Вишня и Никотин

Размер шрифта: - +

Глава 2

Мне нравится подобное начало дня: спокойная музыка тихо играет на фоне пока мы, всей семьей, сидим за столом, наслаждаясь нашим обществом, вкушая еду, которую мать готовит не так часто. Приятное пение птиц слышно через открытую форточку. Глухой шум от вскипятившегося чайника. Сквозь прозрачные занавески сочится яркий, но прохладный луч солнца.

Мир да благодать.

Вот только не сегодня. Только не сейчас. Не в этот раз.

Я медленно пью свой сок, делая маленькие глотки, чтобы продлить свое молчание. Мать и отец опять о чем-то своем щебечут, а остальные, двое молодых людей, сидят напротив, спокойно прося друг друга передать то яблоко, то сахар или тост с джемом.

И теперь словосочетание «семейная идиллия» обрело отвратный для меня смысл, совершенно отталкивающий.

Мой взгляд скользит с Дилана на Зои, но, стоит им поднять глаза на меня, как тут же опускаю лицо, с интересом разглядывая узоры на деревянном столе. Те сейчас искажались в уродливые гримасы, заставляя поперхнуться и начать кашлять.

— Чарли, — мать отвлеклась от разговора с отцом, протягивая мне полотенце. — Не торопись так.

Натягиваю улыбку, сжимая губы в тонкую полоску, принимая её заботу. Невольно смотрю на Зои, которая нехотя жует и проглатывает яблоко. Дилан же, как ни в чем не бывало, продолжает пить кофе, хлопая ладонями по карманам джинсов, после чего смотрит на Зои, кивая, мол: «Сигареты есть?»

Та отчужденно, словно боясь, вздрагивает, моргая своими накрашенными ресницами, качая головой. Парень корчит лицо, закатывая глаза, и удобнее располагается на стуле, вытягивая ноги, отчего случайно касается меня под столом. Я отпрянула, как от огня.

Нет, я всегда сторонилась его. С того самого дня, как отец и мать привели его в наш дом. Я, будучи ребенком, уже не могла понять, каким образом мы «станем родными»? И за все это время ни разу не назвала его «братом», да и вообще не особо говорила с ним.

А вот Зои, как оказывается, очень даже сблизилась с ним.

Перед глазами вновь появилась вчерашняя картина: сестра с задранной по талию юбкой лежит на кровати, большими глазами уставившись на меня, словно увидела того самого Байку. Дилан, ткань футболки которого сжимает сестра. Его расстегнутый ремень, свисающий к ногам Зои…

Меня опять неприятно передернуло, поэтому вновь давлюсь. Все за столом подняли на меня глаза, но смотрели по-разному: мама вздохнула, взглянув на отца, который промолчал, Зои с испугом в глазах, а Дилан прищурился, но тут же прикрыл лицо ладонями, зевая и потирая бледную кожу щек.

Вытираю рот, продолжая дергаться, но поднимаю ладонь, когда мать поднялась, желая постучать мне по спине.

— Спасибо, — бросаю, быстро поднимаясь, чтобы покинуть кухню и поскорее сбежать из этого дома-дурдома. Но нет.

— Чарли, — сестра поднимается, облизывая губы. — Я подвезу тебя, так что подожди.

Я вижу, как Дилан бросил на неё подозрительный взгляд, после чего вновь уставился куда-то в стол, откашлявшись.

— Не стоит, — хочу отказаться, но мать перебивает:

— Так, соглашайся. Пусть тебя катают. Я была бы не против, если бы тебя и домой привозили.

— Чего? — открываю рот от безнадежного положения. — Мам, мне семнадцать.

— Да, но этот факт никак не влияет на то, что ты умудряешься попадать в передряги, — заканчивает спор женщина, махнув рукой. Черт. Этот ее жест значит очень многое. В данной ситуации: «Не спорь с царицей».

Топнула ногой, отворачиваясь, и вышла в коридор, не желая даже смотреть на сестру, которая поспешила за мной, так же молча.

Встаю у зеркала, надевая очки и поправляя цепочку на шее. Зои непринужденно встала рядом, поэтому отхожу, хватая с пола рюкзак. Слышу её тяжелый выдох за спиной.

Что ж, «пущай» мучается. Мне тоже не особо в радость ехать с ней в машине. В замкнутом пространстве, откуда мне не сбежать.

Выхожу на улицу. Стук каблуков. Зои идет за мной следом, размахивая бедрами и поправляя кудри, которые всегда идеально уложены на плечах.

Зои — одна из тех девушек, которая всегда, в любой ситуации, выглядит так, словно только что сошла с обложки журнала. Аж завидно.

Подходим к её машине, припаркованной у калитки дома. Девушка двигалась уже более уверенно, поэтому спокойно открывает дверцу, залезая внутрь. Я мнусь, переступая с ноги на ногу, после чего забираюсь внутрь, бросая рюкзак между ног. Зои блокирует двери, вставляя ключ в зажигание:

— Чарли, — облизывает губы.

Вот. Этого стоило ожидать. Душевная беседа меж сестрами.

Опираюсь локтем на дверцу, убирая волосы со лба.

Хотя, я даже не знаю, что меня больше злит и вызывает внутри какой-то дискомфорт: то, что впервые лицезрела совокупление людей, или то, что этими людьми были Дилан и Зои. Возможно, то и другое.

— Чарли! — сестра повысила голос, видимо, потому что давно пытается дозваться до меня. Перевожу на нее глаза, хмурясь:

— Я слушаю Вас, — знаю, как её раздражает, когда я так разговариваю.

— Я хотела сказать, что ты можешь думать о нас все, что хочешь, — гордо вскинула подбородок, смотря на дорогу. Я секунду хлопаю глазами, пытаясь сообразить, что значат её слова, после чего открываю рот от возмущения:

— Ты нормальная?

Зои напрягается:

— Чарли, это нормально.

— Половые отношения между «братом» и сестрой? — подняла брови, взмахнув руками.

— Уточнение: он нам не родной, — с неким удовольствием произносит, даже не взглянув на меня.

— Он законный брат, Зои, — потираю лицо. — К-какого хрена это вообще было? — начинаю заикаться. — Я могла бы это понять, если бы у тебя не было парня, ведь без «особых» ласк тебе не прожить долго, но у тебя он имеется! — щурю глаза, задумавшись. — И что-то мне подсказывает, что он не один.

— Чарли, — мне не нравится, как она проговаривает мое имя. — Когда ты начнешь жить половой жизнью, — хмурит ярко подчеркнутые брови. — Если начнешь, — добавляет к своей фразе, откашлявшись, ведь я перевела на нее хмурый взгляд. — Ты поймешь, что есть те, с кем тебе хочется быть, проводить время, а есть те, кого ты просто хочешь и все. Это нормально для взрослых.

Я продолжаю смотреть на неё, не веря:

— Тогда я не хочу быть взрослой.

— Поверь, — она усмехается. — Вся наша семья это давно поняла.

Я представляла наш разговор немного иначе: думала, она будет стыдиться, бояться взглянуть на меня, заговорить со мной, а я бы сидела и с отвращением высказывала то, что скопилась за эту ночь внутри меня. Но нет. Все, как обычно: она горда и уверена в себе и своих деяниях, а в меня плюнули парочкой очередных «подстебечек».

— Слушай, я просто прошу тебя забыть и делать вид, словно ничего не было, — чмокает губами.

Я бросаю смешок в ответ:

— Каким раком, простите? Я живу с вами в одном доме. Я пересекаюсь с твоим Диланом каждый день.

— Но вы все равно толком не общаетесь, — ей явно понравилось, как я сказала «твой Дилан». — Ты ничего не теряешь с этого, так ведь?

Щурюсь, задумавшись:

— В общем-то, да. Но…

— Вот и отлично, — отрезает на полуслове, тем самым говоря, что беседа окончена. Я надуваю щеки, сжимая губы, и отворачиваюсь, складывая руки на груди, уставившись в окно.

Зои открывает бардачок машины, роясь там, после чего протягивает блестящий фантик:

— Держи, и успокойся.

Серьезно? Конфетка?

Грубо выхватываю её из рук сестры, вновь смотря в окно. Девушка улыбается:

— Так, мы договорились?

Сжимаю губы.

Все же, это ведь не мое дело. Меня не касается, значит и напрягаться, возмущаться незачем.

Легкий кивок — и прекрасная улыбка Зои становится шире:

— Обожаю тебя, Чарли.

Ворчу, удобнее располагаясь на сидении. Безумие. Как я могу жить спокойно, зная, что в доме творится такая…

Поток моих мыслей замирает. Смотрю на Зои:

— А, если, — запинаюсь. — Что, если родители…

— Не бойся, — у неё, я погляжу, хорошее настроение. — Они не узнают. Тем более, это все не серьезно, — хихикает, вновь пройдясь языком по белым зубам.

Она так делает, когда нервничает.

Хмурюсь, с недоверием смотря на неё, после чего отвожу взгляд, ощущая, что находиться с ней в салоне намного тяжелее, чем раньше.

Интересно, как давно у них это? В голове не укладывается.
 



Паприка Фокс

Отредактировано: 30.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться