Властелинство

Размер шрифта: - +

Глава 17. Салон баронессы Виттенштайн. Флоренция. Путь домой

Никогда ещё не приходилось мне встречать в свете столь разношёрстное общество. В Вене расслоение было весьма чётким, и на раутах и балах, в салонах и на званых вечерах слои общества не перемешивались.

 В маленьких городках при всей демократичности увеселения аристократии, землевладельцев, чиновников и военных редко включали в себя представителей других сословий, разве только в качестве обслуги.

Но здесь, видно под влиянием расположения путешествующих, все границы сместились, и потому здесь наряду с чистокровными аристократами можно было встретить музыкантов, артистов, художников, литераторов. В то же время было и множество праздных личностей, которые, вероятно, в другом месте, в другое время не могли бы претендовать на знакомство и общее времяпровождение с представителями высшего света. Ключевым было – здесь и сейчас. Случайная, ни к чему ни обязывающая встреча в пути.

Так и нынешний салон пестрел нарядами дам, жужжал разноязыко и постоянно перемешивался по законам броуновского движения. Мы вошли по указанному адресу, у нас забрали промокшие плащи – и мы встали, не совсем уверенные, что делать и куда идти.

По счастью, быстро нашёлся Иржи, подвёл нас к хозяйке дома и представил. Сейчас же мы были милостиво приглашены в комнаты, откуда раздавался нежный звук клавесина. Далее нас знакомили и знакомили. Круговорот лиц, рукопожатий и представлений. Наконец мы получили представление о том, где мы находимся.

Помимо нескольких родовитых семейств здесь был граф де Фарусси со впечатляющим крестом на шее. Я не знал историю этого человека, уже не слишком молодого. Но то, какие плотоядные взоры кидал он на жену мою, взбесило меня не на шутку. Я не столько ревновал, сколько боялся за душевный мир моей Эржи, вспоминая, сколько неприятного она вытерпела от моего дорогого кузена.

На клавесине играл молодой человек, которого мне представили как Базилио Пашкевича. Он был из тех странных русских, что приезжали в Италию учиться искусствам – и учились неистово, поглощая все доступные знания, вкладывая душу в то, что они создавали. Я подумал, что если бы и мы столь истово учились новому, вероятно нам удалось бы преобразить нашу землю и сделать её столь же прекрасной, какой мне виделась благодатная земля Италии.

Возвратились в гостиницу мы поздно. Уже разоблачаясь я решил повиниться жене.

- Душа моя, смотрел я на тебя нынче, и грустно мне стало. Когда мы вернёмся домой, в моё имение, в котором ты ещё не была, редко ты будешь бывать на празднествах. Места там весьма глухие и малонаселённые, так что скорее будешь ты плясать с медведями и волками, чем в благородном обществе. Вот, говорю тебе это сразу, и если решишь меня оставить и уехать к сестре или матери – я тебя пойму.

Эржи повернулась ко мне с удивлением на лице.

- Муж мой, или ты забыл, о чём мы тогда говорили у пруда, когда я в первый раз тебе отказала? Моя мечта – дом, тихий сад, семья. Более ничего мне не надо. И раз уж я жена твоя, то и быть мне в доме твоём, как Бог заповедовал. – Она наклонилась и стала развязывать ленту на платьи.

- Эржи! А, раз уж ты вспомнила про отказ, могу ли я просить сейчас объяснить мне причины? Я вижу, что тебе не противен, хорошо, любить ты меня не любишь, по крайней мере не как я тебя люблю. Но ведь я не был самым худьшим выбором? – меня как прорвало. И зачем затеял я этот разговор?

- Прости, Иван, но может мы поговорим об этом в другой раз? – тихий зевок сопроводил её ответ.

- Извини. Не лучшее время я выбрал для разговора. – Я лег и приобнял подушку. Эржи мягко скользнула в кровать с другой стороны. Я притянул её поближе и положил голову жены себе на плечо. Она не сопротивлялась. Что ж, чувства и отношения придётся пытаться обсудить в следующий раз.

Утром мы решили отправиться во Флоренцию. Рим можно осматривать бесконечно, но наше время было ограничено, а хотелось увидеть как можно больше. Мы выбрали путь по побережью Тиренского моря, как более живописный и с большими возможностями остановиться в пути. От Рима до Чивиттавеккиа мы добрались в наёмном экипаже через Фьюмичино.

В карете сложно заняться чем-то кроме разговоров и чтения книг.

- Дорогая моя Эржбета, хотел бы я всё-таки продолжить начатый вчера разговор,–начал я. – Или эта тема тебе совершенно неприятна?

- Иван, я не ожидала от тебя такой настойчивости, но, пожалуй, попробую ответить. Знаешь, когда я тебя увидала впервые, ты мне показался практически идеалом. Мужественный, приятной наружности, галантный, умный, образованный... Стоит ли перечислять? Ты ещё возгордишься, пожалуй. Но слушай, дальше было ещё краше. Ты ухаживал за сестрой. А я? Нет, я не сходила с ума от ревности, не завидовала. Мне казалось всё таким правильным. Любимая сестра заслужила такого кавалера. И такого мужа. Так я думала. Однако в одночасье всё переменилось. После свадьбы Марго я вначале страдала, что ты уехал. А потом сестра мне всё рассказала, что случилось тогда в гостиной. Это было потрясение. Точно пелена спала у меня с глаз. Твоё моральное падение, это было невозможно понять. И вот ты появился снова. А сестра была уже вдовой. Казалось бы – вот он, сам Его Величество Случай предоставил вам возможность соединиться. И что же? Получив по носу от сестры, ты с лёгкостью переключился на меня! – Эржи вспыхнула. – Конечно, после этого я только искала разные варианты, как именно  тебе отказать, чтобы это выглядело пристойно, и было довольно неисполнимо. Увы, Дюла не оставил мне выбора как поступить. Иначе ты и дальше бы ходил вокруг да около.

Жёнушка гордо вскинула голову, задрав свой очаровательный носик, который так хотелось чмокнуть.

- Может, прежде вынесения приговора ты выслушаешь и другую сторону, госпожа судья? – Эржи рассмеялась на эту мою тираду. – Только для начала скажи, если оставить на стороне моральную сторону вопроса, я тебе не противен?



Ольга Турбич

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться