Вкус музыки: Ванильный

Размер шрифта: - +

03.08 (2)

***

Грант-парк, в котором проходил фестиваль “Lollapalooza”, был полностью заполнен. В этом году фестиваль был четырехдневным, и мы выступали в первый день.

 С самого утра у меня  в горле стоял ком: видимо, от пролитых ночью в подушку слёз после ссоры с Игорем. И в целом от двух часов сна я не очень хорошо себя чувствовала, но не подавала виду, ведь выступление на международном фестивале это огромный прорыв для нас и я не собиралась упускать этот шанс. 

Мы пробирались через толпу к проходу в зоны для исполнителей и в соседней очереди я увидела стоящего к нам полубоком Джейми в компании двух девушек и парня. Одну из девушек он по-хозяйски обнимал за талию, и я хотела, чтобы снимки этих объятий попали в интернет: может быть, тогда Игорь не будет ревновать меня к нему на пустом месте?

Внезапно друг Джейми заметил меня и, толкнув того, что-то ему сказал. Блондин стремительно обернулся, а на его лице ещё шире засияла улыбка.

– Привет! – крикнул он и помахал мне рукой. – Как нога?

Я поздоровалась с ним и показала большой палец, на что он крикнул «Супер!» и, подмигнув, отвернулся к своей компании.

– Что это было? – шепотом спросила у меня Элла.

– Просто поинтересовался, как я, что вы все начинаете выдумывать не пойми что, – раздраженно ответила ей я, потирая глаза и сглатывая ком в горле. – Здесь есть чай?

– Жара почти под сорок, зачем тебе чай? – изумился Макс.

– Захотелось, – отрезала я и, пройдя в зону, отправилась искать напитки в ожидании начала нашего выступления.

Ожидание прошло быстро: я даже не успела как следует побороть волнение перед таким огромным количеством людей, из которых наших фанатов были единицы, потому что на фестивале было много более популярных и давно известных групп.

Мы оказались на сцене, в своей стихии. Гитарное соло вступало в дуэт с бас-гитарой, затем к ним присоединялся мой негромкий голос, в припеве врывался барабан и вторая бас-гитара.

Первую и вторую песню мы исполнили, вдохновлённые позитивным откликом публики с первых звуков музыки. На третьей песне, называвшейся «All that you desire» [15],  я уловила, что половины слов текста почти не слышно: видимо, у микрофона отходит кабель. Я разозлилась: почему техника косячит так невовремя?! Продолжила петь с большей силой и напором.

И совсем перестала себя слышать. Мне не потребовалось много времени, чтобы понять, что дело не в технике, а во мне: я не чувствовала, как связки смыкаются и размыкаются.

Я поставила микрофон на место и положила на горло руки. Попробовала что-нибудь произнести и поняла, что не могу говорить.

Элла, увидев, что происходит, прекратила играть, извинилась перед зрителями и ребята поспешно увели меня со сцены.

– Зато все убедились, что она поёт вживую, – мрачно пошутил Мэтт, обеспокоенно ходя по комнате, в которую мы ввалились всей толпой. Впервые видела этого парня волнующимся.

– Мать вашу, как так, Энн? – бушевал прибежавший Артём, а я могла лишь грустно смотреть на него. Сипеть, конечно, я тоже могла, но не хотела.



Катарина Каррас

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться