Violet. Вайолет

глава 10 | мужская грудь и ирокез

Я старалась держаться как могла, но мне это плохо удавалось.

  - А что говорят в школе? Это разве нормально, что с нами учится человек с психическим расстройством?
  - В том-то и дело, что у нее нет никакого расстройства. Это ее осознанный выбор и решение. Кристин знает, что она не Сьюзен. Она просто хочет прожить жизнь за нее. Сделав все то, что не успела сделать Сью, так как чувствует себя виноватой в смерти сестры. 
  - Это, вообще, бред какой-то, - я помотала головой, пытаясь вернуть себе ясность мыслей, но это не помогло.
  - Мы с Марком уже привыкли. Да и многие в школе давно свыклись с этим. Сначала было довольно непросто. Директор и учителя были против, но в конце концов они не могли ничего сделать, им оставалось только принять это.
  - Похоже на сюжет из какого-то ужастика. А ты тут при чем? У тебя с ней были какие-то отношения? - я и не заметила, как вопрос сорвался с губ.
  - Не с ней. Я встречался с Сью, - внезапно нахмуренные брови дали мне понять, что сейчас я реально пытаюсь залезть не в свое дело.
  - Прости.

Какое-то время мы сидели молча. 
  - Не сиди на скамейке, она холодная, - его голос вырвал меня из глубокого анализа всего происходящего.
  - Что?
  - Не сиди, говорю, на холодном.
Я поднялась со скамейки, не имея никакого желания с ним препираться.
Но было еще кое-что, о чем я еще не успела спросить его.

  - Хан - это твое настоящее имя?
  - Так меня называла только Сью. Ну а теперь, соответственно, и Кристин.
  - Супер вообще. Вот почему я ничего про тебя не нашла, - я задумчиво уставилась на коробки, к которым мы еще и не притронулись.
  - Ты что гуглила меня? 
Нет, этот парень просто невыносим! Он что опять мне улыбается?
  - Ну и гуглила, ну и что? Нельзя что ли, - я фыркнула и отвернулась. Его улыбка опять выбивала меня из колеи.
Так не пойдет, этот парень определенно плохо на меня влияет.

Коробки были разобраны, но мои мысли все еще нуждались в генеральной уборке. Я совершенно не понимала, как мне нужно вести себя с Кристин-Сьюзен. Притворится, что я не в курсе ее странностей или просто не обращать на это внимания? Еще и этот парень... И как его зовут, вообще, если не Хан?
Я повернулась к нему спросить, но неожиданно для себя запнулась об одну из коробок. Мое неуклюжее тело внезапно ударилось о мужскую грудь, обернутую в мягкую рубашку.

  - Осторожно, - его голос прозвучал где-то в районе моего лба, обдав теплым дыханием.
Глаза я предпочла не поднимать, чтобы не столкнуться с Ханом лицом к лицу. Я резко отстранилась, пробормотав что-то непонятное. Это было странное ощущение, находится с парнем в одном замкнутом пространстве на расстоянии вытянутой руки. Жизнь меня к такому не готовила...
Я все-таки рискнула поднять глаза и встретила его колючий взгляд.

  - Чего злишься? Я не специально же, - мой голос снова приобрел свою обычную интонацию. - Я, между прочим, могла покалечиться!
  - Ой, не придумывай.
  - Я просто хотела спросить, как тебя все-таки зовут? Не могу же я называть тебя... этим именем... ну, которым...ну, ты понял меня, - моя попытка сменить тему была внезапной. Но его лицо было просто истуканским. Ни один его мускул не дрогнул. Он, вообще, человек?
  - Называй меня как хочешь. Это не имеет никакого значения, - он пожал плечами.
  - Ладно, мы уже закончили вроде с этими коробками. Мне пора, - выпалила я поспешно. Слишком уж сильно меня смущала эта ситуация. Со мной определенно что-то творилось и это бесило меня больше всего.

Я выскочила за дверь и сделала глубокий вдох. До автобусной остановки было рукой подать и я почти вприпрыжку добралась до нее. Меня немного трясло и было сложно сосредоточиться. Этот город странно на меня влиял и меня это совершенно не устраивало. Пора было поговорить с мамой.

Я застала маму спящую на диване в обнимку с цветной подушкой. На столике возле дивана был рассыпан попкорн и пара салфеток, что свидетельствовало о том, что мама снова плакала. Видимо фильм был слишком мелодраматичным. Я убралась в гостиной и укрыла маму пледом. Рука сама потянулась и я погладила маму по голове. Она была такой беспомощной и маленькой. Перед глазами пронеслись жуткие картинки в виде разъяренного лица отца, ножа в его руке и мамы, скрюченной на полу в заляпанном кровью халате. 
Я поднялась в комнату и присела на незаправленную кровать. Мое ментальное состояние было в плачевном состоянии. Давненько, я не чувствовала себя паршиво... во всем виноват этот дурацкий переезд.  И зачем нужно было переезжать? Мамино желание начать новую жизнь, после очередного страдальческого расставания с мужчиной, постоянно приводило к одинаковым последствиям. Сначала мама долго плачет, потом долго ругается, потом ищет новую работу в другом городе или даже штате, а потом мы бросаем все и вся и несемся сломя голову навстречу новой жизни. Маминой, но никак не моей. Моя жизнь абсолютной неудачницы не так уж и интересна. Думаю, если когда-нибудь мне придется писать мемуары, то описание займет от силы пару страниц. Я состарюсь в полнейшем одиночестве, меня будут избегать даже кошки. Я буду делать бешенный ирокез и покуривать тонкие сигареты с противным ментоловым ароматом. Эх, придется научиться курить к годам, этак, пятидесяти, а то и раньше. Дома меня будет ждать кресло-качалка и кружка крепкого кофе без сахара.

Яркая картинка, возникшая у меня в голове, казалась такой реальной. 
Мне было настолько лень раздеваться, что я просто стянула с себя шорты, а спортивный бюстгалтер, созданный именно для таких плоскогрудых девиц как я, пришлось вытащить через рукав футболки. Спина коснулась прохладного скомканного одеяла и я расслабилась, закрыв глаза.



Oosminozhka

Отредактировано: 06.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться