Виновата любовь

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая.

Это не конец, верно?

 

Открыв глаза, я увидела нежно голубоватый свет. Я лежала в незнакомой белой комнате с яркими лампами и жалюзи на окнах. Меня положили на больничную койку с очень неудобным матрасом. В душной комнате стоял мерзкий больничный запах.            

Руки были опутанные прозрачными трубками и одна из них прицепилась к груди, где находилось сердце. В голове стоял непонятный шум, а перед глазами, на мгновение, все поплыло. С трудом приведя себя в более-менее нормальное состояние, я подняла голову. Я хотела вырваться. Убежать. Далеко. Навсегда.

- Нет, осторожно! - остановили меня чьи-то пальцы. Повернув голову, я увидела медсестру. Она сидела около меня, затем взяла блокнот и начала что-то быстро записывать в него.

- Где Лиам? - Это была моя первая мысль. - Лиам Хэтмич.

- Извини, но сюда никого не пускают. Через минуту я разрешу прием, потому что ты очнулась, конечно, если ты хочешь.

Я вздохнула и посмотрела в потолок, зажмурив глаза, спрашивая у медсестры: 

- Что со мной? - Медсестра грустно взглянула на меня. 

Смерть неизбежна. Знаете, будто Аннушка уже пролила масло. Вы же знаете про масло и Аннушку? Я уловила этот взгляд и вцепилась в перила койки. Нет, только не сейчас! Я не хочу умирать сейчас! Почему сейчас, а не через пятьдесят лет? За что Господь так ополчился на меня? Я всего лишь хотела быть счастливой. Я и так счастлива, благодаря Лиаму, но неужели за счастье положена такая большая цена? Могут ли люди вообще быть счастливы и не платить за него потом? 

- Понимаешь, - разочаровано начала медсестра. - Тут такое дело...

- Не важно, что вы хотите сказать, - вздохнула я, - Всевышнему до меня не достать. 

- Послушай, все дело в твоем сердце, милая. Оно очень слабое и не выдерживало нагрузок. Не выдерживает, когда ты сильно волнуешься. А сегодня сердце сорвалось окончательно, отчасти из-за бега, как мне сообщили. Мы боимся, что оно не выдержит и до утра... Вирусы начинают буквально пожирать твое... - Но я не слушала. 

В голове стоял шум. Я устремилась глазами в потолок и злобно сощурилась, будто я смотрю Всевышнему в лицо. В ушах стоял глухой звук. Я словно упала в яму. В голове спутались все образы и все закружилось. Я начала судорожно вдыхать воздух, а на слезах выступали слезы. Почему сейчас? Почему со мной? Я сжала руку в кулак и смахнула слезы. Я хочу быть обычным и здоровым подростком. Разве юность не должна быть прекрасна? Я не хочу терять то, что сейчас у меня... Я не хочу терять Лиама. Моего Лиама! Я не хочу забывать то, какие чувства я испытала за это лето. 

- Нет, - слабо проговорила я на выдохе. Голос слабо прохрипел. - Этого не может...

- Кристен, тебе необходима пересадка сердца, но, понимаешь, - она замялась.

- Но нет "свободного" сердца, верно? - Я слабо улыбнулась.

- И нет доброжелателей, - грустно вздохнула медсестра и взяла меня за руку. - Мы делаем и сделаем все необходимое для поддержки сердца. Если выйдет, оно протянет до утра и мы сможем сказать, что ты здорова... Так или иначе. 

- Здорово, - мрачно сказала я.

- Кристен, может быть, ночью какая-нибудь старушка загнется или умрет кто-либо еще? Знаешь, сколько за ночь к нам привозят мертвых? Мы попробуем отобрать наивыгоднейшие сердце.

- Какая прелесть, - усмехнулась я. 

- Все будет хорошо, - спокойно сказала медсестра и встала со стула. Она ошибается: все будет плохо. Или еще хуже. 

Она собралась уходить, ибо я дала ей понять, что нуждаюсь в покое. Она открывает дверь и неожиданно охает. Я перевожу на неё взгляд и застываю: на пороге стоит Лиам с бледным, безжизненным лицом.  Я сразу поняла, что он слышал всё, что не должен быть слышать. Мой желудок сжало. Я смотрю на него и вдруг понимаю, что я его люблю. Просто так. Люблю. Безумно. Безоглядно. От всего сердца.

- Юноша, вы посетитель? - спросила она, заглядывая в блокнот. 

- Что? - переспросил он через несколько секунд, все еще смотря на меня.

- Я спрашиваю: вы посетитель? 

- Я? 

- Молодой человек, с вами все в порядке? 

- Можно мне пройти к ней? - Он оторвал взгляд от меня и посмотрел на медсестру. 

- Так вы посетитель? 

- Слишком много вопросов, не так ли? 

- Кто вы ей будете? Брат? Друг? 

- Я? - Он снова посмотрел на меня.

- Вы.

- Я её жених. - Он слабо улыбнулся.

- Это так, мисс? - спросила она, повернувшись ко мне.

- Так, - хриплым голосом ответила я.

- Ладно, - сказала она и удалилась, разрешая Лиаму пройти.

- Даю зуб, что она думает, будто я собираюсь жениться на тебе по залету, - едва усмехнулся Лиам, и на душе у меня сразу потеплело. Он подошел ко мне и опустился на край моей койки, нежно взяв меня за руку. 

- Дурачок, - шепотом сказала я, приподнимая голову.

- Еще какой, - улыбнулся он и поцеловал мои ладони. 

- Аннушка уже пролила масло, Лиам, - слабо сказала я, стараясь не разрыдаться. 

- Я знаю, что ты у нас ходячая библиотека, - хмыкнул он, рисуя невидимый контур на моей ладони, - но приводить в пример Булгакова - перебор.

- Неужели ты читал? - Я растянула губы в улыбке.

- Эвердин, прибереги свои шуточки для других, - съязвил он, сжав мою ладонь.

- Ты законченный бездельник! 

- А ты ходячая неуклюжая библиотека! - Он показал мне язык.

- Лиам, - сглотнула я, чувствуя его прерывистое дыхание, - ты же в курсе, да?

- Что Аннушка разлила масло, и из-за чего Берлиозу оторвало голову в пух и прах? 

- Какой же ты бываешь невыносимый, - рассмеялась я.



MsLokki

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться