Вкус музыки: Ванильный

Размер шрифта: - +

08.05

Наша прогулка по Сяншаню продолжалась еще три часа, во время которых меня часто доносили на руках до ближайших скамеечек, когда я уставала. И несколько раз хорошо делала вид, что уставала.

– Спасибо за чудо, – искренне поблагодарила я Игоря, когда мы, наконец, вышли из парка.

– Я всё готов сделать ради твоей улыбки.

– Всё-всё?

– В разумных пределах, принцесса, – улыбнулся брюнет.

– Поцелуй меня, – кокетливо посмотрела я на него. Ожидание прикосновения его губ становилось всё невыносимее.

Он облокотился на мотоцикл, обнял и потянул меня на себя, вынуждая упереться руками в его плечи, и прислонился лбом к моему лбу, глядя мне в глаза и улыбаясь.

– Не могла загадать ничего полегче? – и поцеловал меня.

Я судорожно вздохнула, чувствуя, как тело отозвалось дрожью на его прикосновения. Игорю позвонили, но он проигнорировал звонок, притягивая меня ещё ближе и зарываясь одной рукой в мои волосы. Он легко потянул меня за них, шепотом спросив, не больно ли мне. После моего отрицательного писка он начал целовать мою шею, вызывая во мне смесь желания и наслаждения. Не выдержав, я тихо застонала.

– Всё-всё, милая, достаточно, – тяжело дыша, отстранился он. – От издаваемых тобой сладких звуков я потеряю контроль прямо здесь.

Я захихикала и крепче обняла его, коротко целуя.

– Что смешного? – недоумённо спросил Игорь.

– Ты такой серьёзный, как будто речь идёт о покорении мира.

– Речь идёт о завоевании доверия девушки, так что имею право.

Я закатила глаза и отвернулась от него, сказав:

– Поехали. Куда – решать тебе, Королёв.

Разбуженное желание ворочалось во мне, как изголодавшийся зверёк, и мне оставалось только надеяться, что оно заснёт или этот парень, незаметно занявший так много места в моей жизни, немного утолит его голод хотя бы поцелуями.

– Тебе понравится, что я решил, – прокричал он мне, выруливая на магистраль.

У отеля мы были через пятнадцать минут. Бросив мотоцикл на подземной парковке, Игорь подхватил меня на руки и понёс по лестнице на первый этаж.

Бережно опустив меня на кушетку в метре от ресепшена, он задержался около стойки не больше, чем на пять минут, вернувшись ко мне с добытым ключом-картой. Брюнет вручил его мне и, снова взяв меня на руки, направился в лифт.

Едва мы поехали вверх, как я оказалась прижата к стене лифта яростным поцелуем, а по моему бедру скользила вверх тёплая рука, поднимая юбку, и прекратила движение за секунду до нашего прибытия на этаж.

Как только двери открылись, он поднял меня таким образом, что мне пришлось обвить его ногами за талию и положить руки на его плечи. Посмотрев, в какой стороне наш номер, Игорь преодолел расстояние в несколько шагов.

– Приложи ключ к замку, детка, – сказал он, целуя мою шею и опускаясь ниже в вырез блузки.

Дрожащей рукой я отперла дверь. Игорь оторвался от меня, чтобы пройти несколько метров до постели и рухнуть на неё, подминая меня своим весом, обсыпая поцелуями и жаркими прикосновениями. Из моей груди то и дело вырывались стоны наслаждения: никогда бы не подумала, что можно так хорошо себя чувствовать от таких простых вещей.

В какой-то момент в комнате стало слишком жарко. Настолько, что мы были вынуждены избавиться от мешающей нам охладиться одежды. Совместными усилиями мы охлаждались и заново сгорали в пламени до самого утра.

 

***

Когда я проснулась, Игорь уже не спал, что-то читал в телефоне.

– Доброе утро, – пробормотала я, сонно щурясь от дневного света.

– Доброе утро, принцесса, – брюнет нагнулся и чмокнул меня в щеку, – Как спалось?

– Прекрасно. А тебе?

– Хорошо, – он помолчал и добавил, крутя в руках телефон: – Сейчас ты на меня рассердишься, но вчера в ресторане был суп не из акулы.

Я приподняла бровь, мол, какая разница, из чего суп и почему я должна сердиться?

– Я… Это был суп из ласточкиных гнёзд.

Должно быть, на моём лице читалось выражение «что ещё глупого ты можешь сказать в наше первое утро вместе?» или «правду говорят, что мужчины тупеют, когда влюблены?», поэтому он продолжил:

– Я пробовал его очень давно, поэтому узнал вкус только когда мы начали его есть.

Мои брови, наверное, путешествовали по затылку от удивления и непонимания такой темы для разговора с самого утра, даже не за завтраком.

– Он считается афродизиаком, я только что прочитал это.

– О, – вырвался у меня облегчённый выдох понимания. – И что?

Он обернулся ко мне, пытаясь уловить что-то другое на моем лице.

– Ты не жалеешь? – прямо спросил синеглазый после недолгого изучения меня. – Все-таки это было не по твоей воле и...

Я вспомнила ночь и отрицательно помотала головой.

– Нет. Если бы я не хотела, чтобы всё произошло, то сдержалась бы даже с афродизиаком. Наверное. Я хотела этого, поэтому не забивай себе голову.

Видя, что я его не убедила, я вздохнула, садясь на кровати, и продолжила, водя ладонями по его спине:

– Игорь, я жалею, вернее, жалела, о прошлых отношениях. Но об отношениях с тобой, ни о какой их части, я не жалею, пока мы вместе и пока ты делаешь меня безумно счастливой. Я пожалею только в том случае, если ты разобьёшь мне сердце. 



Катарина Каррас

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться