Вкус тьмы. Книга 2

Размер шрифта: - +

6.1

По большому помещению главного храма разносился гул от торжественного голоса жреца. Он вещал о верности, любви, необходимости терпения и доверия в браке высокому жениху и хрупкой невесте, но я пропускала все мимо ушей. Как и вчера на похоронах Исмены, я отчаянно скрывала зевки и разглядывала окружающих. Это было весьма удобно делать, так как я, будучи вожаком Мери, стояла рядом с жрецом и смотрела на свидетелей создания новой семьи.

 

Мери, как и положено невесте, была одета в наспех сшитое белое платье. Надо сказать, спешка в создании платья не повлияла на его качество и красоту – пышное, но с узким лифом, вышитым кружевом. И вновь Мери последовала моде южной части континента: рукавов не было вообще, даже кружевных. Как дань трауру в рыжие волосы её вплели черную ленту.

 

Лорд Келвин Дартмурский выглядел собранным и серьезным. Наверное, в глубине души он ликовал и смеялся, однако из уважения к горю невесты не показывал этого. Если Мери смотрела только прямо перед собой, то он постоянно косился в её сторону, пытаясь определить, в каком она состоянии. Удивительная забота.

 

Аргисса стояла в первом ряду. Вчера вечером она пришла ко мне в кабинет, и мы поговорили. Одно это настолько удивительно, что я не могла до конца осознать. Конечно, не обошлось без язвительных замечаний. Причем с обеих сторон, я немного расслабилась и смогла тоже отпустить несколько шуток. Об Исмене мы синхронно решили не говорить.

 

Эдриан стоял рядом с Джиал. Их руки были переплетены, и непонятно, то ли это просто знак поддержки, то ли Эдриан оберегал Джи от падения. Джиал тяжелее всех переживала смерть Исмены, и сегодня наверняка провела всю ночь, плача в подушку. Меня она отказалась видеть, но Эдриана впустила. Очевидно, тот всерьез взялся за мое поручение помогать Джиал. Агварес поговорил с ним насчет помолвки и, насколько я знаю, Эдриан отреагировал вполне спокойно. Не без удивления, но ничего против не сказал.

 

В целом церемония прошла для меня как в тумане. Кажется, Мери не с первого раза выговорила слова согласия, а вот уверенное «да» от лорда Келвина гулко разнеслось по залу. Жрец вручил им кольца, благословил их брак и отправил прочь.

 

Празднование, как я недавно предсказывала, будет проходить уже в Дартмуре: траур по Исмене продлится две недели. Едва только закончился траур по Медону, как начался новый. Остается только молиться богам, чтобы это не стало традицией.

 

Украдкой я бросила взгляд на статую, стоявшую справа от входа. Высокая женщина в плаще с длинным капюшоном, закрывающим все лицо, кроме подбородка и губ. Архелия, богиня смерти и тезка Хель. Иногда, как сейчас, мне казалось, что черты статуи неуловимо напоминают Хель, как будто она прибыла раньше армии и решила разыграть меня. Но, скорей всего, этого даже не случится: сомневаюсь, что Катрей возьмет её с собой в военный поход. Все-таки главная её задача – ухаживать за Серратом.

 

Наверное, я скучаю по Хель. Она особенная женщина, сильная, по-своему добрая. Мало таких стойких людей можно встретить. Гибель своей родины, ставший по принуждению кровожадный любовник, превращение в вампира и насильственный брак с человеком, которого ненавидишь – мало кто смог бы выстоять на её месте. В чем-то наши истории были схожи, в чем-то различны… Пожалуй, я предпочла бы вечно гореть в пекле, чем стать объектом страсти Эдгара. Она стала мне другом, даже несмотря на то, что скрывала от меня правду о дампирах.

 

Наверное, стоит написать ей отдельно, чтобы она прибыла в Агенорию. Это мой долг как друга, Хель должна узнать об Изабель одной из первых. Может быть, они теперь смогут найти общий язык.

 

Вещи Мери были собраны заранее: сразу после церемонии она переоделась и уехала вместе с гостями из Дартмура. Я стояла на террасе, провожая её вместе с Аргиссой, Джиал и Эдрианом. Конечно же, мне слов прощаний не было уготовано – только злой взгляд, брошенный искоса. Если бы она узнала всю правду, то возненавидела меня.

 

Мери не стала леди Агенории, но станет хозяйкой Дартмура. Только ей одной дано право выбирать, как она построит свою жизнь – станет ли верной советчицей и любящей женой или будет всю жизнь копить ненависть и злость, отравляя каждый день свой, супруга и окружающих. Главное, что меня в этой жизни не будет.

 

Сразу после прощания с лордом и новой леди Дартмурскими я верхом отправилась на городскую площадь, где уже собирался народ. Мне пришлось повторить речь, что я произнесла в тронном зале, но уже для простого народа. Сценарий был тот же: оборотни, привыкшие к осознанию собственной независимости, сначала возмущенно галдели, но притихли при упоминании драконов. Это слово действовало на них как по волшебству.

 

Я настоятельно просила их принять вампиров если не гостеприимно, то хотя бы без агрессии. Не хватало еще мелких стычек по всему городу. Но все равно шепнула Агваресу, чтобы он удвоил количество стражников.

 

Как и в прошлый раз, рядом со мной стояла Аргисса. Стояла молча. На этот раз не пришлось демонстративно опускаться на колени, показывая свою преданность вожаку. Впрочем, народу и одного её присутствия хватило.

 

На обратном пути мы с ней ехали медленно, покачиваясь от неторопливых шагов коней. Копыта звонко стучали по мощеной камнем дороге, позади ехали два стражника, сопровождая нас до замка.

 

- Как тебе спится после первого преднамеренного убийства? – поинтересовалась она.

 

Я испуганно оглянулась и шикнула:

 

- А потише можно? А то вся Агенория узнает! - Аргисса криво улыбнулась, и я едва слышно призналась: - Не могу спокойно заснуть уже которую ночь.



Дарья Драгайцева

Отредактировано: 22.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться