Високосный Век

Дочь

           2879 год. Япет, Спутник Сатурна.

      Старик Филипп не спеша отхлебнул из своей кружки остатки, то ли жидкой каши, то ли сильно сгущенного пива. Он в который раз с горечью вспоминал, что такое пойло давали в свое время рабам в Египте. А, что? Очень удобно: те были чуть пьяны, слегка сыты, почти довольны – главное, что никого не тянуло на подвиги, типа революции, свержения власти, борьбы за собственные права. А сейчас этот напиток подают в баре за немалые деньги, и старательской пенсии едва хватает, чтобы наслаждаться им хотя бы раз в неделю. Впору, свергнуть власть, лишь бы снова попасть в рабство и пить это пиво бесплатно. Хотя в этом баре Филиппа готовы были всегда угощать бесплатно. Внимание привлекла возня у барной стойки.

       Анна – русалка Анна – лучший бармен во вселенной – негодовала на очередного пьяного старателя. Мужчина лет сорока, качавший свои права пытался в очередной раз объяснить бедной женщине, что он ничего не должен за напитки. Старатели в этой местности никогда особо не старались выглядеть привлекательно: засаленная спецодежда, борода с запутавшимся мусором, неизвестного происхождения, агрессивный взгляд, характерный для плотных сугубо мужских компаний – все это до самых пяток могло напугать любого редкого туриста на астероиде. Но Зак ко всему прочему в это самое время еще и был безгранично зол, не то от излишне выпитого, не то от его нехватки, поэтому он с каждым словом становился свирепее и краснее.

     – Я «герой из прошлого», – он нарочно использовал фразы, знакомые всем по многочисленным рекламным роликам, которые давно уже не транслировались, – я сделал для человечества то, за что меня должны поить самым лучшим алкоголем в баре бесплатно до самой моей смерти.

          – Ты нарываешься, и слишком громко говоришь, день твоей смерти может настать и сегодня. Таких как ты, как руды за складом, – начала срываться на крик Анна, ее русалочий хвост нервно бился о стеклянную стенку барной стойки;

          – Ты мне не тыч! – крикнул пьяница и хлопнул рядом с Анной по воде, в которую она была погружена наполовину. Парни, стоявшие рядом, как по команде отошли от стойки, и быстро уселись на безопасном расстоянии за столики, выполненные в виде винных бочек. Бочки и скамейки были черными и засаленными, не понятно только, от времени или по задумке хозяина бара, начитавшегося старых книг о пиратах. Он желал сделать свою забегаловку в стиле древней морской таверны. Рон, так его звали, был инвалидом, потерявшим ноги и руку при освоении малых планет за Сатурном. Компенсации ни как не хватило бы на биологические протезы, и поэтому на гроши, которые ему выплатило алчное государство, он купил кусок земли на Япете - спутнике Сатурна и построил бар, а на остатки смог собрать со знакомым механиком механические протезы. Один из них, тот, что был в виде ног и клешней краба, он носил чаще всего, так как это было крайне практично в здешних местах. Вот и теперь мощная клешня, зловеще зазвенев моторами, жестко вцепилась в очередного перепившего посетителя, удерживая его за шею и слегка приподнимая над полом. Старателю пришлось мгновенно протрезветь, и он стал лихорадочно перебирать ногами, что бы удержаться хотя бы на носках ботинок и того гляди не удавиться.

        - Анна, – обратился хозяин бара к барменше, – у тебя с этим уважаемым посетителем возникли какие-то неудобства?

     – Нет! Это молодой человек отдохнул, и уже собирался уходить – испуганно затараторила Анна. Старатель, уже почти задыхаясь, посмотрел в ее сторону и с благодарностью щенка закивал, всецело соглашаясь с барменшей.

       – Это правда? – спросил Рон, чуть ослабив клешню.

      – Правда! – хрипло выговорил старатель, и еще раз кивнув, сильно ударился подбородком об металл клешни. Клешня раскрылась, и «герой из прошлого» героически сбежал из бара. По пути он снес пару скамеек, и чуть, не задел Филиппа, сидевшего в самом углу, возле выхода. Остальные посетители, до этого момента сидевшие тихо, разочарованно выдохнули и вернулись к своим напиткам и негромким беседам. Филипп продолжал спокойно наблюдать за посетителями, и почти уже допил свой напиток, как вдруг в бар вломились четверо буйных и решительных работяг, а за ними вошел недавно сбежавший старатель. Все они были вооружены лазерными горелками - местным рабочим инструментом, но эти были уменьшенными и переделанными, только для того чтобы носить их незаметно за пазухой и применять только с одной целью.

     – Эта баба-рыба должна попросить прощения, Рон! – потребовал самый крепкий в их компании, обращаясь к хозяину забегаловки, настолько уважительно, насколько позволяло его скудное воспитание, – она оскорбила моего кореша.

      – Это не баба-рыба, сопляк! Рольф, Зак, Антон, и вы братья Гривзы, это единственное приличное заведение на астероиде, в которое вам еще позволяют пройти, – спокойным и вкрадчивым голосом, прямо как у правительственного жреца, ответил Рон. Он назвал работяг по именам, не только потому, что знал их как постоянных посетителей, но и, потому что со всеми был знаком лично, а пацанам Гривзам даже когда-то спас их шкуры от Лирианских ищеек. – Если вы меня огорчите, то до конца своих дней будете травиться «Звездной Мочой» где-нибудь в подворотне.



Рэм Гуд

Отредактировано: 27.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться