Властелинство

Размер шрифта: - +

Глава 26. Завещание

Я едва успел возвратиться к назначенному дню. Утром в кабинете дворца собрались все позванные и нотар. Среди присутствующих оказались мы с женою, тётушка, вдова брата и, как ни странно, Йово Джороевич. Я едва узнал в этом потрёпанном мужчине брата нашей Каты.

В общем-то я недоумевал – что забыл на оглашении завещания этот человек. Однако вскоре всё встало на свои места. Как я и предполагал, брат оставил мне графство. Он меня готовил к этому, передавал дела, так что это для меня новостью не было. Так же мне передавались по наследству все земли и всё движимое и недвижимое имущество, кроме особо оговоренных в завещании. Также ни у кого не вызвало удивление, что тётушка получила назад своё поместье.

Однако дальше начались неожиданности. Каталина получила поместье Виллендорф, в котором они и венчались. Она, однако, залилась слезами и, проговорив что-то вроде, что «без него всё это ненужно», убежала в свои комнаты.

Отдельной строкой был выделен сын Антуна от, как было написано, невенчаной супруги Катарины Джороевич, которому в случае, если он найдётся, передавалось поместье нашего с Антуном отца.

И отдельно были упомянуты ценные бумаги и векселя, связанные с именем Йово бл. Джороевича, каковой задолжал Антуну такую сумму, что у меня на мгновение помутилось в голове, когда я услышал цифры. И наследнику давалась власть пустить все эти бумаги в дело в случае, если вышеупомянутый господин не найдёт своего племянника и сына покойного графа. Йово побледнел и чуть не упал в обморок. Однако удержался на краю сознания и успел доковылять до стула. Теперь все карты были раскрыты.

Все поздравляли меня с новым титулом. А мне хотелось провалиться сквозь землю. После брата какой я граф.

В тот же день начались визиты соседей. Рукопожатия, лобызания, пожелания удачи... Пришлось решиться на небольшой приём по этому поводу. Ничего торжественного нельзя было провести всвязи с трауром, что мне очень нравилось. А небольшой неформальный обед для соседей и друзей был просто необходим, чтобы не терять зря время. Увы, с принятием титула дел навалилось ещё больше. Я уже мысленно готовился к отъезду.

В назначенный день, в субботу, стали съезжаться гости. Несмотря на не самый весёлый повод собрания, за столом было оживлённо. Дамы, что весьма натурально, общались на темы мод, замужеств и детей. После нескольких перемен блюд и чаш вина – на стол была поставлена грашевина из нашего виноградника – мужчины переместились в красную гостиную, где сейчас же началась игра в карты.

За беседами время летело незаметно. От тем внутренней политики и хозяйства мы постепенно перешли к событиям в соседних странах. Особенно всех волновала Франция. Неурожай нескольких лет, довольно молодой и слабый король и общее брожение умов – всё это давало гремучую смесь, готовую вспыхнуть в любую минуту. Кто-то из гостей «по секрету» рассказал, что в Париже готовится переворот, и он даже примерно знает руководителей будущей смуты. Я не был столь уверен в этих рассказах. Однако такой поворот событий явно усложнял поиски моего племянника.

Если бы не обещание брату, я бы может и смирился с ситуацией. Но нарушить волю умирающего? Я не был так воспитан. Так что я стал размышлять, как найти Николу. Николу? Или как его зовут теперь? Йосипа? А может во Франции он взял себе ещё какое-то имя? Но как тогда искать эту иголку в стоге сена накануне вероятной смуты? Ничего в голову мне не приходило. Так что надумал я позвать к себе Йову Джороевича. Он наверняка имел больше информации. Мы должны были что-то придумать!

Приём закончился, гости разошлись. Эржи ушла благословить детей перед сном, а я всё сидел в гостиной и думал о племяннике. От тяжких дум даже голова начала болеть. Вдруг я услышал шелест платья за спиной. Резко поднял голову – передо мной стояла Каталина. Вдова брата была бледна более обыкновенного.

- Граф! Простите, мне всё ещё непривычно называть Вас этим титулом. Теперь, когда всё решилось, я не чувствую себя вправе быть в этом доме. Прошу позволения уехать к родителям.

- Ну что Вы, графиня. Вы свободный человек. Конечно Вы вольны ехать куда Вам угодно. Однако ни я, ни Эржбета никуда Вас не гоним. Вы часть семьи. Что брак с моим братом не сложился удачно... Что ж, это видно воля Божия была такова. Как видите, брату не везло в любви. Зато сколько он успел сделать в жизни! Я боюсь, мне не успеть и сотой доли того.

- О, да, Антун был особенный человек! Спасибо за тёплые слова. И всё же я уеду. Слишком много тяжёлых воспоминаний. Слишком много горя... – она промакнула уголком шёлкового платка глаза и выпрямилась. – Может не завтра, но я уеду в имение родителей.

- Но Антун оставил Вам Виллендорф. Вы можете жить практически возле Вены. Свет, балы, приёмы – всё что Вы так любите...

- Ах, нет, всё что я так любила, пока была вздорной девчонкой. Это прошло, граф. Мне не нужна эта мишура, весь этот блеск. Он слепит, за ним не видно людей. Настоящих. Живых. Не приукрашенных. Я не понимала... – и тут непрошенные слёзы полились из очей вдовы. Она склонила голову в знак прощания и двинулась к двери.

- Простите, графиня, я собираюсь ехать по делам в Вену. Если мой маршрут Вас не утомит, мы могли бы выехать вместе, и я бы доставил Вас к родным.

Каталина обернулась.

- Спасибо, Иван. Я тронута. И не премину воспользоваться этим щедрым предложением. Спокойной ночи.

Она вышла. А я расслышал сдавленный всхлип из коридора.

До отъезда я успел встретиться с Джороевичем. Он, конечно, как всегда был в долгах как в шелках. Пришлось дать ему денег на дорогу и «непредвиденные расходы». С тяжёлым сердцем я общался с бывшим соседом. Однако когда стал он зарываться, я ему напомнил условия из завещания брата, и Йово присмирел. Взгляд у него стал как у затравленного мелкого зверька. Мне даже стало не по себе. Однако дел было невпроворот и без этого. Так что я ему чётко поставил задачу – найти племянника, если ему что-то угрожает – вывезти из Франции и доставить домой, то есть к нам. Тогда условия из завещания будут выполнены, долг его прощён, а справедливость восторжествует.



Ольга Турбич

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться