Вкус тьмы. Книга 2

Размер шрифта: - +

6.3

***

 

Несколько дней в пути, к удивлению самого Катрея, взбодрили его. Мерное покачивание верхом на лошади, бесконечные леса и поля, прохладный свежий ветер, дующий прямо в лицо… Это был дух свободны, дух самой жизни. Лязг железа - оружия и доспехов - навевал ностальгическую улыбку. Катрей только сейчас осознал, что скучал по военным походам, по жаркому предвкушению битвы. Последние тридцать лет он безвылазно просидел в Серрате, разлагаясь морально. Оставаясь молодым внешне, он давно похоронил себя в стенах собственного замка. И вот он вновь вернулся к жизни. Все как в старые времена - желание вкусить крови врага, возбуждение от будущих сражений… желание глубоко-глубоко вдыхать свежий воздух с примесью легкого дыма от костра, конского пота и поджаренной дичи. Катрей не насыщался обычной едой, но обожал вкус кролика, только что снятого с вертела. Вкус прохладной воды, набранной с ручья.

 

Катрей был рад, что его вернули к жизни. Но радость эта омрачалась собственного причиной.

 

Кассандра. Его личное безумие. То, что он испытывал к ней… Это сильнее, чем обычная похоть, страсть, желание. Такое он испытывал только один-единственный раз до этого, тысячу лет назад, к своей покойной жене Алисе. Желание находиться рядом постоянно, чувствовать её ласки, слышать смех и стоны. Проникать во все сферы её жизни, быть тем самым солнцем, без которого цветку не выжить.

 

Когда-то Катрей также стал относиться к Алисе, на что она однажды рассмеялась и шутливо заметила, что для него любовь - это неуемное желание обладать. Сейчас как никогда Катрей был чертовски уверен в этой фразе.

 

Кассандра оказалась не такой терпеливой и прощающей, как Алиса. Да, она простила ему похищение, простила убийство Истинного, насильственный первый раз… А вот обман простить не смогла. Подумать только - сбежала! От него, князя Серрата, правителя и прародителя всех вампиров, живущих ныне. О нем слагали кровавые легенды, лживые лишь наполовину. Им пугали детей, чтобы они не приближались к вампирам. А она не побоялась, дерзнула бросить его. Катрей не мог до конца определиться, чего он хочет больше - придушить Кассандру или запереть её в Серрате, чтобы всегда была рядом.

 

Так и проходил его последний месяц - от бешенства к сожалению, смешанному с горечью вины. Кассандра посчитала его ложь предательством. Самое ужасное, что она сбежала в неизвестном направлении. Спасибо этой суке Присцилле, помогла ей. Демонова эрибейская магия! Теперь она перенеслась, боги знают, куда. Эмилия, его подданная, путешествовавшая на Эрибею, в письме сообщила ему, что ни Присцилла, ни Кассандра там не появлялись. С магией и деньгами Присцилла могла спрятать свою дочь где угодно, и ни за что он не сможет её найти.

 

Сожаление проходило быстро, все чаще Катрей впадал в ярость. Он злился на себя - за то, что чувствовал вину. На Кассандру, потому что бросила его. На Хель, потому что она не могла найти её с помощью магии. И на весь мир.

 

И только на пару минут, лежа перед самым рассветом в своей постели в полном одиночестве, он глубоко дышал в тщетной попытке уловить аромат Кассандры и признавался себе, что тосковал по ней.

 

- Князь?.. - Его вырвали из мрачных мыслей неожиданно.

 

Катрей вопросительно приподнял брови, рассматривая волнующегося адъютанта. Новичок, совсем недавно Эдгаром, заметно переживал рядом с Катреем. Его это даже забавляло. Эдгар утверждал, что потенциал у него большой. И то, что постоянно недовольный профессионализмом своих воинов генерал похвалил адъютанта, уже о многом говорило.

 

- В километре от нас таверна, можем расположиться рядом с ней, - осторожно сказал он.

 

- Вся армия там не поместится, - усмехнулся появившийся рядом Эдгар, - но мы сможем привести себя и одежду в порядок перед встречей с новой леди Агенор. Ты ведь наверняка хочешь впечатлить родственников своей любимой. Может быть, и её встретишь.

 

- Кассандре нечего делать в Агенории, - мотнул головой Катрей. - Идти к отцу, который пытался её убить? Она ведь не знала о его смерти.

 

- Как бы то ни было, в таверне мы остановимся, - хмыкнул Эдгар. - Исмар уже там, ждет нас.

 

Пожалуй, рядом с таверной придется остановиться. Эдгар оказался на удивление проницательным, в Агенорию Катрей хотел въехать в чистой одежде, без дорожной пыли на одежде.

 

Да, он не сомневался, что Агенория покорится. Медон мертв, от него остался лишь пепел. Его наследник умер еще раньше, и остались только дочери. Старшая, Мери Агенор, явно не воспитывалась как правитель. Изнеженная, привыкшая к выполнению любого своего каприза, она не сможет удержать власть. Катрей умело воспользуется этим, прибрав Агенорию к своим рукам.

 

Таверна располагалась совсем недалеко от моря. Темно-синие волны, окаймленные белой пеной, с шумом бились о каменистый берег, словно стремясь поглотить землю. Равномерный гул чередовался с пронзительными криками встревоженных чаек. В этой части полуострова так постоянно: Буйное море почти никогда не бывало спокойным, и очень часто корабли повреждались в сильном шторме. Отчасти поэтому Агенория была так нужна Катрею как наиболее удобный выход на континент.

 

Двухэтажная деревянная таверна явно видала лучшие времена. Катрею даже показалось на секунду, что она является его ровесницей.

 

Войско расположилось в ста метрах от здания, внутрь же пошли только Катрей, Радаман и Эдгар. Встречать столь важных гостей выскочил сам хозяин таверны.

 

- Милорды, какая честь! - воскликнул низкий мужик в заляпанной холщовой рубашке и неловко поклонился. - Чего изволите?



Дарья Драгайцева

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться