Винсент

Глава 16

⸞Ṿ⸞

В Лаува было неспокойно. Во время траурного ужина вечером того дня когда умер король, Магнус почти не обращал на Райдо внимания, молча сидя и разглядывая толпу угнетенных аристократов, которые собрались в зале. Он не ел, даже не прикоснулся к еде, но зато слугам приходилось непрерывно наполнять его стремительно пустевшую чашу вина. Не одна посланница заметила, что принц чересчур активно налегал на выпивку, потому как Делия, которая горделиво восседала на своем троне во главе стола, тоже бросала на него обеспокоенные взгляды. Ее интерес, однако, вряд ли был рожден доброжелательностью.

Напряжение, повисшее в зале, было почти физически ощутимым, и Райдо покинула трапезную сразу же, когда Магнус, пошатываясь встал и вышел, на прощание опрокинув с громким звоном пустую чашу. Он не хотел чтобы она оставалась с ним, это он отчетливо дал ей понять как только посланница нагнала его в коридоре. Именно поэтому некоторое время спустя той ночью на нее легла ответственность сообщить Илве обо всем случившемся.

Ведьма, естественно, была шокирована смертью короля не меньше, чем все королевство, и Райдо разочаровалась, когда поняла, что у нее не было никакого четкого плана действий. Видимо, где-то в глубине души посланница надеялась, что Илва все решит, что она каким-то чудом придумает простой и понятный выход из сложившейся ситуации, но видя расстроенное лицо ведьмы она поняла, что все это было лишь иллюзией, которой она пыталась себя успокоить. Их длинный разговор через кристалл не дал удовлетворительных результатов, и после него Райдо чувствовала себя не менее растерянной, чем до него. Илва была согласна, что Делии нельзя давать полную власть над Лаува, потому как они были почти уверены, что новоиспеченная королева так или иначе работала с другими лисейцами, но как предотвратить то, что теперь казалось неизбежным она тоже не знала. Еще больше посланницу встревожило то, что ведьма казалась бледнее, чем обычно и снова выглядела больной, но на вопросы о ее самочувствии отвечала уклончиво. Еще более странным было отсутствие Теодора и нежелание Илвы обьяснять, куда он запропастился. Если на то пошло, их контакт добавил Райдо только больше вопросов и тревог.

Следующим утром она чувствовала себя не лучше, после тех нескольких часов тревожного сна которые череовались с долгими размышлениями о том, как быть дальше. Похороны короля должны были состояться в полдень, «под благоволящим взором великого Рантана», как изволил выразиться придворный жрец, который при любом удобном случае глядел на Райдо так, будто она была личным для него оскорблением.

Не в силах столкнуться с замковой суетой, Райдо осталась у себя в комнате, отослав даже Феин, которая принесла ей завтрак. Аппетита у нее не было, и еда осталась нетронутой. Замерев, посланница сидела, глядя в пустоту до тех пор, пока не настало время отправляться. Она спустилась вниз, присоединившись к остальным вельможам. Из замка до городских ворот тянулась длинная вереница карет, медленно ползущих в сторону видневшихся вдалеке холмов. Райдо отказалась от поездки в карете, вместо этого выбрав для себя молодую лошадь, которая послушно последовала в хвосте колонны. Ей наверное стоило отправиться вместе с Магнусом во главе, но ей становилось плохо от одной мысли о его отстраненном выражении лица и холодности, с которой он к ней относился с того момента, как обнаружил записку. Она чувствовала вину за то, что избегала его в то время, когда ему больше всего нужна была поддержка, и все же тем утром она так и не смогла себя заставить найти его, чтобы поехать вместе.

Когда она прибыла, все уже было готово к началу. Королей юга хоронили, как оказалось, неподалеку от границы с Меробосхом, и то, что на пути к замку показалось ей скоплением холмов, на деле оказалось королевским кладбищем. С незапамятных времен короли Лаува покоились в курганах, которые возводили в их честь. На этот раз, однако, церемония проводилась в соответствии с устоями религии, принятой королевством при правлении Ингвара.

Оглянувшись вокруг, она поняла, что здесь присутствовали не только аристократы, но и городской люд, который сбился в толпу неподалеку, желая почтить короля. Посреди круга, который образовывали присутствующие, уже ожидал главенствующий жрец Рантана, Кливен, окруженный пятнадцатью своими собратьями. Рядом с ним был возведено высокое ложе из аккуратно выложенной древесины, на котором покоился сам король. В окружении стольких людей, под яркими лучами солнца, которое сменило вчерашнюю дурную погоду, посланнице стало как-то неловко смотреть на неподвижное, будто никогда и не жившее тело. Она опустила глаза и поняла, что поросшее травой поле под ногами бороздила черная полоса рыхлой земли, от которой в стороны расходились короткие изогнутые ответвления. Проследив за узором, Райдо поняла, что жрецы и тело Ингвара были заключены в гигантский рисунок солнца.

Кливен начал произносить речь, но Райдо не слушала его, слишком занятая поиском Магнуса в неподвижной толпе. Она видела Делию, которая с высоко поднятой головой стояла впереди, среди горстки ее слуг и королевских советников. Для них, как для главных посетителей похорон, было отведено особое место, над которым был натянут защищающий от солнца навес и оно было отделено от остальных линией стражи. По ее предположениям, Магнус должен был находиться там в силу своего статуса, неподалеку от королевы, но его не было нигде видно. Лишь потом, когда она присмотрелась еще раз, она поняла, что принц был на краю толпы, там, где были остальные придворные, оттесненный от места которое принадлежало ему по праву. Он выглядел так, будто он слабо осознавал, что происходило вокруг него, но все же Райдо задумалась, сам он выбрал такое место, или оказался там по воле королевы.



Morren Aconite

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться