Вишневая ветка

Глава 17. Предупреждение.

После долгих разговоров и уговоров, Эдуард согласился взять с собой Веронику поговорить с Виктором.

На самом деле она и сама толком не знала, что именно хотела услышать. Извинения – так извиняются за случайность, а с его стороны были осознанные и спланированные действия. Вот неплохо бы было узнать откуда у него браслеты и сведения о магии.

И чем больше она думала о произошедшем, тем сильнее уверялась в том, что он никогда к ней хорошо не относился. Скорее, Ника была его планом. Продуманным, проработанным, четко выполненным. Слишком идеального парня он играл. А сам отгонял от нее поклонников, опаивал акитой и пытался как можно скорее присвоить ее. И ведь наверняка действовал не один, а с помощниками. От этой мысли по спине пробежал озноб.

Но пообщаться все же хотелось. Где-то, пусть и совсем глубоко в душе, теплилась надежна, что все не так как кажется. Ну не могла же она так глубоко заблуждаться на его счет. А может просто внутреннее чутье подталкивало ее ко встрече.

Так и поступили. С утра поехали в отделение. Нику, конечно же, одну с ним в комнату никто не пустил. Орлов зашел следом, хотя и устроился в отдалении, у самого входа.

Виктор сидел за столом, опустив голову. При звуке открывающейся двери сразу же поднял ее. По лицу пробежало удивление. Не ожидал увидеть бывшую невесту. Совсем. 

За ними следом вбежал мужчина маленького роста, в костюме, очках и с глубокими залысинами. 

– Все разговоры с клиентом будут проводиться в моем присутствии. 

– Это не допрос, – ухмыльнулся детектив, – всего лишь посещение. 

Вероника всмотрелась в солнечное сплетение этого человека, и ничего не обнаружила. Значит не маг. Он что, пригласил обычного адвоката? Ведь наверняка рассчитывал на то, что в его присутствии ничего магического предъявить не смогут. Вот так тонкий расчет. А она еще надеялась на то, что его поведению найдутся объяснения. 

– Ну, здравствуй, – присела за стол напротив. 

– Что ты здесь забыла? – хмыкнул тот.

– Как грубо. Неужели не рад меня видеть?

– Чего тебе?

– Стараюсь понять. Я до сих пор не хочу верить в то, что можешь быть столь плохим. 

– А этого теперь везде за собой таскать будешь? – кивнул на детектива. – Быстро же, однако, переметнулась. У тебя нынче с ним шашни? Ты хоть знаешь, кто он такой?

– Вот интересно, откуда ты у нас такой осведомленный взялся. Я-то знаю. И нет, у меня с ним не шашни, а трудовой договор. Работаю я на него. 

– Что? – удивление скрыть не успел. – Как работаешь?

Тут Вероника обратила внимание на слабое сиреневое свечение в его груди. Магия, сомнений не было. Проверила силу – ничего, пуст. Неужто под воздействием? И что греха таить, ей хотелось в это верить. Она попросту не могла смириться с существованием того нового неизвестного ей Виктора, совершенно ей незнакомого.

Нет, она не собиралась к нему возвращаться. Но ей было неприятно вспоминать, как сильно она ошиблась, как не разглядела его. Ведь она ему безоговорочно доверяла. Когда-то.

Но сейчас нужно было понять, что именно с ним не так. У нее и опыта то маловато. Да и при адвокате открыто с Эдиком не посоветуешься. Придется добираться до сути самостоятельно.

Но если он под воздействием, почему тогда светится грудь, а не голова? Тут что-то другое.

Вновь перешла на внутренне зрение, проверить еще раз силу. Пуст. Снова выключила его, стремясь как можно лучше разглядеть магию и разобраться, что именно она видит. И не поверила самой себе, когда внезапная идея осенила ее. Шок. Но ошибки быть не может.

– Чего подвисла? – хмыкнул подследственный.

– Почему ты не прошел обряд?

 Шок на лице, и не только у парня. 

– Вы о чем? – поинтересовался адвокат. 

– Он знает, понял. 

– Мой клиент не будет отвечать ни на какие вопросы.

– Мы не на допросе. И он уже большой мальчик, чтобы самостоятельно решать, что можно рассказать и что нет.

– Вы пытаетесь оказать давление. 

– Если только на Вас. А я, если Вы не в курсе, пострадавшая сторона. Как раз та самая бывшая невеста, которую он пытался изнасиловать. Имею право. – и злорадно улыбнулась. И откуда в ней вдруг взялось это? Но, пожалуй, подумает об этом позже. И снова повернулась к Виктору. – Так почему? 

– Я же предупреждал, что знаю больше тебя. – он почти лег на стол, чтобы приблизиться к ней. Продолжил шепотом, чтобы слышала только она. – Думаешь, обезопасила себя?  Нет, и твой "трудовой договор" – на нем сделал особое ударение, кивнув в сторону Эдуарда, – тебя не спасет.

– Так может расскажешь? 

– Ты же понимаешь, что не могу. 

– Скажи, было хоть что-то искреннее в эти три месяца? Или все это лишь игра? 

– А какой ответ хочешь получить? 

– Сложный вопрос. Хочу ответить – правду. Но ловлю себя на мысли, что ищу тебе оправдания. Не можешь ты быть таким ужасным. 



Мила Руана

Отредактировано: 16.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться