Властелинство

Размер шрифта: - +

Глава 37. История Алойзии

Дети удалились в дом, а я поспешил к дамам. Тётушка всё ещё держалась за сердце. При моём приближении Тереза фон Кауниц начала возмущаться поведением Изидора.

- Граф, Вы избаловали ребёнка до невозможности! Такие вещи позволять нельзя! – дама была вся пунцовая от негодования.

- Простите, графиня. Возможно, я немного избаловал сына, но, поверьте, когда жизнь забирает у вас почти всех близких, начинаешь ценить и, да, баловать тех, что остались. – я намеренно был немного резок с гостьей, чтобы сбить накал страстей.

 

Графиня опустила глаза. Сказать на это ей было нечего. Зато Алойзия смотрела на меня во все глаза, и казалось мне, что я вижу в них подобие восхищения. Но и сам я смотрел на её порозовевшее от волнения личико с нескрываемым удовольствием. Как же она ещё молода и восторженна, сколько эмоций написано на лице её! О эти дивные глаза, словно два горных озера...

- Милый друг, прикажи принести мне плед! – прервала моё созерцание тётушка.

- Сию минуту, дорогая моя графиня. – я с трудом заставил себя отойти от живописной группы дам, чтобы найти слугу. – Бранко, принеси графине плед!

Слуга метнулся в дом. Я же вновь вернулся к тётушке и гостьям.

- Уже вечереет, и нам пора возвращаться в Дёлявар. – заметила Тереза фон Кауниц.

- Если я предложу Вам прогулку в Липницу завтра, может вы соблаговолите погостить у нас этот вечер? Комнат в доме достаточно, и, надеюсь, скромный ужин в кругу семьи Вас не утомит? – И почему я надеялся, что это привлекательное предложение?

- Мы можем поехать в Липницу и из Дёлявара! – графиня явно была не расположена остаться.

- Но это на пару часов дольше. Ужели Вам доставит радость лишних два часа провести в экипаже, когда их с гораздо большей пользой можно провести на прогулке в парке? Там построено уже несколько павильонов и разбит партер, есть чем полюбоваться. – неужели и это её не убедит?

- Я подумаю над Вашим предложением, граф. – лицо моей гостьи было непроницаемо.

Однако дамы не засобирались ни через час, ни через полтора. Ещё было светло, но я на всякий случай распорядился приготовить гостевые комнаты и украсить их цветами из сада. Перед ужином, когда тётушка и Алойзия занялись с детьми пением, графиня фон Кауниц отвела меня на прогулку к церкви.

- Граф, в этом святом месте я хочу поговорить с Вами серьёзно. Я уже говорила Вам о положении бедной Ли. Она Вам не пара. Потому что она Вам не ровня. Ни в чём. Ни в воспитании, ни в положении, да и по возрасту она годится Вам в дочери. Как бы Вы не были увлечены, попробуйте смотреть на вещи трезво.

 

Отец её, господин фон Дозенберг, наследовал от отца титул и небольшое состояние. Как раз довольное для того, чтобы иметь амбиции, и совершенно недовольное, чтобы реально занять какое-нибудь значимое положение в обществе. Не обладая особыми талантами и волей к развитию оных, он пошёл по самому лёгкому пути – женился на деньгах и положении, осчастливив своей молодостью богатую вдову одного барона. Немолодая жена принесла ему титул и положение в их городке, да и немалое приданное. Однако детей у них не было. Альфред, так звали господина Дозенберга, привык жить на широкую ногу. Жене он был верен, однако полюбил игру и хорошую выпивку в компании таких же кутил и прожигателей жизни. Жена в итоге умерла, оставив ему всё. Недолго носил он траур. Через год фон Дозенберг женился на кузине моего мужа. Иржину он не любил и вновь женился на деньгах и положении. Однако , как уж ему это удалось – не знаю, но двух дочек он прижить успел.

Иржина какое-то время пыталась превратить их союз в подобие нормальное семьи, занималась с дочками. Однако отношение к ней мужа лишило её всякой воли и к занятию детьми, да и к самой жизни. Она быстро угасла. Девочки остались предоставлены сами себе. Отец проиграл и пропил состояние, их перестали принимать в приличных домах.

Когда я узнала, что старшая, Мария, сбежала из дома с каким-то офицером, я немедля забрала Ли из дома, опасаясь за дальнейшую судьбу этой девочки. Однако дело уже сделано, воспитания она не получила, я смогла лишь немного подлатать пробелы, но увы. Боюсь, сердце её испорчено.

Мне показалось, что Вы ищете в этом ребёнке вторую Эржбету. Могу Вас уверить, что Вы ошибаетесь. Я знала мать Эржи. Это была необыкновенная, чистая и светлая душа. Эта женщина дала своим дочерям внутренний стержень, моральную основу, кроме того, и Марго, и Эржи были весьма неплохо образованы. Ли... Она простушка в сравнении с Вашей первой женой.

Я хочу предостеречь Вас от такого мезальянса. Как бы Вы, ослеплённые молодостью и красотой девочки и жалостью к её судьбе, опрометчиво не погубили её, себя и своих детей. Подумайте об этом, граф! В любом случае, даже если Вы сейчас думаете иначе, возьмите срок хотя бы в полгода, остыньте и принимайте решения на трезвую голову. Прошу Вас! – Тереза замолчала. Я тоже сидел в тишине, пытаясь сложить в голове услышанное. Бедная девочка. Но может графиня фон Кауниц права? Я был в полном смятении. В молчании мы поднялись к церкви, зашли внутрь, с молитвою поставили свечи Пречистой деве, в молчании же вышли и возвратились домой.

Вечер я провёл у себя в кабинете в раздумьях. Солнце село, синие сумерки спустились на городок. Одинокие огоньки в домах едва светили. Улицы были темны и тусклы. И я сидел в кабинете в темноте, лишь свет огня в камине озарял бокал с виньяком. В конце концов меня разморило, и я уснул прямо в кресле.

Мне снилась Эржбета, юная и прекрасная, как в первый наш год вместе. Мы бежали по каменистому пляжу вдоль моря, и она показывала мне на корабль вдали, что-то крича. Я успел добежать и поймать её в объятья. Эржи рассмеялась, обняла меня, и мы закружились в медленном танце. Голова кружилась, мы опустились на прохладные камешки, которые, на удивление, не впивались в бока и никак не мешали, и дарили нежность друг другу. Вдруг налетел ветер, на нас стали сыпаться осенние листья, и в моих объятиях оказалась девица Дозенберг. Она смеялась, обнажая белые ровные зубы. Золотистые локоны её рассыпались по плечам, влажные уста приоткрыты точно для поцелуя... Я стал нагибаться к ней, чтобы поцеловать, но что-то мне мешало, точно кто-то держал меня за шею. А девушка вдруг сама ко мне приблизилась и проговорила прямо в лицо:



Ольга Турбич

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться