Витязь в медвежьей шкуре

Font size: - +

Глава 21

Глава двадцать первая

 

— Разогревай…

Фу, аж легче стало. Мало ли, мог и передумать с лекцией. Или — что без разницы — совместить. В конце концов, кто Ерема для Фомы, а Фома для Еремы? Вот черт, как же мне совладать с этой отстраненностью? Нет, ну реально — пара средневековых придурков собирается запечь меня, как гуся, а я гляжу на все и лыблюсь, как в кино. Ну так там актер точно знает, что по сценарию дальше, а я какого лешего Мальчиша-Кибальчиша изображаю? Безо всякой почтительности к происходящему… Думай голова, картуз куплю. Это не сон и не розыгрыш…

— А история такая… — барон попытался почесать грудь, но через кольчугу это не принесло ожидаемого результата, и он недовольно поморщился. —  На пограничье жизнь веселая. То оруженосцы какого-нибудь рыцаря, для развлечения на княжеских землях хуторок сожгут или деревушку, то дружинники форпост воинов христовых с дымом пустят. Ну, а ежели на узкой тропе сойдутся, то непременно половину положат… В общем, дело обычное, как и везде между соседями водится. И упоминать не стоило. Но, последний год все изменилось. Только слепому не увидит, что обе стороны к войне готовятся. Да они и тайны из этого не делают. Открыто закупают железо, оружие. Вербуют воинов… Бездоспешную рать обучают… И союзников ищут…

Фон Шварцреген перевел дыхание, и то ли задумавшись, то ли досаждало ему там что-то, опять безуспешно поскреб кольчугу на груди.

— В целом, тут тоже все понятно. Брандербуржцы и другие германские города крестоносцев поддержат вне всякого сомнения. И из других рыцарских орденов и западных стран, с благословения Папы помощь поспеет. А на стороне славян все те князья и племена, которые власть Рима признать не желают, а своим богам молятся.

В том, что пытался объяснить мне барон, для человека из будущего не было ничего нового. И хоть я историю учил не столько по датам, как по приключениям, поэтому даже не стал бы пытаться вспомнить которое из сражений — Грюнвальдская битва* или Ледовое побоище* случилось раньше, — вектор отношений между псами-рыцарями и их соседями по прародителю СЭВ* помнил достаточно отчетливо. Так что слушал я «Шварцнегера» краем уха, усиленно пытаясь придумать хоть какой-то ход или трюк, который смог бы хоть немного улучшить мое положение. Поскольку на прямое сотрудничество с их благородием идти не хотелось.

— Так что единственная сила, которая еще не определилась с выбором: к кому примкнуть… — вещал тем временем барон, — это Жмудь. В общем-то и не сила, если вдуматься. От силы два полка бездоспешной рати. Но, помня притчу о соломинке сломавшей хребет верблюду, никто не хочет, чтобы даже эта малость пришла на помощь его врагу. Поэтому, Папа сулит всяческие блага жмуди — если они примут католичество и встанут на сторону крестоносцев, а князья — пытаются укрепить литовцев в православной вере. И как раз для этого, из Киево-Печерской лавры в храм Рассейнян отправлены мощи святого великомученика Артемия Антиохского…

— А-а, так вот что вы ищете?

Блин, только мощей мне не доставало. Тут сам, того и гляди, к лику великомучеников пристанешь. Но, если все так, то я попал конкретно. Самые беспощадные и кровопролитные войны, в обозримой истории человечества, случались как раз на религиозной почве. И нет хуже палачей, чем слащаворечивые фанатики  святоши, творящие пытки с «Ad maiorem Dei gloriam*» на устах. Два престола наместников божьих сошлись в драке за передел сфер влияния и, соответственно, финансовых потоков — сумму которых мне даже примерно не вообразить, и в этой битве титанов, не то что судьба отдельно взятой личности — а существование целых народов никого не волнует. Смахнут, как крошку с игровой доски. И это я еще себе льщу. Очень по крупному…

— Именно, — кивнул барон. — И до сих пор не могу понять: зачем это тебе нужно? Вы же во Христа не веруете? Так объясни мне, Степан, чем для варвара те, которые кладут крест справа налево, лучше тех — которые крестятся наоборот?

— А есть разница? — я постарался максимально достоверно изобразить заинтересованность в этом вопросе. — Я и не знал…

— Тем более, — обрадовался фон Шварцреген. — Так расскажи мне: где реликвия, и забудем обо всем, как о случайном недоразумении. Ты же не ребенок. Дома, небось, тоже приходилось от вождя незаслуженную взбучку получать?..

— Бывало, — согласился я. — Но я, господин барон, по-прежнему не понимаю: с чего вы решили, будто я к этому причастен?

— Сам подумай… — дернул плечом рыцарь. — От верного человека нам ведомо, когда из Белозерска была отправлена реликвия.

— И что? Кроме обоза Круглея в тот день никто не покидал город?

— Почему… были и другие. Но всех, кто двигался на запад или север, уже проверили… — по тону барона было понятно, что количество душ в православном Раю увеличилось, а потому, отправлять туда еще одну, или нет — для него не вопрос.

— С купцом понятно. И все же — я тут с какого боку.

— Это мы уже обсуждали. Если мощей нет у купца, значит они у того воина, что негласно сопровождает и охраняет обоз. А теперь — ответь: кто помог Круглею отбиться от разбойников?

— Так я этого и не скрывал.

— Этого — нет, а второй раз? Фридрих ведь узнал тебя.

— Он сказал, что похож.

— Похож — это когда есть с кем сравнивать, — ухмыльнулся барон. — А если во всей округе нет ни одного чужака кроме тебя? И ты же не станешь отрицать, что похож на самого себя? Что скажешь?

— Я расскажу… — мысль только что пришедшая мне в голову была не бог весть как умна, но базировалась на древней истине. Если хочешь грамотно соврать, скажи побольше правды. — Но, боюсь, вы мне не поверите. Случившееся со мною, настолько невероятно, что и самому до сих...



Олег Говда

#10139 at Fantasy
#2392 at LitRPG

Text includes: историческое, прошлое

Edited: 03.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: