Витаминка

Размер шрифта: - +

6 глава «А говорила, что разучилась смущаться»

 

Ночью Тая спала плохо: несколько раз просыпалась, вертелась. Никак не могла привыкнуть к новому спальному месту, хотя диван был даже удобнее, чем её кровать. В итоге вместо полноценного лямурного сна, ей привиделось три фрагмента, словно вырванных из жизни. Первыми приснилась пожилая пара на скамейке в парке. Они спорили о цене на творог и обсуждали пользу приёма прополиса. Меньше всего они выглядели как пример Истинной любви, но это была именно она, причем выдержанная, словно качественное вино, насыщенная и терпкая. Во втором фрагменте пара подростков впервые занималась сексом на заднем сиденье машины. Их любовь была колючая и незрелая как нераспустившиеся бутоны роз. Под утро, после очередной побудки от ора кошки, Тая увидела фрагмент о супружеской паре. Они ссорились на кухне, подтверждая свои громкие аргументы разбиванием посуды. Осколки летели в разные стороны, плакали оба, причем как-то странно, рывками, будто тонули и боролись за каждый вздох. Конца у ссоры не было, просто в какой-то момент Тая почувствовала, что они убили любовь. Накал страстей сразу спал, они синхронно опустили руки и принялись убирать погром на кухне. Такие сны Тая больше всего не любила. С тех пор как она стала видеть лямурные грёзы, видения о том, как люди отказываются от своей Истинной любви, посещали всего дважды и каждый раз после них Тая была как больная, словно у неё тоже вырвали часть души.

Тая привыкла вставать рано, чтоб успевать перед работой в тренажёрный зал, но сегодня она поднялась ещё раньше. Ей хотелось как-нибудь отблагодарить Игната за то, что он приютил её на время, и все проблемы, связанные с ремонтом, взял на себя. Конечно, он сам поспособствовал потопу, но теперь её старая квартира приоденется в новые обои и ламинат. Стараясь не шуметь, Тая напекла блинов, накрыла их тарелкой и оставила записку: «Шпинат и рукола». Осторожно на цыпочках она пересекла комнату и бросила взгляд на распластавшегося на кровати Игната. Он спал на спине, закрыв лицо согнутой в локте рукой, видимо, прячась от утреннего солнца, остальные конечности широко раскинул на постели, будто пытаясь занять всё возможное пространство. Его серебристые волосы ярко выделялись на чёрной наволочке. Спящий он выглядел мягче и беззащитнее. Под его боком устроилась кошка, прооравшая всю ночь, как баньши[1], а теперь сладко сопящая в такт дыханию нового хозяина.

Взяв велосипед под лестницей на первом этаже, Тая привычно застегнула шлем и выехала на дорогу. Теперь предстояло весь день делать вид, что с Барсом их ничего не связывает. Представив, что бы сказали подруги, если бы узнали, что она живёт в квартире Игната Савельевича, приготовила ему блины и даже видела его голый торс, Тая развеселилась. Они никогда бы не поверили. А если бы и поверили, то уж точно решили бы, что у них был секс. Иначе Игнат Савельевич не умел обращаться с женщинами. Тая нащупала в кармане ключ от квартиры, что вчера дал ей Игнат – осязаемое доказательство того, что её переезд не богатая фантазия, а действительность.

Сегодня на работу Тая не опоздала, даже приехала раньше обычного. Пристёгивая к перилам велосипед, она окинула взглядом парковку: чёрного внедорожника начальника ещё не было. В бухгалтерии царил хаос. Павлина Васильевна сильно опаздывала на работу, и без того хрупкая дисциплина висела на волоске. Катя была рассеяна, а Юля наоборот собрана и, кажется, зла больше обычного. Как бывает после корпоративов, некоторым было стыдно смотреть в лица сослуживцев, потому что обязательно найдется тот, кто снял на телефон моменты бесчестья. Позор Таи никто не запечатлел, кроме её собственной памяти, но от того ей было не легче, поэтому не встретив Матвея, она с облегчением выдохнула.

В отсутствие главного бухгалтера никто не дал Тае задания, и она сама отправилась бродить по кабинетам в поисках работы. Сегодня самой популярной просьбой был кофе во всевозможных вариациях. Пока Тая не устроилась в «Стекляшку» её познания в кофе ограничивались максимум пятью видами этого бодрящего напитка, но теперь она разбиралась не хуже бариста. За полдня она посетила кафе на первом этаже около десяти раз, пока все наконец не взбодрились. Ни Матвея, ни Барса по-прежнему не было, хотя время перевалило за середину дня. Тая носила с собой уже пять конвертов для начальства, но оно не появлялось.

Ближе к четырём Тая проголодалась и направилась в кафе. Она встала в очередь и потянулась за порцией салата, когда сзади подошёл Матвей.

– О, сегодня Греческий? Тоже возьму.

Тая оглянулась и едва успела скрыть замешательство.

– Ещё говорят, сегодня плов очень вкусный.

Матвей продвигался в очереди сзади Таи, нависая над ней тенью. Когда они оба наполнили подносы, мужчина, не спрашивая, уселся за тот же стол, что и она. Тая старательно делала вид, что ничего у озера не произошло, и с удовольствием никогда бы не касалась этой темы, но Матвей сам об этом заговорил.

– Извини за то, что было в пятницу. Я сам удивлён, что так отреагировал.

Тая чувствовала себя ужасно неловко. Зачем это всё озвучивать? И без того неудобная была ситуация, разве не проще сделать вид, что этого не было?

– Всё нормально.

– Нет. Не нормально. Ты мне действительно нравишься, – смущаясь пристального взгляда собеседницы, пробормотал Матвей. – Я только расстался с девушкой. До сих пор кажется, что изменяю ей, даже если просто смотрю на другую.

– Наверное, ты её сильно любил? – отважилась Тая на вопрос и присмотрелась к мужчине внимательнее, пытаясь обнаружить следы разбитого сердца.



Грачева Татьяна

Отредактировано: 24.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться