Виват, Драгаш! Молодой король

Пролог

   В эту ночь Янтаребург - столица королевства Катарелия - сиял ослепительнее, чем обычно. Высокие небоскрёбы, простиравшиеся до самого неба, горели яркими огнями: белыми, золотыми, зелёными, розовыми и другими цветами. В воздухе летала странная смесь, состоящая из бензина, алкоголя, женских духов и джазовой музыки. У каждого горожанина, будь он человеком, эльфом или гномом, в эту ночь были свои дела. Кто-то собирался работать до утра, кто-то развлекаться в одном из весёлых джазовых клубов, а кто-то планировал, как обычно, провести ночь в сонном царстве. У всех жителей Янтаребурга были свои дела, но большинство из них не могли даже себе представить, что в эту ночь завершится очередная эпоха. 

   Чем ярче сияла столица, тем мрачнее казался Асеновский дворец, который уже восемьсот лет служил главной резиденцией монархов Катарелии. И дело было не в простой архитектуре этого дворца, который сильно выделялся на фоне небоскрёбов с геометричной и пёстрой роскошью, а в обстановке, царившей в этом месте уже несколько дней. 

   Королю Томасу XIV Драгаш совсем недавно исполнилось сорок лет. И казалось, что впереди у этого монарха долгие годы жизни и правления, однако судьба распорядилась иначе. После празднования королевского юбилея состояние короля начало медленно, но верно ухудшаться. Всё начиналось с лёгкой каждодневной слабости, которую списывали на переутомление от государственных дел, затем появилась отдышка, зрение становилось хуже, волосы начали сидеть, а сердце стало хуже работать. Его величество постарел за несколько дней. Придворные медики без сомнений поставили диагноз: сидром преждевременного старения организма. И хоть лекари старались быть оптимистичны, но всем был очевиден исход в ближайшее время. 

   В этот день состояние короля резко ухудшилось. Вокруг его постели бегали медики и прислуга. Рядом до самого вечера сидела его супруга. Некоторые обитатели Асенского дворца возмущены (не в открытую, конечно) тем, что тридцатидвухлетняя королева Матильда была одета в чёрное платье-чехол с заниженной талией. 

“Король ещё не умер, а она уже в траур облачилась” - думали они. 

   Женщина практический целый день сидела у изголовья супруга, иногда позволяя себе, взглянуть на большое зеркало, дабы поправить свою волнистую короткую стрижку или же проверить свой макияж. Она, наверное, просидела бы с ним до конца, если бы к вечеру к ней подбежала гномиха-няня и сообщила о том, что дети хотят её увидеть. 

   Стоило королеве уйти, как к больному королю подошёл премьер-министр и давний друг Его величества - Филипп Войнович. Высокий, крепкий мужчина, чьё лицо украшали шрамы, а зелёный мундир голубая орденская лента, проводил Матильду подозрительным взглядом. После Филипп сел рядом с умирающим королём. Почувствовав присутствие друга, Томас впервые за несколько часов открыл глаза.  

- Ф-фи... - прохрипел умирающий.  

- Да, мой король!  

- Льюис... Он должен знать... Хрустальные павильон... 

   Премьер-министр недоуменного взглянул на короля, однако сил на то, чтобы добавить что-то внятное у него уже не хватило. Томас, начав бормотать, закрыл глаза.  

- Эй, ты! - Филипп обратился к светлому эльфу, который занимался лечением короля, - Делай что-нибудь! 

Целитель поспешил приготовить снадобье, которое должно было помочь Томасу снова прийти в сознание. 

 

*** 

   Матильда вместе с няней пришла в покои детей. Тринадцатилетние близняшки: принцесса Дария и принцесса Эна, - играли с крошечной феей, являвшейся второй няней, которая летала вокруг девочек, представлявших из себя маленькие копии своей матери. Такой же копией был и шестилетний принц Томас, развлекавшийся с игрушечной железной дорогой. Увидев мать, дети тут же кинулись ей в объятья.  

- Мои орлята. - прошептала Матильда, поцеловав каждого в макушку.  

- Мамочка, - проскулила Эна, - Папа ведь поправится?  

- Мы так по нему скучаем! - Дария была готова разреветься.  

- Моё солнышко, нам нельзя плакать. - королева пальцем вытерла слезу со щеки дочери.  

- Мама, - Томас протянул руки, - Давай пойдём к нему? Он нас увидит и тут же поправится. 

   Взгляд Матильды начал растеряно метаться из угла в угол. Затем она обратилась к няням, чтобы те готовили детей ко сну. После королева, словно буря, пролетела к своим покоям. Оглядевшись по сторонам, женщина достала из ящика своего рабочего стола зеркало в золотой раме. Матильда произнесла низким голосом: “Очнись!”, - после чего в отражение появилось бледнолицее женское лицо.  

- Слушаю, моя королева. - произнесло отражение.  

- Свяжи меня с герцогом Ковалевским. 

   После этого приказа отражение на краткий миг наполнилось дымом, которое вскоре исчезло, и Матильда увидела молодого человека с ярко-янтарными глазами в кошачьем разрезе.  

- Моя королева. - герцог склонил голову, - Как я понимаю, ситуация близка к финалу.  

- Да! - женщина начала нервно дышать, - Пора принимать меры!  

- Ваше величество, вы уверены? Эта затея очень рискованная.  

- Артур, как только этот щенок Льюис взойдёт на трон, меня тут же прикажут выслать. И жизнь моего сына будет на грани. 

- Я вас понял. - Артур улыбнулся, - Не волнуйтесь, моя королева. Принц Льюис и Принцессе Елена не доедут до Янтаребурга. 

 

*** 

   У дверей покоев короля к полуночи столпились практически все обитатели Асеновского дворца. Их взволнованные сердца бились в унисон. Все знали исход, но каждый продолжал молится своим богам о чуде. 

   И вот из покоев вышел Филипп. По его мрачному лицу окружающие поняли всё, однако они ждали официального заявления.  

- Его Величество король Томас пару минут назад... - мужчина нервно взглотнул, - Скончался. Да будет справедливо к нему Троебожие. 

   Весь коридор охватили испуганные возгласы, как будто смерть короля стала большой неожиданностью. Не собираясь слушать перешёптывание прислуги, Филипп солдатским шагом поспешил в уборную. Закрыв за собой дверь, мужчина достал из кармана брюк маленькое треугольное зеркальце. После приказа пробуждение в отражение появилось мужское лицо.  



Иса Браус

Отредактировано: 02.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться