Вкус музыки: Ванильный

Размер шрифта: - +

17.06 и 23.06

         ***

Все хорошее рано или поздно заканчивается и по возвращении из Китая наступила сессия. Наши одногруппники уже успели сдать один зачёт, пока мы были в отъезде, поэтому нам пришлось ловить преподавателя в другом корпусе.

- Молодые люди, где же вы были в день зачёта? - недовольно сказал Аристарх Прокофьевич, поправляя очки и пристально оглядывая нашу группку из двух парней и двух девушек. - Сейчас вы отнимаете мое личное время и с чего я должен его тратить на вас?

- Аристарх Прокофьевич, простите нас, - затараторила я, - я очень сильно болела гриппом, а они за мной ухаживали, так как я живу одна.

- Все сразу? - недоверчиво спросил он.

Я закивала, а преподаватель хмыкнул.

- Ну и отношение к учебе у современной молодёжи, - ворчал он, - Никакого уважения к преподавателям. Ладно, давайте сюда зачетки, ухаживатели. А ведомости взяли?

- Да, - протянул ему листы Миша.

Так мы стали счастливыми обладателями зачётов по информатике и спешно поехали в наш корпус, чтобы успеть к началу зачёта по риторике.

Успели вовремя. Когда мы влетели в поточную аудиторию, судорожно вдыхая воздух, преподаватель риторики неспешно раскладывала билеты по столу, несмотря на то, что мы сдавали зачёт, и лишь покачала головой на наше опоздание.

– Каждому из вас нужно сочинить монолог, тему которого вы найдете в билете, – вещала притихшей аудитории Ольга Борисовна, – В каждом из билетов разные темы, поэтому списать друг у друга не получится. На подготовку первому человеку даётся пятнадцать минут, тянете билеты по три человека за один раз.

Первая троица справилась с заданием за час. Время монолога должно было составлять не более десяти минут, и за превышение этого времени преподаватель ставила минус и долго комментировала все недостатки выступления.

Когда вызвали меня, волнения уже не было: я представила, что все собравшиеся здесь мои поклонники. Улыбнувшись аудитории, я попыталась привести мысли в порядок. Мне попалась тема «Российская музыка и её популярность в мире» и я точно знала, на примере какого музыкального коллектива я буду раскрывать её.

– Добрый день, уважаемые все, – произнесла я, и монолог полился из меня потоком. Я успела рассказать о влиянии нашей группы на другие страны, о предстоящих и прошедших турах.

– Конечно, и в азиатских и в западных странах выступали многие из отечественных исполнителей, – заметила я, – но широкомасштабного тура по Америке, который организовали по просьбе именно огромного количества зарубежных фанатов группы, не было практически ни у кого.

– Хорошо, – кивнула мне Ольга Борисовна, едва я закончила выступление, – садитесь, Игнатова, зачёт. Одно замечание: вместо «уважаемые все» Вам нужно было сказать «уважаемые коллеги» или «уважаемые слушатели».

Я кивнула в ответ и прошла на своё место. Из них такие же «коллеги» как из меня профессиональный пловец, то есть никакие: моей основной специализацией была эстрада, вряд ли кто-то из них мог бы похвастаться подобным. А из зачёта я сделала для себя вывод – всё-таки петь на сцене намного легче, чем читать речь.

– Королёв! – громко произнесла преподаватель.

– Удачи! – шепнула ему я. В ответ он сжал мою руку и поднялся.

Игорь спустился по ступеням аудитории вниз под перешептывания одногруппников, повернулся к нам и откашлялся.

– Обычно я не говорю много о любви и о том, что происходит в моей личной жизни, – начал он, обводя взглядом всё пространство, – но наступает момент, когда приходится это сделать. Потому что о счастье иногда хочется кричать.

Он нашёл своими глазами моё лицо и продолжил, неотрывно глядя на меня:

– В день, когда я узнал её настоящую, всё в моей жизни обрело смысл. Она словно вырвала меня из урагана моей жизни, упорядочила всё, что было в дикой суматохе после её прихода в моё сердце. Словно весь мир заиграл яркими красками, которые она щедро протянула мне с предложением разукрасить холст жизни вместе. Почему после её прихода в сердце, спросите вы? Потому что я был немного влюблён в неё уже незадолго до того, как состоялась наша встреча в реальной жизни.

Мне повезло, что я не умею краснеть от смущения, иначе мои щёки уже сравнялись бы по цвету с моим маникюром. Но даже несмотря на этот «везучий» факт, я поняла, что нервно дрожу от его признания. А вместе со мной также нервно дрожат ещё несколько девиц, попавших под его обаяние и под взгляд «я-смотрю-только-на-тебя-из-всей-толпы», которым часто пользуются все популярные люди. Я усмехнулась: я знала, что он произносит это только для меня.

– Наша первая встреча была из разряда тех, которые можно назвать случайными, но судьбоносными.

Да, еще какой случайной, до сих пор помнила обжигающий кофе на своем теле и его футболку. Задумавшись, я пропустила часть выступления.

– Эта удивительная, хрупкая и вместе с этим сильная девушка словно дала мне новый толчок к свершениям. Вы все знаете пословицу про то, что за каждым великим мужчиной стоит великая женщина: если я когда-либо стану таким, то только благодаря ей.

Его голос разносился по всей аудитории, которая словно не дышала. Наконец, он закончил, и даже преподаватель сидела поражённая, не в силах сказать хоть слово.

– Знаете, Королёв, в отдельных моментах это было очень…мощно, как выражается нынешняя молодежь. Без всяких сомнений, зачёт. И в следующий раз не используйте настолько сладко-приторную манеру монолога.

 

23.06

Я покачала головой: он выступал слишком красиво, и мне это не нравилось, но я не поняла почему. Видимо, всё дело в том, что я привыкла к тому, что только люди творческих профессий выражаются настолько литературно и обобщённо, чтобы каждый из тысяч поклонников думал, что речь именно о нём. Решила пока не думать об этом, и обняла Игоря, вернувшегося к нам с зачёткой в руках.



Катарина Каррас

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться