирал кого-нибудь из воспитанниц. Безвозвратно. Лорд избивал и насиловал девушек, а после пускал на опыты в своей подземной лаборатории, откуда они уже не выходили. Об этом все знали, знали и молчали. Я помнила разговоры о Ларисе, девушке, которой удалось сбежать. Она походила на живого мертвеца, вся в синяках, обескровленная из-за ужасных опытов, голос хриплый от криков. Стражи поймали её в черте города, допросили и вернули лорду. Больше её никто не видел. Как и всех остальных девушек, которых лорд-изверг забирал с собой. А потом приходил за следующей.

И теперь его старческий палец был направлен мне в грудь. Я машинально присела в поклоне, уставившись в пол и спрятав лицо за длинной чёлкой. Я надеялась, что ненависть и вымораживающий ужас в моих глазах останутся незамеченными.

- Это хороший выбор, мой лорд. Девочка прилежна, имеет отличные отметки, преподаватели выражают довольство... - бросив на меня полный сочувствия взгляд, запричитала директриса.

- Не нужно. Я уже решил. Вещи сейчас ей не понадобятся, пусть их отправят позже курьером.

Одна из преподавательниц подхватила меня под локоть и, причитая что-то утешительное, повела следом за извергом и директрисой. Речь сводилась к тому, что лорд богат, я у него ни в чём не буду нуждаться, если стану вести себя как подобает и не буду перечить лорду. Нужно всего лишь быть вежливой и покладистой, и всё будет хорошо. Преподавательница сама не верила в свои слова. Девушки, оставшиеся стоять в шеренгу в холе, провожали меня взглядами, полными сочувствия и печали. Словно я уже умерла или вот-вот погибну.

Колени подгибались, руки дрожали. Сбежать мне не дадут, это я понимала. Благополучием всего училища, а то и города не станут рисковать из-за безродной сиротки. Богиня-Матерь, смилуйся, пощади! Я хочу жить, я ещё ни разу не любила, я так мечтала о семье! Ты покровительница семьи и любви, я была лишена твоей милости при рождении, так не покинь же меня сейчас! Я исправно вносила пожертвования и ставила тебе свечи. Помоги, молю!

За переживаниями я не заметила, как мы дошли до портального зала. Один шаг, и я навек окажусь заперта в поместье изверга. Рука преподавательницы исчезла с моего локтя. Казалось бы, вот она возможность попытаться сбежать, только я не могла пошевелиться. Да и куда, Богиня, мне деваться? Мне не к кому обратиться, негде укрыться, и даже если сумею первой добежать до двери в конце коридора и выскочить на улицу, даже если не замёрзну в ближайшем сугробе в своём жалком платье, меня поймают и вернут извергу.

- Сюда, пошевеливайся, - недовольно поджал губы лорд и грубо потянул за собой, не заботясь, желаю ли я оказаться в его доме. Окно портала вспыхнуло голубым, шаг, и я буквально вывалилась на ковёр в каком-то зале. Странно, обычно окно перехода слабо мерцает зелёным.

- Что это такое? Что ты сделала? Где мы? - заорал лорд, грубо поднял меня, потряс как грушу. Так мы не в его замке?

- Н-не знаю, - пролепетала я. Лорд замахнулся и отвесил мне пощёчину. В этот же миг послышался рык, и что-то, вернее, кто-то набросился на лорда, оттолкнув меня в сторону. Я упала обратно на ковёр и, спешно оглядевшись, отползла за кресло, надеясь найти там убежище. Богиня-Матерь, что же произошло? Портал дал сбой? Изверг меня теперь точно убьёт, а если не он, то тот, кто сейчас рычит за креслом! Полыхнуло заклинание, второе, изверг грозно ругался и сыпал проклятиями. Выглядывать из-за кресла было откровенно страшно. Я обернулась и замерла. Да, кресло отгородило меня от ковра, где сейчас изверг с кем-то бился, но я оказалась прямо напротив прямоугольного стола, за которым сейчас сидели двое. Третий стул был опрокинут, и мужчины, смотревшие прямо на меня, не спешили его поднимать.

Один был белым, как снег, как сама смерть – белоснежные волосы рассыпались по плечам, бледно-голубые, почти прозрачные глаза холодно оглядывали меня, руки с длинными тонкими музыкальными пальцами спокойно лежали на столе. Чёрный жилет поверх белоснежной рубашки делал мужчину ещё более похожим на посланника богини смерти – худой, утончённый, и бесконечно пугающий в своём ледяном спокойствии. Он смотрел с любопытством, как учёные смотрят на подопытную мышку, не более. А вот второй, огненно-рыжий, с почти красными волосами, сально ухмылялся и глядел на меня так, что не оставалось ни малейших сомнений в его намерениях. Рубашка без рукавов открывала взору мощные накачанные руки воина. Рыжий загоготал, и мне стало совсем жутко. Из огня да в полымя. За что ты со мной так, Богиня! Белый что-то ровно сказал, я не расслышала с перепугу, и в комнате повисла тишина. За моей спиной, за креслом, тоже стихло. Этот белый у них за главного? Я не успела додумать эту мысль, так как в комнате прозвучал голос. Грозный, чуть хриплый, уверенный мужской голос, от которого у меня по спине побежали мурашки, а дыхание сбилось на половине вздоха. Я не разобрала слов, а рыжий скривился, нехотя поднялся, проследовал мимо меня, за креслом произошло какое-то движение и послышались удаляющиеся шаги. Белый словно пригвоздил меня взглядом к полу, приморозил, и как бы мне не хотелось обернуться, выглянуть и узнать, что произошло с извергом, я не находила для этого сил. Вдруг пришло понимание, что я больше не слышу его противного, скрипучего старческого голоса и не чувствую всплесков заклинаний, от которых у меня всегда волоски на руках становятся дыбом. Изверга… его нет?



Кира Бег

Отредактировано: 19.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться