Визирь светлейшего монарха

Размер шрифта: - +

Часть 3. Подозрительная

Но всё оказалось не так уж и плохо. Вадик придумал себе лекарство от паники — сердобольные стюардессы разве что на коленках его не качали, тетешкаясь с ним как с младенцем. В мадридском аэропорту он уже выглядел радостным и бодрым, — этакий ковбой в поисках золотого клондайка. До тех пор, пока не…

Впрочем, обо всё по порядку.

— Глянь-ка туда! Видишь его? Да не оборачивайся! Вон тот тип, в голубой рубашке, — жарко зашептал мне Вадим прямо в ухо.

Я поморщился:

— И чё?

— Он нас преследует. Уже третья пересадка!

— Тебе показалось, — я посмотрел на полного мужчину средних лет в светлой рубашке и серых брюках. — Просто у него внешность такая… незапоминающаяся. Вон, смотри, ещё один тип в рубашке и брюках, и выглядит так же.

— Ни фига, у меня зоркий глаз и феноменальная память! Отвечаю, он летит в Болия-Лимению, — нервничал приятель. — И вид у него такой довольный. Предвкушает, собака.

Вадик сердито нахохлился и принялся раскачиваться взад-вперед, соображая, что теперь делать. Когда он начал выдергивать волоски из бровей — ритмично, в такт своим движениям, — сидевшая рядом женщина, с лицом фрау, тревожно покосилась на нас. Я пихнул приятеля локтём, чтоб привести его в чувство до того, как он лишится бровей.

— Не мешай мне думать, — недовольно пробурчал он.

Мне стало скучно. Кинув по привычке пару десятков селфи в инстик, я сходил в кафе, где взял вегетарианскую пиццу, зелёный чай и рисовое молоко.

— Как ты это жрёшь?! — возмутился сосед, но половину пиццы умял мигом — ещё и залпом выпил мой чай.

Насытившись, он обрёл способность делать выводы и озвучил свои мысли. Вадик предложил вывести соперника из игры. Хотя бы на время, чтобы опередить. Мы-то путешествуем вслепую, а у того, может, на руках есть карта, и он точно знает, где спрятан «клад», то есть Болия-Лимения.

Я, естественно, сомневался, что мужик в теме, но чем чёрт не шутит? Визирь должен быть предусмотрительным. В каких-то ситуациях можно и на воду дунуть, если она похожа на молоко.

— Надо задержать его, чтобы он пропустил свой рейс, и отобрать у него карту, — постановил Вадик, и я с ним согласился.

— Мы сопрём у него чемодан и паспорт. В чемодане карта, а без паспорта его не пустят на борт.

— Точно! — обрадовался наследный принц. — Но как? Везде понатыканы видеокамеры.

Я призадумался. Надо сделать так, чтобы нас не опознали.

— Пошли в дютик, — скомандовал я. — За экипировкой.

В дютике у Вадика случился новый стресс. Он бродил от стойки к стойке, перебирал вещи и причитал, что двести евро за кусок тряпки — это пипец, как дорого: «В переходе то же самое по двести рублей, буржуи с жиру бесятся, кто вообще это покупает». Молча щупая ткань, я разглядывал этикетки и прикидывал кредитный лимит. Пока Вадик завывал где-то в недрах магазина, я отнёс на кассу две рубашки из стопроцентного модала, уютную толстовку без намека на полиэстер и белые парусиновые кеды.

— Фигасе, экипировка! — Вадик вытаращился на чек так, словно это была дарственная на алмазный прииск. — Ты чё, сдурел?!

— Я себе, — скромно признался я. — Экипировку пойдём покупать в другой зал.

И повёл Вадика в соседний магазин, где товарные этикетки ярко подмигивали скидками. Там-то мы и прибарахлились. Бесформенные свитера, широкие штаны, спортивные шапки — переодевшись в туалете, мы надергали бумажных салфеток и напихали себе за щёки. Теперь наши лица напоминали хомячьи физиономии. То, что надо! Не узнать. Где-то час мы блуждали по коридорам аэропорта, заметая следы — на тот случай, если записи с видеокамер решат прокрутить назад.

А потом приступили к основной части операции. Подлый соперник обнаружился там же, где мы его и оставили — отдыхал в кресле с книгой в руках. Четырёхколесный чемодан стоял рядом. Документы, по всей видимости, прятались в сумке, которая возлежала у типа на пузе.

— Он же нас увидит, — хмуро догадался Вадик. — Как мы укатим из-под носа чемодан?

— Не знаю. Ты гипнозом не владеешь?

— Нет.

— Облом.

Мы сели неподалеку и уставились, не мигая, на жертву. Неожиданно мне пришла в голову идея, и я зашептал, воображая, что направляю в сторону мужика мощные потоки внутренней энергии:

— Твои веки тяжелеют, тебе хочется спать… Ты не можешь сопротивляться сладкой неге, которая охватывает твоё тело… Ты чувствуешь, как по нему разливается блаженное спокойствие… Твои глаза закрываются….

— Ого! — воскликнул Вадик. — Откуда ты такие слова знаешь?

— Иногда медитирую, — снисходительно пояснил я. — Помогает расслабиться и настроиться на связь с Вселенной. Самогипноз и аффирмации в сочетании с визуализацией творят чудеса.



Юлия Черкасова

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться