Витязь. Замок людоеда

Font size: - +

Глава 12

ЧАСТЬ   ВТОРАЯ

 

 

Глава двенадцатая

 

Старый факел то шипел, будто разъяренная кошка, то начинал потрескивать и отплеваться искрами. Видимо лежал где-то на дне ящика и успел отсыреть. От неровного света по стенам и своду подземелья плясали диковинные, причудливые тени, вызывающие в воображении все что угодно. От манящих изгибов женского тела, до уродливых морд демонов подземного мира. И огромная зверюга, шагнувшая из переливающегося всеми цветами Радужного Перехода, стала как бы продолжением игры света.

Во всяком случае, единственный из всего караула бдящий стражник именно так появление чудовища и воспринял. Поэтому тревогу поднимать не стал, а только протер кулаками глаза и потряс головой. Мол, чего не привидится в предрассветный час. И с завистью покосился на дрыхнущих товарищей.

А диковинный зверь, не издав ни звука, но при этом скаля огромную пасть, слегка косолапя двинулся к первой решетке перегораживающей коридор, ведущий к лестнице. Не опускаясь на четвереньки. Как человек или медведь… Если только медведи могут вооружаться дубинами и щитами.

Но даже не оружие в лапах зверя больше всего изумило стражника, а диковинный окрас! Седой, как туман или иней. На него словно пахнуло ледяным ветром из самых глубин Преисподней, — где, как всем ведомо, отпетых грешников истязают не огнем, а хладом. А кто из ныне живущих может быть уверен, что и ему не уготовано там место? Разве только святой понтифик. В добавок к этому, потревоженное пламя факела заколыхалось, а тени пуще прежнего заплясали, заскользили зловещими змеями… Потянулись к людям. 

И поскольку стражник к праведникам явно не принадлежал, то от изумления и испуга, он только икнул, еще раз мотнул головой и перекрестился. 

Прав был Рыжий Лис. Кто станет поднимать тревогу и бежать к комтуру с известием, что в замок проникло неведомое чудище, если собственным глазам и то веры нет?.. Вот и ладушки. На это мы и надеялись.

Еще секунда понадобилась мне, чтобы привыкнуть к неверному освещению и определить более-менее слабое место в преграде. Нет, не в самой решетке. Ее-то как раз выковали на совесть. Может, и не из самого лучшего металла, зато на толщине не экономили. Каждый прут в дюйм не меньше, да еще и закручен в спираль, что делало решетку прочнее, за счет образовавшихся ребер жесткости. Без тарана и в самом деле не вышибить.

Зато каменная кладка стены, в углублениях которой решетка ходит вверх и вниз, кажется, не столь монолитная. Даже издали видны трещины и щели. Во всяком случае, тут у моей дубины больше шансов…

Краем глаза присматривая за стражником, я отставил в сторону специально изготовленный щит из набитых в три слоя дюймовых досок и приступил к работе.

От пробного удара, в который вложил только половину силы, стена заметно вздрогнула, а подземельем пошло гулять эхо, словно от канонады. Я, правда, никогда не слышал никаких других артиллерийских залпов, кроме салютов из китайской пиротехники, но думаю, что это не менее громко. Кнехт даже присел от неожиданности и прижал ладони к ушам.

  Тут и отдыхающая смена начала вскакивать со скамеек, спросонья не в состоянии сообразить, что происходит. Примерно десяток воинов одновременно что-то вопили, хватались друг за дружку, чем только еще больше сбивали с толку единственного из них, кто хотя бы мог попытаться ответить на вопрос: «Что случилось?» 

Приноровившись к отдаче, во второй удар я уже вложился весь… Грохот, как не странно был меньше. Или это уши заложило? Зато, по кладке явно пробежала ломанная «змейка».

Вообразив, что замок рушится, так и не очнувшиеся ото сна стражники, вместо того, чтобы схватиться за оружие, дружно ломанулись наверх.

С одной стороны — это хорошо, отвлекать не будут. А с другой — плохо. Не учли мы воздействие звуковых спецэффектов. Теперь и гонца за подмогой посылать не надо. Еще два-три удара, и сюда сбежится весь замок. Посмотреть на эпицентр землетрясения. Так что курить некогда, надо работать. И я замолотил по стене с удвоенной энергией.

«Пятьдесят семь… Пятьдесят восемь…»

Работая дубиной и поглядывая по сторонам, я не прекращал мысленный отсчет. Поскольку весь план строился на том, что максимум за пять минут я должен либо открыть проход, либо ретироваться. А начиная с «триста один» сквозь переход двинуться основные силы штурмового отряда.

На «шестьдесят два» стена уступила. Да так неожиданно, что я не сумел удержать дубину. Вместе с куском кладки она упала по другую сторону стенки. Впрочем, это уже принципиального значения не имело. Наоборот, оставшись без нее, я перестал молотить камни сослепу, а начал с умом высматривать ослабленные блоки и выворачивать их по порядку.

При счете «восемьдесят шесть» справа от решетки образовалась достаточно широкая щель, чтоб я мог в нее протиснуться, а обыкновенный человек пройти, прикрываясь щитом. Отлично! Если ситуация резко не ухудшится, времени хватает…

Вторую стену я уже рушил более методично, с учетом полученного опыта. И первый камень выбил из кладки всего лишь через тридцать секунд… Но на этом лимит везения, похоже, закончился. Послышался приближающийся топот десятков ног и многоголосый шум. Стража возвращалась. Я еще не мог разобрать отдельных слов, но по интонациях было понятно, что кнехты разъярены не на шутку.

 «Сто тридцать пять!» Вторая брыла вывалилась из стены, предоставив мне возможность пустить в ход руки. Жаль, не сообразил. Надо было помимо дубинки еще и ломик прихватить. Ну так, «знал бы прикуп, жил бы в Сочи».

— Ну-ка, навались! Пошла родимая!.. Эх, дубинушка, ухнем! Эх, родимая сама пойдет…

Ревел я от натуги, естественно, на родном языке, так что явившиеся обратно кнехты, особенно немцы, то бишь «не владеющие внятной речью», вполне могли воспринять старинную песню за боевой клич, или заклинание. Не суть. Главное, что оцепенели они качественно.



Олег Говда

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: