Вирус- не найден

Размер шрифта: - +

Глава 1

2160г

За неделю до трагедии

Я проснулся от яркого луча света, просачивающегося сквозь дырку на пыльных шторах. Приподнялся на локтях и увидел частички пыли, летающие по комнате. Надо бы со следующем включением воды помочь Тильде со шторами.

Ей с каждым днём всё труднее заниматься работой по дому. Колени опухают, спина не разгибается, а ей ведь только пятьдесят в следующем месяце будет. Изможденное лицо уже покрывает сеточка морщин, что сейчас XXII веке встречается только у простых людей. Те же, кто проживает в центре и на первых улицах первого кольца, начиная с двадцати лет, вкалывают сыворотку замедляющую старение.

В городе в кресле мэра сидит 20-летний юноша, которому на деле больше полувека, и ни что не выдаёт его возраст, кроме взгляда. А мне не понятно, зачем они все это делают. Вместо того чтобы искать спасения от вируса, они разрабатывают сыворотки омоложения и разные способы продления жизни, которые пока безуспешны.

Я спустил ноги с кровати и обулся в черные ботинки, туго обтягивающие ноги, надел серый комбинезон и белую хлопковую рубаху. Затем спустился на первый этаж, где у плиты вовсю хозяйничала Тильда в таком же сером балахоне. Схватил приготовленный специально для меня сверток и выскочил на улицу.

Отовсюду доносился металлический скрипучий голос ведущего утренних сводок.

— Добрый вечер, жители Эндеры, на часах 6:00, а это значит, пора приниматься за работу! — несменный ведущий мистер Юдин, которого мне всего лишь раз приходилось видеть. Большой дядька, похожий на моржа, монотонно читал доклад, не поднимая голову от бумаг. — На улице солнечная погода, но ближе к вечеру синоптики обещают дождь. Поэтому не забудьте зонтики, и прекрасного рабочего дня!

День уже можно считать прекрасным, если в вечерних новостях не скажут о новых заражениях. Мы живём в Эндере, в одном из городов, успешно сдерживающих вирус, на первой улице Первого-круга у самых стен центра города. Здесь самый богатый район: цветут деревья, у некоторых особо зажиточных даже встречаются огороды с собственноручно выращенным картофелем, морковью и ещё некоторыми видами овощей.

Но даже здесь, за всей мишурой вычурных домов и сытой жизни, чувствуется обреченность народа. На улицах всегда тихо, никто не шумит. Даже от ребятни лет пяти, что нередко выходит во дворы и собирается вместе, не слышно задорного смеха. Они словно взрослые, запертые в маленьком тельце, обсуждают гибель городов. Однажды у меня случился разговор с одним малолетним соседом. Он задал мне невинный вопрос:

— Зачем ты каждый день ходишь в школу?

— Чтобы знать много и когда-нибудь начать лечить людей, — ответил с улыбкой я.

— Но мы же никогда не вырастим. Вирус съест нас.

Проглотив тугой ком, я заставил себя улыбнуться.

— Глупости. Учёные почти нашли лекарство, и ты вырастишь, станешь большим.

— Я бы хотел делать игрушки для детей, чтобы им было весело с ними играть. —

Он смотрел своими маленькими голубыми глазами прямо мне в душу. А я сам не верил в то, что говорил. Почти двадцать лет прошло с момента первого заражения и никто не отыскал лекарство, и на вряд ли когда-нибудь найдут. И чем дальше, тем хуже.

На первом круге лишь на последней третьей улице отчётливо видно все бедственное положение, неказистые домики и уставшие люди. Им ещё достаёт еды и лекарств, но в меньшем количестве. Лишь бы не умереть и продолжить работать. Такой девиз звучит там.

На втором и третьем все хуже. Еды катастрофически мало. На семью из пяти человек на полгода выделяется мешок муки, мешок крупы, пару килограмм картофеля, моркови и лука. Мясо они могут приобрести, за 150 силвер, что для них не подъёмная ноша. И каждый раз им приходится выбирать сохранить сумлы, потратив их на что-то другое, например: купить лекарство или лишнее одеяло, а может, заменить изношенный костюм.

Ужасно. Но, несмотря на тяжёлый труд, за который, казалось бы, должны платить много, платят сущие гроши. За одну смену лишь 50 силвер и не одной больше.

Мужчины, женщины и дети работают вместе, и нет разделения труда на женский и мужской, все работают одинаково. Для детей от 8 до 18 это обычно работа на полях. Они сажают, собирают и ухаживают за урожаем, и тем самым кормят всю Эндеру. Женщины вынуждены в основном трудиться на заводах, а мужчины в карьерах и шахтах, добывая горючие сланцы. Нередко происходят взрывы, обвалы из-за чего семьи теряют кормильцев, оставаясь лишь на ежемесячном пойке государства, которого почти всегда не хватает.

 

Я шёл по площади, где будет выступать мэр. Такие собрания в первом круге не редкость. Обычно их проводят каждое утро и вечер. Только чаще это делают помощники и секретари мэра. Сегодня же с нами будет говорить Сам Нико Макеля. Надеюсь, новости будут хорошие.

Ещё издали я заметил рыжую макушку неунывающего друга. Он вышагивал в своих широких сапогах по узкому бордюру, то и дело спотыкаясь.

<tab>Брайс Роджерс. Один из немногих кого по праву можно назвать настоящим другом.

Он не раз вытаскивал меня из передряги. Впрочем, как и я его. Взять хотя бы тот случай, когда мы ночью в аквапарк пролезли после закрытия. Это был последний день перед закрытием. На его содержание требовалось слишком много воды, которой и так не хватало на орошение полей. Вот мы и решили так "попрощаться", когда все уже разошлись, свет фонарей потух и вода остановилась. Мы пришли. В ту ночь удалось вдоволь наплаваться в ещё полных бассейнах, совершенно не обращая внимания на пронизывающий холод. Лазали по горкам, правда не рискнули катиться на них без воды, все же домой хотелось вернуться целыми и невредимыми.

"Прощались"мы до утра. И лишь с приходом первого работника потихоньку скрылись. Но самое интересное началось позже.



Лидия М

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться