Винсент

Глава 7

 ⸞Ṿ⸞

Насчет лисейцев и предстоящего плана действий у Велариона возникло такое же предложение, как и у Илвы – отправиться туда, где можно их увидеть и самим с ними столкнуться чтобы выяснить, действительно ли они планируют что-то опасное.

Винсент долго возражал, потому что совсем не горел желанием ни с кем из них видеться, но все же согласился, ибо у его самого пока лучше идей не возникало. Таким образом, вместе с Веларионом, который отказался его сопровождать за пределы долины, но все равно согласился помочь, они готовились к его вылазке.

Винсенту удалось узнать, что лисейцы были приглашены сопроводить короля одного из южных королевств на приближающийся праздник, Остару, в Тиарманн, где планировалось грандиозное действо и гуляния, потому как этот независимый город в последние годы быстро превратился в оплот цивилизации и в одно из самых популярных мест мира. Тот факт, однако, что ему придется снова отправиться туда, где теперь жила Ингрид, его совсем не радовал. Тем не менее, это было необходимой мерой.

До назначенной даты оставалось еще больше недели, и за нее он намеревался выяснить, как превратить половину дозы своего зелья в полноценную порцию, с которой он смог бы работать. Подключив себе в помощь нескольких особо умелых в зельеварении младших некромантов, Винсент провел четыре дня, закрывшись в замковых лабораториях, которые были переполнены оборудованием и материалами, банками, тубами, колбами, ретортами, и среди всего этого были расставлены шкафы с сотнями ингредиентов и субстанций.

- А, бесы б тебя взяли, - ругнулся Винсент, когда из небольшого котла ему на руку брызнула обжигающая жижа. Он как раз пытался смешать каплю зелья с несколькими реагентами, чтобы выяснить, какие тайные ингредиенты оно скрывает, но вместо этого капля лишь взорвалась в подготовленной жидкости.

Аккуратно стерев остатки месива с руки, он увидел, что у основания большого пальца у него оталось немалое пятно, выжженное зельем, что было неудивительно, учитывая некоторые его ингредиенты и температуру, при которой он вскипятил варево в котле. Наскоро перемотав ожог платком, он решил взглянуть, как шли дела у всех остальных. С каждым днем зелья оставалось все меньше, а ответов на вопросы не прибавлялось, и Винсент уже серьезно начинал подозревать, что решить эту загадку ему и его собратьям будет не по силам. Успокаивало лишь то, что из поступавших к нему сведений, никто из человеческих магов пока тоже не справился с задачей.

- Что там у вас? – спросил он у троицы склоненных над работой некромантов.

- Ничего, оно не поддается никаким магическим тестам, - недовольно отозвался Клеменс, самый младший из них, который обладал особым талантом к накладыванию заклятий на зелья и, соответственно, к выявлению оных в чужих творениях. Он уже перепробовал, казалось, все возможные варианты, и ни один не давал результатов. – Видать, кто-то постарался чтобы никто посторонний не смог восстановить рецепт. На нем защитные чары, притом сильные.

- У меня еще хуже, - сказал его сосед, Фелис, в руках которого колба как раз вспыхнула фиолетовым пламенем. – Оно агрессивно реагирует на любые попытки соединить его с другими субстанциями, то есть путем реакции с антидотами мы тоже ничего особо не выясним.

- Я тоже ни к чему не пришел, - высказался последний некромант, Оберон, который уже даже не предпринимал попыток к действию, а просто сидел, изучая работу других. – Это эльфийское варево, так что моим честным предположением, которое я осмелюсь выдвинуть в который раз, будет то, что мы зря теряем время.

Остальные согласно кивнули, видимо, давно придя к подобному выводу. Винсент выдохнул и потер виски, обдумывая ситуацию. Он прекрасно понимал, что они были в тупике, но ему не хотелось сдаваться на полпути. Ему нужны были результаты. Хотя был и еще один метод, к которому он мог бы прибегнуть.

- На сегодня можете быть свободны. Спасибо за помощь.

Когда остальные шустро разошлись, радуясь тому, что могли теперь заняться чем-то более полезным, Винсент вернулся к столу. Было в его запасе заклинание, которое могло бы ему помочь. Для этого, однако, ему понадобилась бы жертва. И несколько трупов. Приняв решение, он начал планировать ритуал.

По наступлению ночи он направился со всеми нужными материалами и остатками зелья к захоронениям, осторожно обойдя дом Велариона стороной. Ему не хотелось посвящать старика в свой план на тот случай, если он не сработает. По его прикидкам, если ему удастся сделать все правильно и довести ритуал до конца, то заклинание творения должно сработать. Принцип действия был прост, из небольшого количества исходного вещества он собирался создать втрое больше того же самого зелья. Проблема заключалась в том, что магия творения была одной из самых сложных наук, а некромантам, в основном работавшим с разрушением и смертью, такой вид искусства давался еще сложнее, чем обычным магам.

Выбрав участок, где было несколько не слишком древних, все еще активных могил, Винсент расставил все по местам и приступил к делу. В качестве жертвы он решил использовать свою собственную кровь, потому как для такого тонкого дела обычный смертный вряд ли бы подошел. Поначалу все шло как по маслу и он даже воодушевился, думая что возможно его проблемы с использованием новообретенных сил оказались в прошлом. Когда дело подошло к ключевой части – сотворению зелья, все резко изменилось. Он почувствовал, что теряет контроль и ему пришлось приложить непосильный труд, для того чтобы заклинание не вышло из-под контроля. На земле, там, где гнездился маленький сияющий флакончик, пятно его крови, которая уже почти впиталась в рыхлую почву, засияло тусклым серебряным светом. Затем последовала яркая вспышка, которой быть там не должно было. Винсент заслонил глаза рукой и снова взглянул вниз. Рядом с исходным флаконом теперь красовался другой, вдвое больше, наполненный таким же переливающимся веществом. Однако он понял, что что-то все таки пошло не так, потому что приличная часть почвы вокруг него теперь тоже светилась, превращая остатки крови в зелье. Он быстро свернул ритуал, надежно пряча в карман результаты своей работы и собирался покинуть кладбище, но силы внезапно оставили его. Ему пришлось тяжело опуститься на одно из заросших мхом надгробий. Пока он сидел, пытаясь прийти в себя, из могилы, ближайшей к месту ритуала, показался мертвец. Это была девушка, которую похоронили, как и полагалось в белых подвенечных одеждах, но то, что заставило его отшатнуться был отнюдь не факт, что перед ним был восставший мертвец. В конце концов, он занимался подобным с юношества. Что на самом деле его поразило, так это то, что девушка выглядела абсолютно, однозначно живой. И вот это уже было из ряда вон выходяще.



Morren Aconite

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться