Високосный Век

Партизаны

1942 г. апрель.

 

Катя вернулась под утро - плохая привычка для молодой девушки. Сначала в землянку вбежал ее волк, оглядев всех своими морозными голубыми глазами, и слегка обнюхав, тявкнул в сторону двери. После чего тихонько вошла и она сама. Видя, что все спят, она бесшумно уселась на ящик, который служил здесь табуреткой. Но на самом деле все лежали, только делая вид, что спят. Первым задала вопрос Ксения:

- Ну как, Катя? Мы тут, все тебя ждем.

- Не все, – поправил Виктор, - мы, например, ждем, когда агенты смогут сами передвигаться.

- Как Борис? - спросила у Ржавого Катя.

- Мозг активен, сигнатура на высоком уровне, химия, которую я ему вколол, работает, но нужно время.

- Что дальше будем делать? – снова включилась в разговор Ксения, обращаясь к Кате.

- Ждать, когда придет в себя Борис, нет времени. Неподалеку окопался партизанский отряд, с ними можно уйти поглубже в тыл к основным частям, а там уже в безопасности, можно и подождать.

- Катя, - я выбрал вопрос, волновавший всех, - ты и партизан знаешь, и нас спасаешь, кто ты, откуда? Какая у тебя миссия?

- К этому вернемся, а сейчас надо договориться, что будете отвечать красноармейцам. Они очень жестко беседуют, особенно, с теми, кто из-за линии фронта пожаловал.

- У тебя есть более-менее подходящая для нас легенда? – спросил я у своего напарника.

- Я сейчас сгенерирую. Москва часто направляла на передовую разведчиков. За одну из таких групп мы все можем сойти, – на несколько секунд Ржавый ушел в себя, и затем обратился к Кате, - У троих наших агентов нет мимиков, можешь помочь с одеждой.

Мы с Ксенией посмотрели друг на друга и на себя. Действительно одежда, что на нас, снятая с убитых нацистов, выглядела ужасно. Отверстия от пуль, большие пятна запекшейся крови, моя же брючина была сильно разорвана, полагаю, клыками волка.

- Вкратце Ржавый рассказал нам нашу вымышленную историю, которую мы как один должны были предъявить, если кто-то из советских офицеров, будет официально нас допрашивать.

- Остальным, - велел Ржавый, - ничего не докладываем, а только отшучиваемся, или жестко пресекаем расспросы.

- Теперь, что касается меня, - Катя, сделав паузу, продолжила, - я, как и вы, агент из нашего с вами мира. Единственная разница, что меня отправили примерно через пятьдесят три года после вас. Мы получили от вас сигнал о помощи.

- сигнал о помощи? Значит кто-то все-таки добрался до летуна. – констатировал Ржавый, - Много прислали агентов?

- Готовились шестеро, отправились только мы с Серым Дедом. Вы можете его называть просто Серым.

- Серый Дед… Интересное имя. – отметил Ржавый, и уже обращаясь к волку уточнил, - вживленное сознание или искусственный интеллект?

- Не твое дело! – с рыком отозвался Серый. И только сейчас до меня дошло, что мы впервые услышали голос волка.

- Понятно, - понимающе, ответил мой напарник.

- Как там живется без нас, как жизнь на моем родном Марсе? – спросил Катю Виктор, чем заставил остальных с недоумением посмотреть на себя.

- Ты забыл четвертое правило? – гневно фыркнула Ксения.

- Как ты нас нашла? – спросил андроид.

- У нас есть база данных со всеми вашими заданиями. Пока я разыскала только вас, и еще двух агентов,- после этих слов Катя запнулась и отвела взгляд.

- Это тех, которых ты хотела спасти в городе? – спросил я.

- Хотела, но не спасла…

- Когда выдвигаемся в тыл? - отводя тему, спросил я.

- Лучше прямо сейчас, - вытирая единственную слезинку, ответила наша спасительница.

Выходя из землянки, я замешкался с мотоциклом, то ли протирая его в который раз, то ли щелкая тумблерами. Дождавшись, когда Катя останется одна, я обернулся и, пристально посмотрев на нее, спросил:

- Кто из нас отправил сигнал на Венеру?

- Ты же понимаешь, что ответив тебе, я нарушу одно из пяти? – Катя задала отрезвляющий вопрос.

- Хорошо. Тогда ответь, что конкретно было в послании?

- Оно было коротким и обрывистым: группа заброски, сороковые годы, задание провалено, выводите нас…

- Текст сигнала не по инструкции, ты что-то не договариваешь…

- Роб, выйди, пожалуйста. Мне нужно переодеться. – Катя явно не хотела продолжать разговор.

- Мне нужно знать, - я не унимался, но рык Серого меня встряхнул, и я вышел, выводя Ржавого из землянки.

- Я думаю, придет время сама расскажет. Не дави на нее, там явно что-то случилось, - многозначительно подытожил мой мотоцикл…

Добравшись до партизан, ожидавших нас в лесу, мы перегрузили Бориса с импровизированных носилок к ним в телегу, запряженную тощей кобылой. Рядом с ним села Ксения, Кате я предложил сесть на Ржавого и они вместе с волком умчались вперед. Остальные в группах по два шли поодаль, сохраняя дистанцию, примерно в тридцать метров. Ополченец, что пошел со мной, оказался очень общительным. По дороге, увидев, что я не очень многословен, Федор, так его звали, решил украсить разговор своими рассказами о родной деревне, о том, что, если б не война, скоро все мужики бы вышли в поле. Закончив рассказывать о себе, стал интересоваться Катей. Спрашивал, мол, откуда мы ее знаем, есть ли у нее жених. Когда, я понял, что сами ребята мало, что о ней могут рассказать, я даже внутренне успокоился. И чтобы прекратить подобные расспросы, я чуть грубовато сказал:

- Жених есть. Я ее жених.

Немного подумав, Федор даже обрадовался:

-Ну и хорошо. Такая девка красивая. А так есть, кому за ней приглядеть. Хотя, кто ее обидит? Я лично видел, как она одного фрица, а он такой бугай был, вот такого одним ударом в каравай покалечила. Ох, и женушка у тебя будет, – с ехидцей улыбаясь, добавил мой собеседник.



Рэм Гуд

Отредактировано: 27.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться