Византийский детектив

Пролог

Пролог

 

В год 988, ранним февральским утром, когда  ветер  с Босфора до краев наполняет город влажным стылым воздухом,  в стену одной из  хибар знаменитых константинопольских трущоб, что вплотную примыкают к Большому императорскому дворцу, вдруг постучали...

-Войди, коли не шутишь, -  отозвался хозяин хибары - стриженный наголо мужчина с короткой шеей и могучими плечами.  На нем была  толстая шерстяная туника,  подпоясанная широким наборным  поясом, и длинные штаны-чулки.  На ногах - мягкие кожаные башмаки без каблуков  - излюбленная обувь воров и наемных убийц.

Он как раз завтракал,  сидя на невысоком топчане, застеленном грязным матрасом.  Из многочисленных прорех матраса торчала почерневшая солома. У ног бритоголового  стояла глиняная тарелка с  сыром и оливками.

Откинулся закрывающий вход полог и на земляной пол ступила закутанная в плащ фигура.  Глубокий капюшон скрывал лицо вошедшего.  Виден был только  гладкий подбородок и кончик тонкого носа.

От порыва воздуха зло затрещало в стоящей в углу жаровне и над закопченным краем  ее взвились красные язычки пламени.

-Кто ты и что тебе надо?  - сказал хозяин, поворачивая к гостю обезображенной шрамом лицо.  Глаза его недобро сощурились.   В руке, как бы невзначай, сверкнул  длинный чуть изогнутый нож, которым он ловко наколол с  тарелки  оливку и отправил себе в рот.

-Я ищу Феофила по прозвищу Макелла (Мясник), - ответствовал вошедший.

И хотя сказано это было нарочито грубым голосом, хозяин хижины сразу же смекнул , что перед ним стоит либо совсем молодой юноша, либо женщина, пытающаяся выдать себя за мужчину.

-Считай, что ты его уже нашел.   Зачем? - спросил он и, выплюнув на пол косточку, ткнул ножом в очередную оливку.

-Макелла, некая известная тебе персона желает получить обещанное,  - торопливо сказал вошедший и выпростал из-под плаща тонкую руку.  В полумраке хибары блеснул золотой браслет, выполненный в виде растянувшегося в прыжке льва.

Нож с оливкой замер  у самого рта бритоголового.

-Говори, что нужно...

-Нужны твоя сила и...нож…

-Когда?

-Прямо сейчас.  Идем со мной…Времени мало, но плата будет щедрой...

Отправив оливку в рот, Макелла  медленно поднялся со своего места, оказавшись почти на голову выше гостя, и сказал:

-Подожди меня снаружи, я быстро.

Гость с явным облегчением повиновался, а хозяин, огладив голову широкой ладонью, проверил пальцем остроту ножа, довольно цыкнул и сунул его в висящие на поясе ножны.  Затем нагнулся к  стоящему рядом с топчаном кувшину, сделал долгий глоток, а остатки вылил в жаровню.  Угли в ней  яростно зашипели и  хибара наполнилась горячим паром и дымом.  

Накинув на плечи плащ,  Макелла вышел прочь..

-Веди,  - бросил он своему  визитеру и тот торопливо зашагал вверх по кривой грязной улочке по направлению к императорскому дворцу.

В это час трущобы были пустынны, если не считать ободранных крыс, деловито снующих меж мусорных куч.  По настоящему жизнь здесь начинала кипеть лишь ночью, когда сюда на самое дно Великого города со всех константинопольских рынков, портов и церквей  возвращались ее разномастные обитатели: нищие, шарлатаны-целители, предсказатели,   проститутки...

”Скорее всего женщина,  - думал  Макелла, буравя взглядом спину проводника. -  Шаг  больно легкий, да и шейка, наверняка, тонкая как у цыпленка.  Свернуть ее, раз плюнуть.  Или  все таки юноша? “

А тот, словно угадав его мысли, резко ускорил шаг.  Макелла спросил, догоняя:

-Эй,  а как ты меня нашел-то?

-Ты же сам говорил когда-то тому,  кто послал меня к тебе, что  за один нумий, любой  мальчишка-нищий у Святой Софии  покажет дорогу к твоей хижине…

-Верно, говорил,  - усмехнулся  Макелла, а про себя подумал: “ Нет, скорее всего женщина”....  

Впрочем сейчас  это было не важно.  Важно было то, что у него, наконец, появился шанс отплатить тому, кто когда-то спас его от топора палача.  К тому же, если он не ослышался, ему обещали за это еще и деньги.  А от денег Макелла никогда не отказывался.

Так они шли некоторое время, пока путь им не преградила  стена, что опоясывала Большой  императорский дворец гигантским кольцом.  

По слухам, эту  стену  день и ночь охраняли лучники из императорской гвардии, имеющие приказ стрелять в любого, кто осмелится на нее забраться.  А как они стреляют Макелла видел лично на одном из городских праздников: со ста метров лучники легко поразили все мишени, среди которых, между прочим был, и серебряный милиарисий.   Причем, из тридцати, присутствующих на празднестве воинов, промахнулся только один.  И то сразу же исправился, поразив мишень второй стрелой.  К вящему восторгу толпы...

У стены проводник  решительно повернул вправо и продолжил путь уже вдоль нее, пока трущобы не остались, наконец, позади.  Пройдя еще немного он вдруг остановился, отступил от нее  и завертел головой, в поисках ему одному приметных знаков, а затем, с усилием  нажал на что-то в стене.   В плотной каменной кладке вдруг ясно проступили контуры небольшой  расположенной почти у самой земли двери…

“Потайная калитка,” - понял Макелла.

И вот они внутри Большого дворца, вернее в его саду, до поры  объятом зимним сном.  

-Запоминай обратную дорогу - это твой путь назад, - сказал  визитер уже без прежней робости в голосе. - Потайной ход открывается здесь…



Владимир Порутчиков

Отредактировано: 29.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться