Властелинство

Размер шрифта: - +

Глава 8. История Туна. Неудачный побег.

Тем вечером на охоте он точно чувствовал нутром, что что-то произойдёт. Отец перед нашим отъездом ходил возбуждённый, глаза его горели непривычно, и брат понял, что что-то он замышляет. Если к тому прибавить, что в момент нападения на возок Каты и её нянюшки один из разбойников показался ему смутно знакомым, а после черты этого разбойника проступили в одном из младших конюхов, Антун  и вовсе понял, что отец был как минимум замешан в том происшествии.

Тревога всё росла, и в итоге он решил ехать домой как есть. В сгущающихся сумерках домчался он до дома. Конь был весь в мыле, и Антун очень устал. Коня он отдал конюху, а сам пошёл в дом. В столовой было пусто, всё движение в доме происходило возле кабинета отца. Тун хотел поздороваться и поговорить с отцом. Какой-то звук неожиданно отвлёк его внимание – скрип ли половицы или падение стула, он уже не помнил. Но внезапно услышал он голос отца:

-Зеленоглазая бестия, и так и зыркает на меня, ведьма. Ну ничего, ты её запер в старом сарае? Молодец. До утра она образумится, я думаю. Ну а если нет, то и тогда хватит мне сил с нею управиться! Принеси мне сливовицу и трубку, да пошевеливайся, остолоп!

Антун едва успел отскочить за створку двери. Идти здороваться расхотелось. Вместо этого надо было спасать «зеленоглазую бестию». Он уже почти не сомневался, что это его милая Ката. Времени не было совсем. До рассвета не так уж далеко, а надо собраться, выручить девушку и увезти её домой, что казалось совершенно правильным в тот момент.

Для начала надо было приготовиться. Тун пробрался к себе в комнату, перменил одежду на свежую, накинул дорожный плащ, взял с собою ещё один для милой пленницы, пристегнул шпагу, взял пистоль со всем необходимым, за пояс заткнул охотничий нож в коротких ножнах. Он не сомневался, что ехать недалеко, и больше ничего не понадобится. Главное - избежать погони.
Потом так же тихо он появился в пустой кухне, нашёл несколько лепёшек, несколько кусков вяленого мяса и твёрдого овчего сыра, всё это завернул в тряпицу и выдвинулся во двор.

Тихой тенью наш герой скользнул в конюшню. Его Поветарац стоял чистый, накормленный, хотя и не очень отдохнувший, но выбора не было. Антун отвязал своего коня и вывел на хозяйственный двор, приспособил запасы в седельную сумку и привязал благородное животное недалеко от старого амбара.

Вот теперь можно было заняться делом. Тун подкрался к воротам здания. Было тихо. Но вот внутри послышалось какое-то шевеление и тихий всхлип.

Юноша поддел ножом замок, и тот с лязгнув поддался и раскрылся. Освобождённая дверь скрипнула, Тун рывком открыл сарай. В темноте на подстилке из старой соломы сидела его Ката, привязанная к столбу. Чертыхаясь он срезал верёвки, поднял девушку на ноги, обернул её плащом и на руках донёс до коня. Отвязал узду, взлетел коню на спину одним движением, поднял Кату и посадил перед собой на коня. В путь они тронулись через ворота хозяйственного двора. Так было длиннее, но надёжнее.

Тёмные ветви деревьев словно пытались их остановить. Повсюду слышились скрипы и шорохи. Девушка испуганно молчала. Антун тоже не испытывал желания разговаривать. Он вслушивался в окружающие звуки, всматривался в темноту, ловя знаки погони - но не находил  их. От этого разливалось тепло в груди. 

Время шло, и потихоньку становилось светлее. 

Почти перед рассветом путешественники выехали на дорогу к имению родителей Каты. Погони не было слышно, похоже, их побег всё ещё оставался незамеченным. И на этом их везение закончилось. Ибо начал подниматься густой туман. Скоро влажное молоко обволокло их со всех сторон так, что видно было только ближайшие деревья и небольшую часть дороги впереди. Даже конь двигался точно на ощупь. Стояла глубокая тишина, лишь иногда раздавался треск ветки под ногой, который гулко отдавался в сердце.

Впереди раздалось журчание воды. Антуну подумалось, что близится конец дороги. Ещё немного, миновать мост, и  дальше до имения и рукой подать. Конь вдруг стал нервничать, точно не желая идти дальше. Сколько герой наш не просил, конь всё упрямился. Уж очень не хотелось Антуну слезать и спускать Кату на землю, но видно мост слаб, и конь чего-то боится.

Антун легко спрыгнул вниз и под ногами неприятно чавкнуло что-то мокрое. Впереди действительно виднелся мост. Необычно виднелся. Только настил был над высокой и буйной, мутной водой. Видно в горах прошёл дождь. Конь и дальше упирался. Тун спустил и Кату, и повёл Поветарца в поводу. Несколько шагов – и вдруг что-то сильно ударило в мост, по которому они начали перебираться. Вслед за тем с разворота вылетели ветви большого дерева, сметая их в воду. Конь бешеным рывком вырвался из клокочущего потока, а молодых людей унесли бурные струи реки.

Вода волокла их вниз по течению. Ката, похоже, потеряла сознание, и Тун, превозмогая боль в плече, держал её голову над поверхностью, а другой рукой пытался ухватиться за что-нибудь. Наконец ему удалось поймать какую-то доску, подмять под себя, подтянуть свою драгоценную ношу на ту же доску и попытаться выплыть к ближнему берегу.

Вдруг впереди показался ствол дерева, что низко склонился к воде. Антун из последних сил стал грести в ту сторону. И, о чудо, ему удалось ухватиться за дерево, вытолкнуть Кату на сушу и даже выбраться самому. Здесь берег был довольно крутой, но вскоре он всё-таки нашёл тропинку наверх, вскинул любимую на плечо и понёс. Чем выше он поднимался со своей драгоценной ношей, тем слабее становился туман. Однако вместо ожидаемого солнечного тепла теперь их встретил мелкий назойливый дождик, сродни осеннему. Одежда и обувь были мокрыми. Кроме того, Тун никак не мог понять, где они находятся, и есть ли вблизи хоть какое-то жильё или место, где можно обсохнуть. Плохо было то, что они остались на противоположном от цели берегу. Перебраться через бурную реку у них не было никакого шанса.



Ольга Турбич

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться