Винсент

Глава 19

⸞Ṿ⸞

Ничего не могло ей помочь. По крайней мере, так думала Илва на следующий день после визита Винсента. Она чувствовала себя на грани смерти, и была уверена, что в ближайшие часы ей придется попрощаться с жизнью. Все ее тело горело, но в то же время ее бросало в дрожь, как от сильнейшего холода. Она едва ли могла дышать, и каждый вдох чувствовался, будто она вдыхала раскаленный песок. Даже после визита Тезии, которая насильно напоила ее несколькими зельями и отварами, которые должны были помочь ей хотя бы облегчить симптомы, Илва все еще не верила, что для нее еще есть возможностть поправиться.

Что бы Винсент ей не пообещал, он не смог бы вовремя найти того, кто сможет ей помочь. Да и на этом этапе она понимала, что убивавшая ее магия вряд ли обратима. Как ни странно, она не боялась умирать, но ее не покидали мысли о том, что случится с миром после ее ухода. Не то чтобы от нее полностью все зависело, но она знала, что все ее силы уходили на то, чтобы попытаться уберечь мир, и она боялась, что все это было напрасно.

Терзаемая такими мыслями, она едва ли заметила, как за окном начало садиться солнце, озаряя комнату багровым светом. Кровавый закат не был редкостью в этих краях, но каждый раз Илва восхищалась его красотой. Теперь же, в лучах заходящего солнца комната показалась ведьме особо печальной, потому что она понимала, что следующий рассвет она уже не увидит.

Она боролась со сном так долго, как могла, потому что боялась больше не проснуться. Это, пожалуй, были самые тяжелые часы в ее жизни. Оставаться в сознании было для нее таким титаническим усилием, что она знала – до утра она не дотянет.

Когда ведьма была уже готова провалиться в сон, сквозь закрытые веки она увидела яркую вспышку света, а затем что-то пронеслось мимо нее, задев ее плечо чем-то теплым, похожим на крыло нетопыря. Она с трудом открыла глаза и прямо перед собой увидела испуганное лицо молодой девушки, почти ребенка, с серыми глазами и бледными пухлыми губами. Но затем она заметила острые кончики ушей, выглядывавшие из беспорядочно вьющейся копны темных волос. Перед ней была эльфийка. И ее видимый испуг стал ведьме понятен, когда сквозь темноту она разглядела некроманта, крепко державшего ее за плечи. 

- Ты еще жива, - констатировал он, окинув ее быстрым взглядом. – Отлично.

Он подтолкнул эльфийку ближе к кровати. Та споткнулась и выбросила вперед крепко связанные руки, чтобы смягчить падение. Она приземлилась на кровать, задев ноги Илвы и заставив ее сдавленно вскрикнуть, потому что от прикосновения ее охватила волна боли. Словно отвечая на страдания хозяйки, Сульфур, который пристроился рядом с Илвой, испустил протяжный скрежет. Эльфийка поспешно выпрямилась и осторожно присела на край кровати, с опаской разглядывая ведьму. Она была молода и еще не научилась тщательно скрывать свои эмоции, поэтому отвращение на ее лице читалось вполне отчетливо.

- Можешь приступать, - приказал Винсент. Он не садился, а лишь начал расхаживать из одного угла комнаты в другой.

- Я не могу со связанными руками, - подала голос пленница. Ее слова звучали мелодично, но так, словно она давно не пользовалась человеческой речью. Винсент приблизился, однако прежде чем убрать веревку с ее запястий, он заметил:

- Я надеюсь ты не наделаешь глупостей.

Илве тяжело было представить, что некромант сделал, чтобы так сильно напугать эльфийку, но она вздрогнула, и судорожно кивнула.

- Вот и чудненько, - зловеще улыбнулся Винсент, распутывая узлы. Он отошел назад, не спуская глаз с пленницы. Илва хотела заговорить, но у нее не хватило сил, и она могла лишь беспомощно смотреть, как эльфийка принялась напевать что-то на незнакомом ей языке и проделала серию сложных жестов над ведьмой. Работала она долго, сочетание монотонного напева и плавных движений пленницы ввели Илву в подобие транса, хоть она и боролась изо всех сил. В конце концов, она попросту погрузилась в сон, напоследок запомнив лишь сосредоточенное лицо Винсента, неотрывно следившего за каждым действием эльфийки.

Впервые с тех пор как ее состояние ухудшилось, ее сон был спокойным. Она открыла глаза, чувствуя себя так, будто спала вечность. В комнате ничего не изменилось, кроме того, что за окном взошло солнце. Илва проспала не меньше нескольких часов. Внезапно она поняла, что ей больше не нужно было бороться за каждый вдох, боль в груди пропала и она могла спокойно дышать. Она поднесла руку к глазам и увидела, что сеть пугающе просвечивающих вен пропала.

- Если она так быстро проснулась, с ней все будет в порядке уже на следующий день, - подала голос эльфийка, которая теперь сидела в кресле неподалеку от кровати. Ее руки были снова связаны и выглядела она изможденной.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил Винсент, расположившийся на подоконнике у кровати. Он не смотрел на нее, вместо этого глядя куда-то мимо эльфийки.

- Лучше, - отозвалась Илва. Говорить было все еще неприятно, но на этот раз просто потому, что горло у нее пересохло и голос звучал охрипшим.

Некромант поднялся, приказав эльфийке встать. На ее до этого отстраненном лице снова появился испуг.

- Что теперь? – тихо спросила она.

- Как и договаривались. Если ты оставишь произошедшее при себе, то я верну тебя обратно в Тируваллур. И мы все благополучно об этом забудем.

- Мне не с руки кому-либо об этом докладывать, - неожиданно горько огрызнулась эльфийка. – Если они узнают, что я помогла обратить действие Инфатиса, да еще и для нее, меня ждут летальные последствия.



Morren Aconite

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться