Вкусная

Размер шрифта: - +

1

Наши дни, год 2014

 

* * *

 

«Ты исступленно

Неси, влюбленный,

Любви знамена,

Не прячь лица!»

 

Дж. Байрон

 

* * *

 

Марианна.

 

Отрицать очевидное не имело смысла – ей безумно хочется прижаться к нему и вдохнуть этот особенный, принадлежащий только ему одному, запах, пропитанный чем–то дерзким и невероятно будоражащим. Помнится, раньше, когда их не разделяла эта пропасть непонимания и неизбежно прошедших лет, Мари ощущала себя счастливейшей на свете, стоило лишь ощутить его аромат поблизости. Адам до сих пор пользуется этим парфюмом. И от него пахнет мужчиной. Она была в этом уверена, хотя уже столько времени не имела возможности стоять рядом с ним даже на расстоянии метра.

– Ты не ожидала его увидеть, правда? – Лилит задала вопрос с невозмутимым лицом и тихим шепотом, чтобы никто не услышал и не понял, о чем речь.

– Не ожидала.

– Что будем делать?

– В каком смысле? – Марианна наконец–то повернула голову к подруге и взглянула на неё с недовольством. – Ты думаешь, меня так легко вывести из равновесия?

– Не то слово. Уже вывели, по тебе видно, не старайся отрицать это.

Подруга никогда не щадила её в таких вопросах, предпочитая слащавым утешениям голую правду. И это было одно из тех качеств, что Марианна в ней ценила больше всего.

С легким вздохом, выдававшим всю растерянность, девушка честно призналась:

– Мне кажется, я сейчас разрыдаюсь, Лилит. Я не могу уйти и не могу остаться. Что делать?

– Нам надо для начала уйти подальше от него. Если Адам решит заговорить с тобой, это станет очередной катастрофой.

И с решимостью старой матроны, желающей уберечь подопечную от надвигающейся опасности в лице «развязного красавчика», Лилит схватила подругу за руку и осторожно подвела к окну спальни, откуда её не было видно остальным гостям.

– Сядь сюда. Сейчас принесу тебе Марка. С ребенком на руках ты будешь в безопасности.

– Да ладно, ты так всё нагнетаешь… – нервно рассмеялась девушка.

– Да? Ты так думаешь? Надеюсь, не забыла, при каких обстоятельствах вы с ним распрощались?..

Этого было достаточно, чтобы Марианна и сама впала в крайне нервное возбуждение.

Как только Лилит отошла, она машинально повернулась в сторону Адама. Но его уже не было на прежнем месте. Пока она отчаянно пыталась найти глазами силуэт любимого и при этом не быть уличенной в своих действиях, над ухом неожиданно раздался насмешливый голос:

– Я уже здесь, не ищи меня голодными глазами.

Боже, как он подошел?! Неужели она начала сходить с ума?

Странно. Очень странно, как ей удалось сохранить каменное лицо и не кинуться ему на шею, чтобы признаться во всех своих глупых ошибках и не рассказать, как скучала.

Его голос, ужасно низкий и грубый, как и он сам, заставил сердце забиться с бешеной скоростью. Но ведь Мари никак не могла позволить ему увидеть свои истинные чувства. Поэтому осторожно повернулась и с самой ядовитой улыбкой, которую держала в своем арсенале лишь на крайние случаи, произнесла:

– Твоё чувство юмора осталось на том же уровне, Адам. Рада тебя видеть. Хотя и не ожидала.

Они не видели друг друга ровно три года, пять месяцев и две недели. И ей не стыдно признаться, что она считает каждый день. Пока Адам колючими глазами вглядывался в неё, Марианна не упустила возможности рассмотреть его лицо, такое родное и чужое одновременно. Он почти не изменился, только пару морщинок прибавилось вокруг глаз.

И тут же в ноздри ударил этот особенный запах, о котором она думала всего пару минут назад. С ума сойти, всё так и есть – Адам весь прежний… И это пугает.

– Да неужели действительно рада? – прозвучал издевательский вопрос.

Пока он сканировал её взглядом, она думала над тем, что бы ему ответить. Когда разговариваешь с Адамом, который ни капли к тебе не расположен, нужно взвешивать каждое слово. Мари прекрасно знала, насколько жесток он бывает и как сильно может задеть при случае.

– Честно говоря, и сама не знаю. Думаю, ничего хорошего эта встреча не принесет.

– С каких же пор ты научилась думать самостоятельно? Где твой отец, мать, которые должны давать тебе советы?

Каждое его слово было полно яда, который стократ приумножился за эти годы. Адама, видимо, никак не отпускала злость на её родителей и на неё саму.

– Как вижу, мысли о них до сих пор не дают тебе покоя! – злобно прошипела Марианна, сузив глаза.



De Ojos Verdes

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться