Владыка забытого города

Размер шрифта: - +

Часть 16. Не пытайся понять наши отношения.

Я стояла в лаборатории перед большой прозрачной капсулой, наполненной синей жидкостью. В ней балансировало тело господина, к его ошейнику было подключено несколько проводов. Они должны были оживить его мозг. Остальные органы перезаряжались. Рядом стоял контейнер с кровью, готовый наполнить его сосуды. Лев проснется не меньше, чем через четыре часа. Я отвернулась и зашагала к выходу. Нет смысла стоять и смотреть на него. Я приказала Алис быть с ним и вышла на улицу.

- Апостол, - обратилась я к нему, направляясь к внешнему кругу. – Доставь меня обратно во дворец Фауста, - спокойно приказала я. Положительные черты зверя состояли в том, что он был молчаливым оружием, стеной, одеялом, опорой, врачом или транспортом. Да, тем, кем я прикажу. Он обратился и лег, чтобы я могла сесть верхом. Он был гораздо больше лошади, но высота меня не пугала. – Я хочу попасть на балкон его спальни, - уточнила я, зная, что Апостол не может говорить в своем истинном облике. Мне нравилось то, что он не задавал вопросов, не пытался отговорить меня. Наверное, если бы господин был жив, я бы не решилась на подобный поступок. Но теперь он не мог остановить меня.

Неожиданно для меня, мы добрались достаточно быстро. Благодаря бесшумности темного силуэта Апостола, нам удалось проникнуть на территорию дворца незамеченными. Однако там было достаточно много стражи, и нам пришлось вести себя более осторожно.

В результате уже через час я уже была на балконе спальни короля Фауста. Ведомая своим гневом, я совсем не продумала план действий. Я смотрела через стекло на его наложниц и пыталась отыскать королеву Амаранту. Где же она? – почему-то с волнением подумалось мне, ее светлый образ все еще не выходил у меня из головы. Как ей, наверное, тяжело приходится с этим чудовищем. Я почувствовала, что начинаю замерзать и решительно  открыла створку балкона.

На меня дохнуло теплом и каким-то странным приятным ароматом, от которого закружилась голова. Так знакомо закружилась голова. Неужели это дурман, разработанный Львом? Однако этот не такой сильный. Одна из наложниц подошла ко мне. Я напряглась, думая о том, что даже не взяла с собой оружие. Но она лишь закрыла створку, и вернулась на свое место.

- Лиса, ты быстро вернулась, что-то случилось? – услышала я издевательский голос короля Фауста. наложницы, сидящие на его кровати расселись на полу, и я увидела его. Как ни в чем не бывало спокойно лежит полуприкрытый легким одеялом. Спокойно лежит и спрашивает «Что случилось», когда господин сейчас мертв. Во мне кипело негодование.

- Малышка, не стой в дверях, а то простудишься, иди сюда, - он похлопал по кровати. Да как он смеет говорить со мной в таком тоне. – Не заставляй меня ждать, - в его голосе послышалась угроза, и я сделала шаг вперед. Всего лишь один шаг, и я уже оказалось рядом с ним. – Видишь, это совсем не трудно, садись, - мягко приказал он. Я примостилась на противоположном краю кровати. - Ноги, - требовательно приказал он, и я положила ноги рядом с ним. – Как ты добралась сюда? – спросил он, поднимая мою ногу и ставя ее на свое колено.

- Апостол привез меня, - смущенно ответила я, отворачиваясь. Фауст мельком взглянул на зверя, лежащего на балконе.

- Тот молчаливый слуга, что был с тобой – оборотень? – спросил он бесцеремонно. Я, помедлив, кивнула. – Их очень сложно приручить, - произнес он медленно, проводя рукой по внутренней стороне ноги. Я почувствовала металлические прикосновения его кольца и вздрогнула.

- В чем дело? – спросил он, обращая внимание на мою дрожь.

- Ваше кольцо такое холодное, - ответила я, прерывисто дыша. Фауст потянул меня за ногу, я упала на спину и стукнулась о кровать.

- Не обращайся ко мне на вы, я начинаю чувствовать себя старым, - произнес он строго, нависая надо мной. Я молчала, не зная, как начать говорить ему о том, что я хотела. Он прикоснулся к моей щеке и приблизился. Я снова почувствовала обжигающий холод металла и спешно отвернулась. Как я попала в такую ситуацию? Я пришла лишь, чтобы поговорить с ним. Теперь он разозлится на меня, а спасти меня некому. – Эти кольца, чудесное изобретение Ирбиса, я никогда не расстаюсь с ними, - объяснил он мне. Похоже, он решил, что я отвернулась из-за кольца. Так он хотя бы не будет сердиться. Он поднял меня и усадил на свои колени. Одной рукой он удерживал мою спину, а второй шею. – Если ты будешь сопротивляться, я не смогу помочь тебе, - нахмурившись, сказал он, видя, что я все еще не поворачиваюсь к нему. О какой помощи он говорит? Удивленная такими словами, я повернулась к нему. Его язык тут же раздвинул мои губы. Он должен обжечься об мой язык. Я уступила, полагая, что так он отстанет, но он, похоже, этого и добивался. Его поцелуй был больше похож на заботу Апостола, нежели на чувства господина.

- Как я и думал, это яд, ты не должна позволять ему делать этого, - строго сказал он, прикасаясь к своим губам.

- Он мертв, - отрешенно ответила я. – Ты убил его – нагло высказала я. Что я такое говорю? Я обвиняю главу альянса в убийстве одного из своих союзников. Теперь он точно разозлится на меня. Я зажмурилась.

- Я понимаю твои чувства, но ты знаешь, что иначе ему было не освободиться, - спокойно ответил он. Я молчала, смущенная его добротой. Он не должен быть таким. Он обманывает меня, я не должна верить ему. – Если не нейтрализовать яд, ты больше не сможешь говорить, - произнес он заботливо. – Ты правильно поступила, что пришла ко мне за помощью.

Он положил меня на подушку и ушел. Что он делает? Почему думает, что я пришла за помощью? Все должно быть совсем не так. Я смотрела на настороженные уши Апостола. Он такой красивый волк, почему он принимает обличие человека? На меня начала накатывать дрема, наверное, сказывается то, что сейчас ночь. Интересно, скоро ли господин очнется?



Brigella

Отредактировано: 11.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться