Византийский детектив

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2  

Испокон веков  императоры ромейские любили потрясать гостей своими богатствами и рукотворным чудесами.

И было чем.  Чего стоил только золотой подвешенный на цепи трон, который по мановению руки императора неспешно поднимался над головами присутствующих чуть ли не к самому куполу парадной залы или рычащие механические львы по обе стороны этого трона.

Но в этот раз  не было поднимающегося к  небесам золотого трона базилевса.  Не было львов.  Да и как потрясать тех, кто прибыл спасать  самих императоров от великих потрясений.  

В общем, встречали  тавроскифов в Большом императорском дворце с уважением, но без излишней роскоши.  Но все равно впечатление на варваров произвели. Да и как не произвести, если большинство суровых северных воев впервые в жизни видели такой огромный город, где почти каждое здание было размером с терем их Великого князя.   

Русов поражало здесь  все:  и жилые дома в три и более этажей  и церкви под огромными куполами,  и широкие мощеные белым камнем улицы,  и даже зима, которую и зимой то назвать по- настоящему нельзя.  Ни снега тебе,  ни настоящего мороза.  И на многих деревьях зеленеют листья.

Кое-кто даже начинал шептаться:

-Видно и вправду велик их Бог, не то что наши деревянные - посконные. Не боги - истуканы.   А тут...

-Да как ты можешь сомневаться в родной вере?!  Предки верили, берегли, а ты греческому богу продать все хочешь.  Их  бог - бог торгашей, а не воинов..  На деньгах торговых-то все это богатство-то и построили.

-А как же наши киевские христиане?

- А нашим отступникам мы еще, видит Перун, огненного петуха- то пустим...

Вечером того же дня в честь прибывших  давали ужин.

Огромный  Т - образный стол был накрыт в другой менее парадной, но тоже поражающей своим убранством  и роскошью зале, которую освещали три подвешенные на цепях позолоченные люстры. Каждая на свечей на тридцать, не меньше.  Полы устилали толстые персидские ковры, что глушили шаги снующих вокруг стола слуг.  Стены, и высокий потолок украшали разнообразные мозаики.  И все на гастрономическую тему.  Тут были и рыбы,  изрыгающие из своих пастей вино и груды мясных жареных туш, и фрукты переполняющие высокие блюда на тонких ножках...

-Гляди, как искусно -то сделано - прямо как настоящие, - удивленно качали головами приглашенные на пир варвары.

В специальной нише рядом с пирующими на невысоком помосте располагались музыканты.   Вместо стульев сидели по-восточному - на диванах.   Император со своим со-правителем братом Константином расположились во главе стола,  ломившегося от подаваемых на золотых блюдах яств.  

А подавали вот что: артишоки с белым соусом, жареные свиные ножки, рыбу, тушеную в вине,  нежную розовую ветчину, печенье,   а также свежие, моченые,  тушеные и сушеные фрукты. Ну а вина и без счета.

Десяток приглашенным на пир варварских  военачальников во главе с воеводой Яромиром сидели пускай и в конце стола, но по правую руку от императоров, что само по себе  уже считалось огромной честью.  По левую  восседали  мать и сестра императоров, ближайшие вельможи и царедворцы.  Остальные гости,  располагались за столом в прямой  зависимости от своего статуса и важности.

К Василию впервые за многие дни вернулось хорошее расположение духа.  Взгляд его, обращенный на гостей, точился приязнью.

-Я слышал ты отказал горожанам в проведении бегов на ипподроме? -наклонился к нему Константин.   Его лицо заметно  покраснело от выпитого вина.

-Да, отказал, - сухо бросил Василий, недовольный тем, что кто-то осмеливается подвергать сомнению его решения, пускай даже любимый брат.

-Зря, в смутные времена народу как никогда нужны праздники.

-Быть может ты и прав.  Я подумаю, над твоими словами, брат.

-Подумай, - усмехнулся Константин и отхлебнул из кубка изрядно.

-А вот та танцовщица-армяночка хорошенькая, не  находишь?- сказал вдруг он.

Эти внезапные переходы Константина от одного предмета беседы к другому обычно всегда раздражали Василия, но теперь он даже был рад, что тот переменил тему.

Василий проследил взгляд брата.  Рядом со столом извивалась в танце темнооокая черноволосая девушка.   Монетки нашитые на ее костюм и тяжелый наборный пояс нежно позвякивали в такт ее движений.

-Мне кажется я знаю, кто разделит с тобой сегодня ложе, - усмехнулся Василий,  но наткнувшись на страдающий взгляд сестры, осекся.

Свадьба Анны с князем русов  была той ценой, которую пришлось заплатить за военную помощь варваров.   

Мать,  когда узнала об этом,  пришла в неистовство.

-Чтобы рожденную в Пурпурной спальне отдать за какого-то нечесаного тавроскифа? Никогда такого еще в земле нашей не бывало и  не будет!

-Не такой уж он и нечесаный.   И по рассказам послов - хорош собой, - попытался смягчить мать и сестру  Василий.  

Но куда там.  Сестра вспыхнула и ушла сразу к себе, а мать так и вовсе  не разговаривала с ним целую седьмицу...

Сейчас, столкнувшись взглядами с Анной,  Василий улыбкой хотел скрыть охватившую его неловкость. Сестру он любил и хотел ей добра, но обстоятельства, будь они не ладны, диктовали свои условия.  Трон шатается.  Фока вот вот подойдет к городу.  Тут не только с русами,  с самим чертом кажется пойдешь на сделку.

Мать и дочь почти ничего не ели, но в отличии от Феофаны, сидевшей подчеркнуто отстраненно, Анна то и дело бросала взоры на шумных,  все  больше хмелеющих варваров.  Она рассматривала их с каким-то пугливым интересом. Такой взгляд, помнится, бывал у сестры  во время посещения зверинца  Большого дворца.



Владимир Порутчиков

Отредактировано: 29.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться