Витиеватый зайчонок

Размер шрифта: - +

Витиеватый зайчонок

Одним зимним солнечным утром, посреди глубокого дремучего леса, бежал во всю унося лапы, витиеватый зайчонок по имени Смуф. Так его прозвали дикие белки за то что тот постоянно чихал, издавая при этом звук, слышимый как «смф» или «уф». Это были небольшие, короткие чиханья, по четыре, по пять «чихов» за раз. Белки жили на том же дереве что и Смуф, только они прорубили себе дупло почти у верхушки дерева, а Смуф жил у самых корней, где как-то раз пробегая мимо того самого дерева, он заметил небольшую выемку,слегка напоминавшую двери. Он любезно постучался, думая что там вероятно кто-то живёт, но в ответ ему прилетел орех прямо из беличьего дупла. И поскольку белки не могли возразить в силу своей дикости и необразованности, наш зайчонок и поселился в том замечательном дупле. В нём было довольно тепло зимой, и прохладно летом. Шли месяца. Зайчонок постепенно обустраивал своё жилище. Он навёл в нём порядок, соорудил мягкую кровать и повесил на стену картину, которую сам же и нарисовал. По ночам белки грызли свои запасы которые успели насобирать за день и тем самым мешали уснуть Смуфу. Они разгрызали ореховую скорлупу и томно жевали начинку. Их трапеза могла длится часами и звуки исходящие из верхушки, отдавались эхом по всему дереву и казалось будто они жуют прямо у зайчонка под ухом. Конечно, это не могло продолжаться вечность, так как у зайчонка были и другие заботы, например поход на лесопилку. Там он жевал свежие опилки и подглядывал за одной милой зайчихой. И чтобы вовремя подоспеть туда, ему приходилось просыпаться ранним утром, когда солнце еще не всходило и бежать на лесопилку, чтобы тайком подсматривать как ест «она». Смуф был скромным и застенчивым и боялся подойти первым. Он всегда старался держаться как можно дальше и совсем отбегал когда ему хотелось чихнуть. Так продолжалось несколько дней пока Смуф не обнаружил её на лесопилке. Он изрядно волновался и был напуган. Прочесав всю лесопилку, заглянув в каждое дупло и покопавшись в огромной куче опилок, он не нашел её и с грустным видом пошел на её место, где она обычно жевала опилки. Смуф поднял одну, на которой был след от зубов, начал разглядывать её и даже понюхал. И тут, откуда ни возьмись, из за кустов выпрыгивает она и начинает ругать его, как будто тот совершил немыслимое преступление. 
— Ты чего, мои опилки ешь? — Злобно спросила она. — Я тебе покажу как чужой хлеб отбирать! — медленно приближаясь к нему, словно хочет ударить. 
— Извини, я не хотел трогать твои опилки, я лишь искал… — Мне не важно что ты искал, я свои опилки с незнакомыми «зайцами» не делю! — Ответила она и оттолкнула его в сторону. Смуф был в недоумении от происходящего и от греха подальше решил отойти от злобной незнакомки. Но всё же она ему уж больно нравилась и он мельком поглядывал на неё пока та не видела. Прошло еще несколько дней, лесопилка продолжала вырубать лес двигаясь всё дальше и дальше. Смуф вместе с зайчихой плавно двигались за вырубкой пожёвывая за ними опилки. И в какой-то момент опилок стало так много, что им пришлось поделить территорию. Вся лесопилка была выстелена маленькими, сладкими опилками, которые нельзя было есть, а только жевать. А посреди всех этих опилок лежало огромное длинное бревно. 
— Эй, ты! — Окликнула его зайчиха. — Я? — Удивлённо переспросил Смуф. 
— Ты, да, ты! Раз уж ты здесь жуёшь, тогда давай твоя половина опилок с той стороны бревна, а моя с этой. — Хм… — Задумался Смуф, при этом посматривая на обе стороны. — А давай! Вот только мне нужно знать твоё имя, чтобы вдруг если ты случайно залезешь на мою территорию,то я мог бы к тебе обратиться. — Хорошо. Меня зовут Тьхи! — Гордо ответила Тьхи. — Довольно странное имя для зайчихи. А вот меня,(смф) мои родители (уф) назвали в честь(смф) моего пра-пра (смуф) дедушки,имя которого я (смуф)…тно помню, а белки которые (смуф) надо мной, почему-то называют меня «Смуф». Вот…
— Спустя продолжительную паузу, Тьхи громко рассмеялась над тем как Смуф рассказал ей о своём имени. А Смуф сначала замер в оцепенении, так как был очень смущён, ведь не каждый же день приходится разговаривать с зайчихами, а уж тем более не каждый день удаётся с кем нибудь поговорить вообще. Но спустя еще одно мгновение, он понял над чем смеётся Тьхи, или её смех был настолько заразителен что Смуф не устоял. Они смеялись валяясь и барахтаясь в опилках. Их смех был слышен если не по всему лесу, то уж точно во всей лесопилке. Пока все работники ушли на обед, двое проказников не могли умерить свой пыл и веселились какими угодно способами: бросались большими кусками коры как тарелкой для фрисби, прыгали с огромной дробилки в кучу опилок, лепили из опилок снеговика. И в какой-то момент Смуф решается на отважный для него шаг. Задержав слегка дыхание, он произнёс:
—Тьхи, я хотел бы пригласить тебя… — На танцы? — Затейливо спросила Тьхи.
— Нет,нет…Я хотел бы…Тьхи,пригласить тебя на свидание! Ты пойдёшь со мной на свидание,Тьхи?! — Робко спросил Смуф. — Тьхи… — Ответила Тьхи. 
— Это означает «да»? — С трепетом спросил он. — Тьхи! — Кивнула ему Тьхи.
Как же он обрадовался тому, что сама Тьхи согласилась пойти с ним на свидание! Он бежал домой так, как не бежал никогда. Его бег был похож скорее на танец. Он подпрыгивал от одной лишь мысли о завтрашнем дне. Он представлял в своих мыслях как будет гулять с ней, как наступит вечер и они откроют бутылку берёзового сока, сядут у пенька и будут жевать самые сочные опилки. И даже белки удивились его настроению. Оно было через чур загадочным и более чем весёлым. Уж что, а на Смуфа это явно не похоже. Значит что-то случилось, подумали белки и принялись тревожно грызть орехи. 
Наступила ночь. Смуф был сам не свой и всё думал про завтрашнее свидание. 
Он приготовил на завтра свой парадный костюм. Повесил его на крючок и лёг в свою тёплую кровать. И всё бы ничего, но белки в ту ночь странным образом озверели! Они увидав счастливого Смуфа решили что приближается конец света и собрали столько орехов в своём дупле,сколько не собирали за год. Глотая и пожирая орехи прямо со скорлупой, совсем одичавшие белки шумели так, будто их заставляли это делать. Они шипели и давились, оправдывая это тем что выживут в скором апокалипсисе. Они считали что только жирные белки могут выжить в суровых условиях. Естественно Смуф ворочался в своей постели и не мог уснуть. Этот хруст пронизывал всё дерево. Смуф находился в состоянии полудрёма, когда тело думает что не спит, а мозг в это время работает как зеркало. Вот мы и получаем на утро Смуфа который дёргает в такт задними лапами, при этом пожёвывая воображаемые орехи. Кошмар! Солнечный луч разбудил спящего Смуфа. Тот потянулся, зевнул, посмотрел на часы и ужаснулся… Он проспал! Проспал своё первое в жизни свидание! 
Он с диким воплем надел костюм и пулей вылетел из берлоги. В то время как жирные белки сидели в дупле и не могли сомкнуть глаз, в ожидании конца. 
И как же он бежал во всю унося лапы. Для него это было важным событием и он просто не мог такое пропустить! Теперь он бежал так быстро, как не бежал никогда. Еще вчера он весело подпрыгивал в этих краях, а сегодня несётся с бешеной скоростью срезая как можно короче на пути в лесопилку. Его язык болтался, а глаза слезились от ветра. Срезав маршрут в непривычном направлении, Смуф ненароком наступил на зимнюю берлогу одного из медведей. Это стало понятным лишь после того, как позади бегущего Смуфа, доносился недовольный рык. Подбегая к лесопилке, Смуф отчаянно искал «её» глазами. Он добежал до назначенного места встречи и понял что опоздал. 
Её там не было. Он с грустью опустил голову вниз, смотря на их жёванные опилки. Смуф держал в руках ту самую опилку которую хотел подарить Тьхи, ведь она была самой сочной опилкой из тех что он встречал. Он приберёг её для Тьхи. И Смуф чуть было не выронил её, как вдруг та самая опилка исчезла из лапы. Точнее было бы сказать её кто-то выхватил! Растерянный Смуф поднял глаза, обернулся и увидел её! Это была Тьхи,уже во всю жующая сочную опилку.
Она сразу же прильнула в объятья к Смуфу, жуя и почмакивая опилкой. И нежно повисла на его шее, прижавшись к груди. Обрадованный Смуф, обнимает в ответ свою проворную зайчиху. Как оказалось Тьхи тоже проспала и пришла еще позже чем пришел Смуф. И день прошёл так, как они и задумывали. Даже лучше! Они пели песни, танцевали под луной, пили берёзовый сок, грелись у костра и молча сидели в обнимку. А когда оба захотели спать, так как на часах уже было за полночь, Смуф отнёс на лапах Тьхи к себе в берлогу. Он бережно положил её в кроватку, укрыл и тихо лёг рядышком у края. Эта ночь была самой тихой в году. Все белки спали как убитые и не издавали ни единого звука. В то время как Смуф и Тьхи, слегка пробудились от внезапной напасти чиханья. 
И как было удивились белки, когда они услышали прямо перед своими ушами — «смуф» — «тьхи» — «смуф» — «тьхи» — «смуф» — «тьхи»… — Они чихали и смеялись всю ночь, пока белки не могли ни есть ни спать. Вскоре белки приняли единогласное решение съехать на другое дерево. А Смуф и Тьхи поженились и родился у них еще один витиеватый зайчонок по имени Выф!



А.В. Скрупский

Отредактировано: 23.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться