Винсент

Глава 22

⸞Ṿ⸞

Путешествуя с эльфами, Ингрид едва ли успевала следить за изменениями их планов. Изначально они направлялись в Портию, чтобы присоединиться к собравшемуся там правлению Лисейи. Вскоре, однако, им пришлось остановиться и ждать дальнейших указаний, потому что Мевиус нашел им, видимо, более полезное применение. По причинам, которым эльфам, а тем более ей, не обьяснили, больше суток они выжидали нового приказа. А затем они повернули, и направились совсем в другом направлении, и никто из четверки эльфов не потрудился сообщить ничего Ингрид.

В целом, отношения между пленницей и отрядом не изменились. Они общались лишь в случае крайней необходимости, и то неохотно. Даже несмотря на то, что Ингрид притворилась, будто готова перейти на их сторону, если они этого хотели. Ей казалось, что она разыграла вполне убедительный спектакль, но эльфы так ей ничего и не ответили, и продолжали ее игнорировать.

Она не придавала этому большого значения. Пусть времени у нее было мало, но даже просто находясь с ними в дороге, она видела и подмечала много полезного. В тех деревнях, где еще теплилась жизнь после катастрофы, которые они проезжали, ведьма замечала все больше домов, на двери которых был прибит траурный венок. И она предполагала, что виноват в этом был именно Инфатис. Зелье давно уже перешло из класса дорогих, недоступных почти никому вещей в то, что получить может каждый практически задаром. Естественно, это было сделано намеренно, для того, чтобы подкосить как можно больше жертв перед тем, как станет известно его губительное действие.

В конце концов они прибыли в Иллин, городок, который она прекрасно помнила с тех времен, как сама обитала неподалеку от него в лесной чаще. Это место было одним из основных источников ее заработка, сюда она ходила предлагать магические услуги менее суеверным южанам и торговать тем, что создала сама. Теперь же ей было грустно смотреть на то, каким захудалым стало когда-то оживленное поселение. По ее оценкам, в нем осталось не более трех сотен жителей, которые сейчас отсиживались по домам.

А все потому, что четверка эльфов, с которой она путешествовала, в темноте ночи обьединилась с отрядом лисейцев, появившихся незаметно из глубин Меробосха, и без особого труда захватила городок еще до того, как местные успели забить тревогу. Они отрезали всякое сообщение с внешним миром, и, повинуясь приказу, обосновались в самом сердце городка, в уютном постоялом дворе, где хозяин нерешительно им прислуживал. Ингрид выделили отдельную комнатку, примыкавшую к спальне эльфийки, Оренны, но во все времена ее все еще держали в путах.

Было скучно, но Ингрид знала цену терпению. И оно наконец-то окупилось вечером, когда эльфы с лисейцами напились, сидя у камина, и завели горячий спор о том, что для хода войны значила внезапная смерть Делии. Ведьма же, сидевшая в дальнем углу с кружкой кисловатого вина, невзначай прислушивалась к обсуждению.

- А я вам говорю, не могла она покончить с собой! – воскликнул лисеец, чьи молочно-белые волосы были заплетены в тугую косу.

- Это неважно, - перебил его другой, даже сквозь его золотистую кожу было видно, как его щеки разгоряченно покраснели от вина. – Нужно всех их перебить, и кончать с этим.

- Или, вон, напоить их твоим зельем, - вторил ему полноватый, с влажными глазками лисеец, сидевший рядом со стройной, казавшейся еще более величественной на его фоне Оренной. Для усиления эффекта его слов, толстяк шутливо ткнул эльфийку локтем под ребра, что заставило ее возмущенно отпрянуть. Прежде чем ответить, она пересела на один стул дальше от него, укоризненно глядя на совсем не смутившегося лисейца.

- Ну-ну, не нужно ее трогать, - примирительно сказал Альмерион, тот самый пленивший ее эльф. – Она не слишком жалует эту тему.

- А что так? – с отсутствующим тактом пьяного человека спросил полный лисеец.

- Мое зелье не должно было так использоваться, - процедила сквозь зубы Оренна, презрительно глядя на остальных.

- Ну-ка расскажи, как же оно должно было использоваться, - подначил ее лисеец, желавший «всех перебить». На мгновение Ингрид показалось, что Оренна не выдержит, и покинет комнату, но она, вздохнув, начала говорить:

 - Когда ваш король предложил мне создать Инфатис, он подал это так, что он нужен лишь для нескольких случаев. И я ему поверила. Но затем эти несколько доз превратились в десятки, а затем и в сотни, а отказать я уже не могла из-за договоренности между нашими странами, - она замолчала, будто хотела добавить что-то еще, но так ничего и не сказала.

- Да брось, никакой трагедии тут нет, - весело сказал толстяк.

- Ведь это не твоей семье угрожают расправой, - едва слышно произнесла Оренна с изменившимся лицом, не выдержав беспечности собеседников. Видимо, обсуждение этой темы не поощрялось среди эльфов, потому что Реннеаль, младший, схватил ее за руку, будто пытаясь остановить от того, чтобы сказать еще больше. Внезапно, четвертый эльф, от которого Ингрид за все время едва ли слышала несколько слов, подал голос:

- Это бессмертная честь – принести такую непомерную пользу своему королевству.

В компании повисла неловкая тишина, прерываемая только потрескиванием дров в камине. Ситуацию спас все тот же толстяк, который, не теряясь, перевел разговор в другое русло. Но Ингрид уже едва ли их слушала. Она уже знала, что делать.

⸞Ṿ⸞

Сломать замок двери, отделявший ее каморку от комнаты Оренны, оказалось не так уж тяжело. Ингрид усмехнулась, когда дверь приоткрылась, пропуская ее в темную комнату. Она была не удивлена, когда увидела эльфийку, сидевшую в на кровати в тонкой ночнушке, с длинными медовыми волосами, струившимися по плечам, и острым ножом, зажатым в руке.



Morren Aconite

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться