Властитель Мира: Путь судьбы.

Глава 2.

                                                                ГЛАВА 2.

   - Господин генерал, разрешите доложить? – громко и отчетливо произнес командор Элитной Королевской Гвардии Лизар Хлое.
   Лизар Хлое занимал пост командора Гвардии уже много лет, был прекрасным воином и стратегом. Он был мужчиной средних лет, коротко стриженным и темноволосым. На лице его виднелась короткая щетина. Руки были в мозолях, шею покрывал длинный шрам.
   - Докладывай, Хлое, - смотря на карту, ответил Виктор.
   - Донесения из Д’ориэйна оказались правдой, - начал Хлое, подходя ближе к генералу. - Владыка объединенного королевства движется к нашим границам, многие из его подчиненных уже соединились с нашими гарнизонами и небольшими отрядами на границе. Все они готовы принять удар противника.
    - Отлично, - оторвав глаза от карты, сказал Виктор. – Что с твоим отрядом?
    - Готовы выступить в любой момент, генерал.
    - Хорошо, командор. Свободен.
   Лизар поклонился и пошел к выходу из тронного зала. Он слышал, как генерал и другие подданные короны обсуждали некий план, но думал он совершенно не об этом. В то же мгновение двери распахнулись, и в зал вошла группа девушек. Впереди всех шла старшая из них, на вид ей было чуть больше тридцати лет. Она была темноволосой, с симпатичным личиком, и ее фигуре позавидовали многие женщины ее возраста. Увидев Лизара, она кинулась к нему и обняла.
   - Милая, - тихо произнес Хлое. – Я уже хотел идти за тобой.
   - Со мной всё хорошо, Лизар, - поцеловав его, ответила женщина, и повернулась к небольшой группе своих учениц. – Но это все, кто спаслись.
   Вдвоем они пошли в конце колоны, состоявшей из учеников Академии Магии. Генерал быстрыми шагами уже двигался им навстречу.
   - Госпожа Лария, - Виктор поцеловал ее руку. – Я безмерно рад, что вы спаслись.
   - Благодарю, генерал. Академии больше нет. Из всех магистров, я – единственная выжившая. Все спасшиеся ученики в этом зале.
   - Это хоть что-то, Лария. Мы слишком поздно получили известия о вторжении.
   - Насчет этих существ…
   Лария сделала паузу.
   - Они могут становиться невидимыми, из-за этого все нападения внезапны. Эта способность пропадает у них, когда они вступают в схватку.
   Генерал молчал. Он не знал, как реагировать на такое заявление. Остальные были сильно шокированы. Виктор молча смотрел то на Ларию, то на Лизара. В зале наступила могильная тишина.
   Спустя мгновение, из группы учеников вышла молодая светловолосая чародейка лет семнадцати. Они была самой высокой среди остальных, и почти догоняла рост Карлдана. Её длинные волосы были смотаны в пышный пучок, что уже почти распустился. Лишь одна свободная прядь свисала у нее по правому виску. От неё приятно пахло клубникой, и этот запах был знаком генералу, как ни что другое. Её тело имело выразительные изгибы, а облегающие жакет и рубаха, в которые она была одета, придавали ей элегантности. Её стройные ножки изумительно смотрелись в кожаных штанишках, а невысокие сапожки на небольшой платформе дополняли наряд, придавая девушке еще более чудесный вид.
   - Магистр Лария, генерал, - начала она. – Мне срочно нужно попасть в Завру.
   Генерал резко повернулся к девчонке. Узнав в ней старую знакомую, он с трудом улыбнулся.
   - Уриэлла, - произнёс Виктор. – Я не могу тебя туда отпустить.
   - Прошу, генерал, там вся моя семья, - сдерживая слёзы, проговорила молодая чародейка. – Пожалуйста.
   Лария прошла чуть вперед, наклонила голову к ученице и обняла ее. Девушка, не выдержав, заплакала.
   - Уриэлла, милая, успокойся, - прислонив свою голову к ее волосами, промолвила Лария.
   - Я понимаю твоё беспокойство, - проговорил генерал. – Там есть, кому защищать жителей. Элиотер, друг Арривена и Андисса…
   - Элиотер? – перебил генерала Лизар. – Тот самый эльф, пьянчуга и разбойник?
   - Ты плохо осведомлен, командир. Твоя информация ошибочна, - возразил Виктор.
   Лизар только понимающе кивнул и задумался. Уриэлла успокоилась, но по ее лицу можно было понять, что она продолжит настаивать на своём. Остальные ученики лишь молча наблюдали за картиной, пока слуга, вбежавший в зал, не потревожил их. Он подбежал к Карлдану и, сглотнув твердый ком, вставший в горле, поклонился.
   - Господин генерал, внизу беженцы, - тяжело дыша, сказал он. – Они уже подошли к городу.
   Генерал махнул рукой и слуга отошел.
   - Лизар, организуй принятие выживших. Ступай.
   Командир элитной королевской гвардии поклонился и отправился к выходу. Лария, немного подождав, обратилась к ученикам:
   - Выжившим может понадобится наша помощь. Все, кто имеет познания в области лечения, бегом вниз.
   Больше половины молодых чародеев двинулись к выходу, в их числе была и Уриэлла, которая пошла впереди всех. Генерал и Лария, подождав, пока из зала выйдут все, отправились вслед за ними.
                                                                           ***
   Арривен и Андисс, измученные двухдневным походом из Завры в Тариайн, шли посередине небольшой колонны, изредка помогая другим нести вещи. Элиотер шел позади. За всё время похода он ни разу не сомкнул глаз, будучи всё время наготове, и был измучен больше других. Но держался.
   Первые выжившие уже входили в ворота города, где их ждали солдаты и лекари. Воины из гвардии Лизара выбегали к ним навстречу, хватали раненых и несли внутрь, за стены. Когда большинство беженцев были в городе, генерал начал обходить их, и искал хоть кого-нибудь, кто был в состоянии объяснить, что произошло. Но потом он увидел Элиотера. Он быстрым шагом подошел к нему, и схватил валившегося с ног эльфа за плечи.
   - Элиотер, что произошло? – Виктор помог эльфу усесться.
   Эльф смотрел на него уставшими глазами, и сглотнув, сумел выговорить несколько слов.
   - Они появились из ниоткуда. Мы не успели...
   С этими словами он свалился на землю и потерял сознание. Генерал рукой подозвал одного из солдат, который поднял эльфа и понёс в лечебницу. Виктор пошел дальше, с каждым шагом приближаясь к воротам, куда входило всё меньше народу.
   Почти потеряв надежду, он увидел в небольшой толпе знакомого паренька, что нёс пару мешков на одном плече, а лук держал в свободной руке. Генерал ускорил шаг и очень быстро перешёл на бег. Он схватил и обнял младшего племянника до того, как тот успел свалиться.
   - Андисс, ты жив, - генерал прижал парня к себе еще сильнее.
   Анди поднял руки и приобнял дядю, перевёл дыхание.
   - Где твой брат? Где отец? – немного погодя, спросил генерал.
   - Дядя, - Андисс посмотрел на него красными от усталости глазами. – Папа…
   С этими словами Андисс прошел немного вперёд, и хотел было уже присесть, но увидел бежавшую к нему Уриэллу. Он бросил сумки и лук. Девушка, подбежав, обняла парня, и тут же отпустила.
   Андисс хотел сказать ей что-то, но женский голос окликнул девушкой первым. За его спиной стояла Цилина. Он бросилась к дочери, села на колени, и со слезами на глазах они обнялись. Андисс смотрел на них. Из его глаз потекли слёзы, но он продолжал молча стоять.
   - Дочка, - всхлипывая, выдавила Цилина. – Твоя папа. Он не выжил.
   Уриэлла замерла. Несколько мгновений она смотрела на маму, а после, когда смогла двигаться, вырвалась из ее объятий и упала на землю, зарыдав еще сильнее.
   Генерал глядел на всю эту картину, пока Арривен не окликнул его. Виктор повернулся к нему и подхватил племянника за плечо, обнял его. Они посмотрели друг другу в глаза, и Арри по взгляду дяди понял, что Андисс уже всё рассказал. Убедившись, что парень в состоянии стоять на ногах, Виктор показал ему его давнюю знакомую, ревущую на земле. Арривен сделал пару шагов, встретился взглядом со своим братом, и присел рядом с чародейкой. Цилина отодвинулась, дав Арри места.
   - Уриэлла, - тихо произнёс Арривен, взяв девушку за плечо.
   Чародейка подняла голову на парня и, зарыдав еще сильнее, медленно положила ему руки на шею, поднялась на колени, и прижалась к нему всем телом. Он пустил пальцы в ее распустившиеся волосы, вдохнул клубничный запах ее тела, и закрыл глаза. Она водила рукой по его голове, уткнувшись лицом в шею.
   - Арри, - прошептала Уриэлла сквозь слезы. - Ты жив...
   Он ничего не ответил. Только наслаждался ее прелестным голосом, который мечтал услышать уже несколько лет. Арривен медленно сунул руку под ее колени и поднял. Она обхватила его шею рукой, а другую положила на его сердце. Оно билось с сумасшедшей скоростью. Арривен повернулся к дяде и кивнул ему несколько раз. Андисс взял Цилину под руку. Виктор хотел двинуться к дворцу, но заметил приближающегося к ним принца в сопровождении пары стражников. Молодой человек, с небольшими темными глазами, зачесанными назад светлыми волосами, был ровесником Арривена. Одетый в роскошные бархатные одежды, с накинутым на одно плечо плащом из дорогой шкуры, он быстро шел к генералу. Принц придерживал одной рукой меч, висевший на поясе, за рукоятку, а другой — волочившийся по земле плащ.
   - Мираст, - генерал поклонился. - Мой принц.
   Арривен и Андисс стояли молча, уставившись на члена королевской семьи. Принц, не долго думая, подошел к Арривену, посмотрел на лежавшую у него на руках Уриэллу. Поднял глаза на парня. В этом взгляде Арривен увидел злобу.
   - Не хочу показаться грубым, но наглости тебе не занимать, - не опуская глаз, сказал принц.
   - Не совсем понимаю...
   - А я и не надеялся, что поймешь, - принц был спокоен и одновременно груб. - Девушка у тебя на руках.
   - Арри, - Уриэлла посмотрела в его глаза. - Я сама пойду.
   Арривен опустил ее. Она с жалостью посмотрела в его глаза и отошла за спину принца. Принц подошел к Арривену еще ближе, вплотную. Арри был повыше Мираста на пол головы, и принц поэтому смотрел на него исподлобья.
   - Не привык отдавать то, что принадлежит мне. Тем более, таким как ты.
   Мираст улыбался, говоря эти слова Арривену. В тот момент он еще не знал, что сказал это человеку, потерявшему почти всё. Арри не стал отвечать. Он взглядом голодного зверя глядел на принца, и дождался, пока тот сам опустил глаза. Мираст отступил и подошел к Андиссу, который поддерживал Цилину под руку. Принц протянул ей свою ладонь.
   - Госпожа, извольте пройти со мной.
   Цилина нехотя подала руку Мирасту и он повел ее к Уриэлле. Андисс подошел к Арривену и положил ему сзади руку на плечо. Арри повернул голову и ее кивком дал понять брату, что всё хорошо. Они взглянули на дядю, который уставился в землю, осмотрелись вокруг. Солдаты все еще носили раненых в городской госпиталь, размещали их в ближайших трактирах. Арривен научился скрывать боль, старался не показывать ее. И никто не заметил его страданий, кроме Андисса. Он понимал, что брату больно видеть всю эту картину. Он знал, как сильно и как безумно Арривен скучал по Уриэлле все эти годы. Но теперь, когда он, наконец, встретился с ней, он не может сказать ей ни слов, какие мечтал сказать, ни прикоснуться к ней. Арривен лишился еще одного человека, которого любил.
   - Пора возвращаться во дворец, генерал, - поговорив с Уриэллой и ее матерью, сказал Мираст.
   - Слушаюсь, мой принц. Идём, ребята, - Виктор кивнул братьям.
   Арри и Анди медленно поплелись позади. Бок о бок. Не обращая внимания ни на что вокруг.
   По дороге к ним присоединился командор Хлое. Он вышел со стороны госпиталя и, поклонившись принцу, стал идти рядом с Виктором. Он часто оборачивался, чтобы посмотреть на обессиленных и угрюмых братьев, что медленно шли сзади, и расспрашивал генерала о них.
   - Виктор, эльф пришел в сознание. Сказал, что помощь ему не нужна. Куда его? - спросил командор.
   - Веди его сразу в парную. Они, - он кивком головы указал на племянников, - придут чуть позже.
   - Слушаюсь, сир.
   Лизар вновь посмотрел на братьев и скрылся в очередном переулке.
   Дворец был великолепен. Решеточные ворота во двор охранялись элитными стражами. Их серебряные латы сияли на солнце, закрытые шлема не давали разглядеть лица. Стражи стояли неподвижно, крепко держа в руках золотистые копья. Братья изумленно смотрели то на стражей, то на дворец.
   Двор произвел на них еще большее впечатление. Посередине большой зеленеющей лужайки, разделенной дорожками в виде креста, красовался фонтан из белого камня. Его основной частью была фигура летящего орла, из клюва которого и струилась вода. Вокруг фонтана стояли каменные лавочки, а по углам лужайки росли сливы. Возле них стояли придворные дамы в пышных платьях, кушали ягоды и мило разговаривали. Завидев Мираста, все представительницы прекрасного пола умолкли и поприветствовали принца. Он в ответ улыбнулся, кивнул им. Девицы подождали, пока будущий король пройдет вперёд, и начали обсуждать между собой Арривена и Андисса. Братья заметили это, но никак не отреагировали.
   После лужайки начинался длинный коридор ко входу в замок. С обеих сторон этот коридор был окружен узкими проходами, отделявшиеся от основного прохода арками. В каждом такой арочном проёме стоял рыцарь, и, когда принц проходил мимо него, выпрямлялся и задирал голову.
   Ворота дворца распахнулись, и братья попали в совершенно другой мир. Перед их глазами раскинулись просторные коридоры королевского замка. Мраморный пол, накрытый бархатными коврами, стены, украшенные портретами, пейзажами и светильниками, висевшие под потолком огромные люстры — всё это приводило братьев в неописуемый восторг. Из множества комнат и залов выходили придворные слуги. Некоторые из них уже ожидали гостей. Генерал и братья стали поодаль от Мираста и Уриэллы с матерью. Пока слуги ухаживали за девушками, принц обратился к Виктору.
   - Генерал, встречаемся в тронном зале через некоторое время.
   - Конечно, Ваше Высочество. Я пришлю за вами.
   С этими словами Виктор поклонился и одновременно сделал пару шагов назад, поближе к племянникам. Повернувшись к ним, он указал головой на лестницу и пошел к ней. Андисс двинулся за дядей, а Арривен некоторое время смотрел на удалявшуюся Уриэллу, и направился за братом.
   Виктор повел их наверх. Поднимаясь по лестнице, братья разглядывали на стенах портреты с членами правящей династии Саниори и разные другие картины, о которых братьям ничего не было известно. Поднявшись на третий этаж, они свернули направо и оказались в коридоре. Здесь были комнаты для гостей. Генерал прошел несколько комнат, после чего открыл одну из дверей и, пропустив братьев вперёд, зашел за ними и захлопнул дверь, закрыл ее на замок. В комнате стояли две одноместные кровати с тумбами, пара кресел возле камина, и два шкафа: для одежды и книг. С другой стороны находилась умывальня, скрытая ширмой. Братья сели на кресла и решили расслабиться, но, увидев лицо дяди, поняли, что их ждёт не очень приятный разговор. Виктор поставил руки на бока, прижался спиной к стене и пристально уставился на Арривена.
   - Что? - отрывисто спросил парень, хотя прекрасно понимал, в чём дело.
   - Арри, ты, вроде, не глупый парень, поэтому поймешь. Я знаю, что ты чувствуешь. Но тут ты не в силах что-либо сделать.
   - Это еще почему? - Арривен ухмыльнулся.
   - Да потому что, - голос Виктора грубел. - Он — принц. И в её понимании, ты никто по сравнению с ним. И этого ты изменить не сможешь.
   - Это смотря, как постараться.
   - Упрямый баран, - генерал перешел на крик. - Ты не понимаешь, во что хочешь ввязаться.
   Арривен вскочил с кресла.
   - Да я уже ввязался. Все мы ввязались. Это же война, да?
   Виктор просто смотрел на него и молчал.
   - Эй, Арри, какая война? Ты о чём? - Андисс говорил взволнованно, его голос дрожал.
   - А то ты не понимаешь, братец! - Арривен посмотрел на младшего брата и прикрикнул. - Ты думаешь, эти твари, что убили отца и разорили Завру, случайно выползли из какой-нибудь норы? Нет, Анди, это не так.
   Арривен махнул рукой, зашел за ширму, где на золотых ножках стояла ванна. Подошел к умывальнику, который был покрыт слоем серебра. Он полил себе на голову воду из кувшина, посмотрел в зеркало на свое отражение. С его головы стекали капли воды, а на лице были видны небольшие царапины и засохшая кровь. Он засунул руку в кувшин, протер шею. Взяв полотенце, он вернулся обратно к брату и дяде.
   - Каков план действий, дядя? - спросил Арри, вытирая лицо и шею.
   - Для начала вымоетесь. Баню уже должны были заготовить. После вас отведут в тронный зал.
   Виктор открыл дверь и вышел. Он повел племянников вниз, в королевскую парную.
   Королевская парная, в которой братьям предстояло провести не очень много времени, была размером с трактир. Деревянные полы и стены без окон и витражей придавали желтизны всему, что было внутри. Даже вода в купальне в центре парной вода казалась похожей на яблочный сок.
   - Ваши вещи заберут слуги, - сказал Лизар. – После того, как пропаритесь, получите новые одеяния. Они будут лежать на лавочках за ширмой. А теперь мы отклонимся. В вашем распоряжении несколько часов. Единственная просьба – не нажритесь тут в хлам с горя.
   С этими слова Хлое вышел вслед за слугами и захлопнул двери. Братья сняли с себя грязную и рваную одежду, бросили ее рядом с выходом и пошли к парной. У дверей они потянули за цепь, и облились теплой водой, после чего распахнули дверь. На верхней полке, поливаясь холодной водой из ковшика, сидел Элиотер. Братья уселись на полке рядом с ним. Он глянул на мальчиков, опустил голову, и продолжил поливать ее водой. С его длинных волос, что казались седыми от тусклого света свеч, беспрерывно стекала вода. За всё время, проведенного с братьями в парной, он не сказал ни слова. Лишь хорошенько пропарясь и выйдя к умывальне, он, сняв с себя полотенце и бросив его на горячий пол, спрыгнул в глубокую купальню, проведя некоторое время под водой. Он вынырнул, подплыл к краю, положил руки на бортик и задумался. В его голове мелькали мысли, и ему впервые за долгое время было действительно страшно. Страшно не за себя, а за двух щенков, чьи жизни теперь зависели от него.
   Его отуманенность прервал Арривен. Он похлопал эльфа по плечу. Элиотер повернул голову к парню и сразу вылез из воды. Втроем они уселись в небольшой теплой ванне.
   - Что нам теперь делать? - начал Андисс.
   - Сражаться, - Элиотер взял бокалы. - За всё, что тебе дорого на этой земле. Но, самое важное, что должен сделать каждый из нас — выжить. Судьба дала нам этот шанс. Позволила выжить для того, чтобы отомстить. Кто-то может сказать, что месть – не достойная цель, удел слабых. Это не верно. Именно месть движет людьми, помогает им достигать своих целей. И мы будем бороться для того, чтобы показать врагу, чья эта земля.
   - Отец всегда говорил, что лучше умереть свободным, чем жить под кнутом, - Арри выдержал паузу. – И он отдал жизнь с верой в нас. Мы не должны подвести его, не должны опозорить память о нём.
   - Мы не подведём егобрат, - Андисс положил одну руку ему на плечо, а другую – на плечо Элиотера.
   - Отныне будем держаться вместе, - сказал эльф. – Порешаем всех этих уродов.
   - Согласен, - Арривен улыбнулся. – Ну, а пока…
   Парень дотянулся до бутылки вина и разлил ее по бокалам в руках Элиотера.
   - Предлагаю почтить память тех, кто умер в тот роковой день.
   - Герои, которых будут помнить в веках, – выкрикнул Андисс.
   - Их имена никогда не будут забыты в нашей памяти, - поддержал Элиотер.
   Они выпили, не чокнувшись. Когда их сосуды опустели, они поставили их рядом с ванной и наступила тишина. И лишь капельки воды, что падали с потолка на пол, нарушали эту гробовую тишину.
   - Предлагаю еще один заход в баньку, - сказал Андисс и вышел из воды. Остальные последовали за ним.
                                                                     ***
   После пары заходов в парную, друзья, бодрые и подвыпившие, зашли в предбанник. На лавочках, как и говорил Хлое, лежали новые одежды. Эльфу, как и полагалось, выдали одеяние цвета бриллианта, белые штаны и тонкие белые сапоги. Братья же оделись в толстые черные штаны и белоснежные льняные рубахи, на ноги надели сапоги с металлическими накладками на носках и каблуке.
   - Отведите нас к генералу, - сказал Элиотер солдатам, когда все трое вышли из парной.
   Воины поклонились и пошли вверх по лестнице. Поднявшись на несколько этажей выше, ребята оказались в широком коридоре, где с обеих сторон через каждый метр стояли воины в пластинчатых доспехах, плащах с изображением гордого орла – символом Амрии. В руках они держали щиты с головой того же орла и алебарды. Братья с Элиотером шли ко входу в тронный зал, около которого стоял Лизар Хлое.
   - Вот, хоть выглядите подобающе, - улыбнувшись, сказал Лизар. – Готовы?
   - К чему? – спросил Андисс.
   - Сейчас узнаете.
   С этими словами он распахнул двери в тронный зал, где, вокруг огромного стола с лежавшей на нем картой, стояли Карлдан, Лария и Уриэлла с матерью. Лизар с Элиотером вошли первыми,  за ними – братья. Встав рядом с остальными, Арривен сложил руки на груди и стал глядеть на Уриэллу. Генерал сделал шаг к столу, поставил на него руки.
   - Генерал, а где сейчас принц Мираст? – выйдя вперёд, задал вопрос Лизар.
   - Если бы я знал, - пробормотал себе под нос Карлдан.
   Двери вновь распахнулись и, в сопровождении двух воинов из Элитной Гвардии, в зал вошел принц. Он быстро подошел к остальным и встал рядом с Уриэллой.
   - Мое почтение, Ваше Высочество, - командир Хлое в ответ преклонил голову.
   - Мой принц, - генерал сделал то же самое.
   - Генерал, прошу прощения за опоздание. Начинайте.
   - Итак. Мы ничего не знаем о том, кто эти захватчики, но по описаниям, которые мы узнали, они напоминают хазранов — древних чудовищ из старых сказок. И на данный момент они захватили две трети Каардана, половину Горолейна и почти весь Д’ориэйн. О судьбе Пинерии пока ничего не известно, но, скорее всего, ситуация там не из лучших. Час назад в королевскую голубятню было доставлено письмо, - генерал подозвал к себе слугу, и взял из его рук сверток пергамента. - От Её Высочества принцессы Фириниции. В нём говорится, что Атарк находится под осадой хазранов...
   - Атарк — это столица Каардана? - прервал его Андисс.
   - Да. Командор Хлое возглавит спасательную операцию вместе...
   - Мы идем! - Арривен вышел вперёд. - И хрен ты нас остановишь, ясно?
   - Никакого уважения к старшим. Где твои манеры? - вмешался принц.
   - Тебя забыл спросить, - Арривен неохотно перевел взгляд на Мираста, сделал паузу. - Принцесска.
   - Никуда вы не идёте. Встань на место, и не смей больше дерзить, щенок, - грубо и твердо ответил Виктор племяннику.
   - Щенок с яйцами, генерал, - Хлое усмехнулся.
   - Заткнись, командор.
   - Дядя. Отец погиб от их рук. И мы не успокоимся, пока эти твари не передохнут от наших, - Андисс вышел к брату.
   - Получается, что и я иду, - сказал Элиотер. - Я обещал Лирандеру.
   - Вы сговорились, что ли, я не пойму никак? - голос генерала становился все громче и громче. - Вы никуда не пойдете. Всё!
   - Потом поговорим, - с улыбкой закончил Арривен.
 В зале воцарилась недолгая тишина.
   - Предлагаю снарядить небольшой отряд и пройти через границу с Каарданом, - Хлое подошел к карте. - Там мы сможем быстро добраться до ближайшей крепости. Будем надеяться, что ее к тому времени еще не захватят. Оттуда по устью реки Вир пойдем к Атарку.
   - План хороший. Командир, ты уверен, что группа справится? - спросил Мираст.
   - Сир, мои люди способны на это. Можете не сомневаться.
   - Я извиняюсь, генерал, - выкрикнул Элиотер. - Мне кажется, что план командора Хлое не совсем разумный. Я жил в тех местах не один год, и знаю их лучше, чем кто-то другой. Лизар, ты предложил пройти через границу и дойти до ближайшей крепости. Если мы пойдем на юг, то попадем на земли, уже захваченные хазранами, потому что именно оттуда они пришли в Завру.
   - Так пойдем на запад.
   - Тоже не вариант.
   - Почему? - спросил генерал.
   - Потому что потеряем несколько дней в пути, - заявил Элиотер. - Наилучший вариант — пройти через топь на границе.
   - На погибель нас решил отправить? - отрезал Хлое.
   - Да, если не знать, как идти. Но я там проходил, и не раз, командор. Я смогу и вас провести. Так мы сохраним много времени.
   - И давно ты там проходил последний раз? - Лизар сложил руки на груди.
   - Недавно... Лет семь назад.
   - Ты издеваешься? - Хлое скорчил недовольную гримасу.
   - Лизар, имей совесть, - Виктор подозвал к себе эльфа. - В чем-то он и прав. Так вы действительно сохраните достаточное количество времени. Элиотер, что после?
   - А после, генерал, как и предложил командор Хлое: вдоль устья реки Вир мы пойдем в Атарк.
   Виктор кивнул несколько раз. Этот план ему казался довольно неплохим. Оторвав руки от карты, Лизар подошел к братьям.
   - Вечером жду вас в казармах Гвардии. Познакомитесь с остальными и вместе обсудим все подробности.
   - А сейчас, с позволения принца, все свободны. А вы вдвоем ждите меня в своих покоях, - Виктор посмотрел на племянников.
   - Как будет угодно, дядя, - вежливо сказал Анди, и ткнул брата в плечо.
  Лизар и его жена поклонились принцу, Виктор сделал то же самое. Арривен, Андисс и Элиотер, усмехнувшись, медленно развернулись и поплелись к выходу из зала.
   Арривена окликнула Уриэлла, выбежавшая за вслед за парнем. Элиотер и Андисс обернулись, а Арри лишь ускорил шаг. И быстро завернул за угол. Андисс рукой оставил эльфа ждать, а сам подошел к девушке. Он посмотрел ей прямо в глаза. В эти жалостливые и напуганные до смерти глаза. Но ничего не сказал. Просто еще больше наполнил её душу нестерпимой болью. А она, готовая упасть и реветь от отчаяния, неподвижно стояла, пытаясь сдержать набежавшие слёзы. Андисс вернулся к Элиотеру. Они завернули за угол вслед за Арривеном, молча идя к покоям. Теперь Арри всё-таки посмотрел на Уриэллу, которая, не спуская с него глаз, стояла на углу длинного коридора, прижавшись к стене. Арри зашел в покои вместе с остальными и захлопнул дверь.
   - Ты как, парень? - усевшись в кресле, спросил Элиотер.
   - Будь моя воля — убил бы. Причем обоих, - яростно, но в то же время и с насмешкой, произнес Арривен.
   - Обидно, конечно, - сказал младший брат. - Не ожидал я от неё. Не ожидал.
   Арривен улегся на кровати, и закрыл глаза. Глубоко в душе он чувствовал сильную обиду, сильную любовь, и, как ни странно, сильную радость за то, что встретил ее. Его мысли прервал дядя, вломившийся в дверь. Он с грохотом захлопнул ее, и начал ходить по комнате из стороны в сторону, поставив руки на бока, опустив голову и бормоча что-то себе под нос.
   - Арривен, я знал, что ты хам, но не ожидал, что до такой степени! - возмущался генерал.
   - Теперь будешь знаешь, - чувствуя гнев, ответил Арри. - Он сам нарвался.
   - Ты думаешь, что ты такой умный, парень? Я не собираюсь орать на тебя, читать нотации или ставить в угол, как маленького мальчика. На тебя это все равно не подействует. Но, впредь, думай, кому и что ты говоришь.
   Карлдан отвернулся от старшего племянника и встал поближе к выходу, облокотившись боком на стенку.
   - Я отпускаю вас с Лизаром...
   Он сделал паузу.
   - Видимо, Лирандер был прав. Вы действительно повзрослели, поумнели. И готовы к такому.
   Виктор опустил голову, вновь поднял ее, но только теперь посмотрел на эльфа.
   - Элиотер, выйди, пожалуйста.
   Эльф встал, подошел к двери, поклонился генералу и вышел. Виктор проводил его взглядом. Он подошел к братьям, что уже стояли рядом, и положил руки к ним на плечи, посмотрев в глаза.
   - Тем не менее, будьте бдительны, внимательны и осторожны. Это не ваши детские забавы. Врагов у вас будет мало, но друзей — еще меньше. Не зацикливайтесь ни на ком, не давайте эмоциям взять верх над спокойствием и сосредоточенностью. Имейте силу воли, терпение. Это самое основное. Не поддавайтесь мимолетным ощущениям, не расслабляйтесь ни на минуту. Это может стать вашим слабым местом. Всегда будьте готовы к самому худшему. В любой ситуации. Даже если кажется, что все будет легко. Если человек готовит себя к легкому варианту, то он не сможет выбраться, когда настанет жопа.
   - Самый худший вариант — это то, о чем я сейчас думаю? - Андисс знал ответ заранее, но мечтал услышать нечто другое.
   - Вы сдохнете. От этого надо отталкиваться. Вы должны всегда думать, что нужно сделать, чтобы не сдохнуть. Тогда всё будет отлично.
   - Спасибо, обнадёжил! - Арривен засмеялся.
   Виктор обнял братьев и вышел из покоев. Вошел Элиотер.
   - Судя по всему, все отлично? - спросил он.
   - Лучше не бывает, - Андисс упал на кровать и повернулся на бок.
   В следующее мгновение в дверь ворвался слуга. Он сразу же попытался что-то сказать, но сбитое дыхание не позволяло ему это сделать.
   - От кого убегали, сударь? - с ухмылкой в голосе спросил парень.
   - Не убегал, господин, - чуть отдышавшись, произнес прислужник. - За вами послал командир Хлое. Сказал, что ждёт вас в столовой. Попросил сопроводить вас.
   Андисс повернулся к брату и кивнул головой в сторону выхода. Вновь, втроем, компания отправилась на долгожданный ужин. Длинные коридоры дворца казались братьям одинаковыми, и каждый из них в глубине души страшился затеряться в них. Бархатные ковры, бесконечные картины и фрески на стенах, огромные люстры, рыцари в латах. Все это было новым для молодых парней, что совсем недавно оставили родительский дом и тихий уголок мира, где им всегда были бы рады. Арривен, который показал себя не просто деревенским парнем, но и ответственным мужчиной, до сих пор размышлял над последними событиями и многого не понимал. Больше всего его беспокоила Уриэлла. Та молодая девчушка, с которой он пробыл все детство. С которой впервые убежал в лес. Та, которая подарила ему первый незабываемый поцелуй. Мысли о ней наполняли его сердце грустью. И он всеми силами старался выкинуть это все из головы хотя бы на время. Андисс же постоянно думал об отце. Лицо Лирандера появлялось перед глазами Анди. И в эти мгновенья слезы прорывались через его глаза наружу, но парнишка с огромным усилием все же сдерживал их.
   И лишь разум Элиотера был свободен от ненужных мыслей. Он не думал и не знал, что будет дальше, а просто радовался спокойному дню без беготни и страха. Эльф чувствовал себя уверенно за стенами замка, нередко вспоминая всех кого знал, кого сейчас уже нет. Эти воспоминания приносили бы другим сильную боль, но Элиотеру, прожившему немало столетий и видевшему множественные утраты, они помогали лишь разгневаться. Он переполнялся этим гневом, припасая его для хазранов. Однако кое-что его беспокоило. Кое-что, в чём бы он никогда не признался. Элиотер ощущал безумную, казалось, безрассудную родительскую любовь к братьям. Осознание того, что он заменил им отца, придавало ему сил двигаться дальше.
   Арривен, Андисс и Элиотер, сопровождаемые слугой, уже прошли несколько длинных коридоров, поднялись на два этажа и обогнули половину замка, прежде чем до них донёсся приятный запах готовившегося яблочного пирога. Сразу за ним, послышались шуршания и не громкие стуки. За королевской кухней находилась общая столовая, где во время еды собирались воины. Огромные толпы рвались за своей порцией, частенько расталкивая своих сослуживцев. Арри и Анди на секунду остановились, дабы поглядеть на это представление. Командиры бродили из стороны в сторону, пристально наблюдая за своими подчиненными. Если кто-то умудрялся произнести хоть звук, то его отправляли в конец строя. Самых наглых, кто всё-таки не успокаивался, выгоняли из столовой. Они обиженно выходили и строились у лестницы, изредка недовольно поглядывая на Арривена и остальных.
   Слуга всё же решил поторопить остальных. Ребята, не привыкшие видеть такой строгой дисциплины, несколько раз кивнули друг другу с ухмылкой, которая обозначала скорее всего восхищение. Правда сказать, что Арривен всё-таки не хотел оказаться в подобной ситуации, как некоторые солдаты, которых за случайное слово лишали ужина. А у Андисса желание поучаствовать в этой суматохе разрасталось сильнее с каждым мгновением. Элиотер же видел в этом абсолютно привычные ему вещи, которыми он успел насытиться за прожитое время. Эльф прекрасно знал и понимал, как относятся к обычным полкам, к обычным воинам и солдафонам.
   Но, зато, вид столовой Элитной Гвардии его поразил. Она не была похожа на ту обыкновенную «харчевню», как называли её многие солдаты. Здесь всё было другое. Освещение, которое, переливаясь с цветом бархатных и золотистых знамён, висевших под потолком, отдавалось по помещению солнечными переливами. Столы, стулья и лавочки были изготовлены из редкого и очень дорогого дерева, что росло на Архипелаге. Элиотер сразу же узнал скатерти, сшитые эльфийскими мастерами. Различные узоры, нити разных цветов. Деревянный пол был накрыт огромным ковром с изображением герба Гвардии — черного одноглазого орла на дубовой ветке. Поэтому в народе бойцов Гвардии иногда называли Ночными Орлами.
   Бойцы Гвардии и, на удивление, принц с Уриэллой уже находились в столовой. Увидев Мираста с молоденькой чародейкой, которые мило беседовали и смеялись, Арривен хотел было уйти, но брат остановил его. Слуга, поклонившись друзьям, безмолвно вышел из залы. Элиотер сделал пару шагов, остановился, чтобы позвать за собой братьев. Те, смущенные взглядами Гвардейцев, неуверенно прошли вперёд, боясь этой новой, непривычной обстановки. Но подошедший к ним командор Хлое отвлек всё внимание на себя. Теперь он уже не казался каким-то солдафоном. Чистая льняная рубаха, рукава которой были засучены до локтей, длинные кожаные штаны с сапогами делали из него знатного образованного человека, каким он и являлся на самом деле. Следом за ним к братьям и Элиотеру подошла его жена, госпожа Лария Хлое, и взяла мужу под руку, не переставая мило улыбаться мальчишкам. Она была в длинном голубом платье. На её шее красовалось жемчужное ожерелье, на волосах — белоснежная диадема с бриллиантом, а дополняли набор большие кольцевидные серьги цвета морской волны. Братья поклонились ей, а она в ответ признательно опустила голову.
   - Добро пожаловать на ужин, - поприветствовал друзей Лизар. - Осталось дождаться генерала Виктора.
   Командор с женой развернулись и пошли ближе к накрытым столам, шепча что-то друг другу.
   На плечи братьев упали чьи-то руки. Оба резко обернулись, увидели серьезное лицо дяди.
   - Ну что, племяши, пора бы и за стол, - проходя между ними, сказал он.
   Он прошел вперед. Лизар, увидев его, моментально замер и выпрямился.
   - Гвардия, смирно! - протянул Хлое.
   В зале настала мертвая тишина. Бойцы, оставшись на своих местах, приняли стойку. Генерал, посмотрев на гвардейцев, убрал руки за спину.
   - Здравствуйте, гвардейцы! - громко сказал Виктор.
   - Здравия желаем, господин генерал! - в один голос произнесли воины.
   Карлдан дождался, пока утихло эхо, и обратился к Лизару.
   - Вольно, командор!
   - Гвардия, вольно! - продублировал приказ Лизар. - Всем собраться у стола!
   Виктор повернулся к племянникам и эльфу и махом руки позвал их за собой. Они смиренно последовали за Виктором к скамьям, где сели рядом с ним. По другую руку от генерала сели принц Мираст с Уриэллой, потом Лизар Хлое и его супруга. Напротив них, с другой стороны стола, садились гвардейцы.
   Подождав, пока все заняли свои места, генерал встал, наполнил бокал вином. Поднял его, посмотрел в глаза каждого из тридцати бойцов.
   - Впервые в жизни я не знаю, как начать...
   Он выдержал долгую паузу пока гвардейцы разливали вино по бокалам.
   - За последние несколько дней произошли события, которые останутся в веках навечно. Многие из нас уже никогда не увидят свои семьи, своих друзей. Два дня назад я потерял брата. И чуть было не лишился самого дорогого в своей жизни. Арривен, Андисс и Элиотер. Вам троим мы обязаны всем и благодарны за свои жизни. Именно вам удалось остановить вторжение хазранов в Амрию, и, что самое главное — вам удалось выжить. Если бы не вы, то город, возможно, уже сейчас был бы охвачен пламенем.
   Виктор вновь прервался.
   - Парни! - обратившись к братьям и эльфу, продолжил генерал. - Спасибо за то, что подарили нам шанс победить и изгнать этих тварей с нашей земли. За Вас!
   - За Вас! - прокричали гвардейцы, и вслед за генералом выпили вино.
   Братья растерялись. Уриэлла наблюдала за Арривеном всё это время. В глубине души она радовалась за него, и почти затухшая свеча чувств начала разгораться.
   Арри и Анди опустили головы, и некоторое время глядели на пол, пока Элиотер не окликнул их. Они посмотрели на него. Он улыбался, и по лицу его текли слёзы. Держа дрожащей рукой рюмку с водкой, эльф подмигнул Арривену и Андиссу, и залпом выпил. Сморщился, но не закусил.
   В столовой стоял гул. Менестрели играли на флейтах, лютнях и арфах. Гвардейцы, жадно проглатывая всё, что попадалось под руки, болтали и смеялись. Генерал Виктор и командор Хлое ушли на балкон, где уселись на кресла, затягиваясь табаком и попивая вино. Андисс постоянно наблюдал за ними. Ему хотелось услышать хоть малую часть их разговор, но не имел возможности выйти из-за стола. Арривен знал намерения брата и не позволил ему встать. Элиотер сидел молча и ни на кого не обращал внимания. Будучи сильно пьяным, он медленно подносил очередной кусок курицы к краснющему лицу, и постоянно наполнял свою рюмку.
   Сам Арривен со злобой глядел на принца с Уриэллой. Мираст и чародейка мило беседовали. Принц, приобняв ее за плечи, шептал ей что-то на ушко, от чего девушка улыбалась и, закрывая лицо рукой, тихо посмеивалась. Арривен заскрипел зубами, и сам того не заметив, погнул концы вилки о стол. Оторвав от них свой взор, парень налил себе в бокал водки и залпом влил ее в себя. Андисс, наблюдая за этим, сглотнул твердый комок, застрявший в горле. Он с дрожью внутри попытался поймать взгляд старшего брата, но тщетно. Арривен вновь глянул на принца, который теперь клал ягодку винограда чародейке в рот. Еще бы мгновение, и Арривен сорвался бы.
   - Арривен, пойдем со мной, - послышался за спиной голос Виктора.
   Парень положил погнутую вилку на тарелку и встал из-за стола. Андисс тоже хотел встать, но тут же был остановлен дядей.
   - Андисс, посиди здесь и проследи за Элиотером.
   Анди угрюмо посмотрел на Арривена, и сложив руки на груди, уставился в тарелку. Элиотер уже лежал лицом в салате, и тихонько храпел.
   Виктор отвел племянника на балкон, где, облокотившись на перила, разговаривали Лизар и один из бойцов гвардии. На вид он был не старше Арривена, но ниже его на голову, с крепким телосложением. Арривен подошел ближе.
   - Арривен, знакомься, - начал Лизар. - Это мой сын — Данис.
   Ребята пожали друг другу руки.
   - Рад знакомству, - сказал Данис.
   - Я тоже рад, - ответил Арри.
   - Садитесь, парни, - Виктор указал на кресла.
   Арривен и Данис уселись поудобнее и молча переглянулись.
   - Сегодня, Арривен, вы с братом переезжаете в казармы Гвардии. Там есть для вас место. Заодно и познакомитесь с остальными, - Лизар налил из кувшина эля в кружку. - Завтра, в обед, мы отправляемся. Путь не из легких. Мой сын тоже идет.
   - Ясно. Но, нам с братом не в рубахе же идти? - Арривен посмотрел на дядю.
   - Вечером вам выдадут форму гвардейцев, - сказал Виктор.
   От этих слов Арривен замер и затаил дыхание.
   - Гвардейцев? Но мы же...
   - Без лишних вопросов. С этого момента вы под командованием Лизара. Усёк? - отрезал генерал.
   - Да, дядя. Я всё понял.
   - Гвардия делится на три отделения, - начал рассказывать Лизар. - Данис — командир третьего. В казарме спросите у него, где ваши койки. Перед отбоем будет общий сбор, так что не расслабляться. Теперь, парни, мы вас оставим. Пообщайтесь.
   - Я думаю, мы еще успеем наговориться. Ужин стынет, - сказал Данис и поднялся с кресла.
   - Твоя правда, - ответил Арривен, и пошел за остальными в залу.
   Андисс, завидев брата, встал и подошел к нему. Арривен кивком головы указал в сторону выхода. Вдвоем они вышли из залы и завернули за угол.
   - Что было? - взбудоражено спросил Анди.
   - Сегодня ночуем в казармах гвардии. Там всё строго, как я понял, поэтому вспоминаем, как нужно себя вести в армии. Помнишь, отец нам как-то устроил казарменную жизнь?
   - Да, было дело, и не раз.
   - Сын Лизара — Данис — командир третьего отделения. Мы под его руководством.
   - Подожди... То есть, мы — в рядах Гвардии?
   - Ну, если это можно так назвать. Теперь пошли обратно.
   Арривен вернулся в зал и сел за стол. А Андисс, медленно переваливаясь с ноги на ногу, улыбался и радовался, как младенец. Вернувшись за стол, он налил в бокал вишнёвого сока и потихоньку пил его. Арривен же пытался выискать Уриэллу и принца, которых нигде не было видно. Его сердце сжалось от злости, но он не сорвался. Не сказал ни слова, не проронил ни одной слезинки. Арривен развернулся в другую сторону и, увидев только что проснувшегося Элиотера, засмеялся. Правая часть лица эльфа была вымазана в салате, на глаз налип большой лист капусты. Элиотер, пробудившись окончательно, помотал головой в разные стороны, вытер лицо салфеткой и уставился на братьев.
   - С добрым утром, Эли! - со смехом проговорил Анди.
   Эльф не спеша встал из-за стола, и вышел на балкон, подышать свежим воздухом.
   Внезапно для братьев прозвучал голос Лизара.
   - Гвардия, встать, задвинуть лавки, и выйти на построение!
   Бойцы быстро выполнили приказ командора и стали выходить из залы в коридор. К братьям подбежал Данис и повел их за собой. Выстроив отделение, он поставил братьев в конце, а сам встал на место направляющего. Лизар вышел к генералу.
   - Гвардия, равняйсь! Смирно!
   Арривен и Андисс, ровно как и остальные, выпрямились и повернули головы вправо, смотря на командира отделения, а после стали смотреть на генерала Карлдана и командора Хлое.
   - Господин генерал, Гвардия для отправления в казарму построена. Разрешите отправлять?
   - Разрешаю, командор!
   - Гвардия, направо! В казарму, шагом марш!
   Гвардия начала движение и скоро скрылась за углом. Лизар и Виктор пожали друг другу руки.
   - Следи за ними, Лизар. А то они могут...
   - У меня не смогут. Всё будет в лучшем виде, Виктор. Я пошёл.
   - Давай.
                                                                       ***
   Казармы Гвардии находились недалеко от столовой, в соседнем крыле. По прибытию, Данис отвел Арривена и Андисса к их койкам, где для них уже лежали короткие черные туники Гвардии. Братья живо переоделись, сложили штаны и рубахи на табурете. Они направились в гостиную Гвардии, где их ждали остальные.
   - Приятно видеть вас в новом обличении, - только завидев их, произнес Лизар. - Присаживайтесь.
   Братья прошли на середину гостиной, сели на свободный диван. Осмотрелись. Несколько гвардейцев сидели рядом с ними, остальные были заняты обыденными делами: кто чистил сапоги, кто подшивал к форме новые подворотнички. Эта атмосфера была Арривену и Андиссу довольно знакомой.
   - Отбой через час, парни. Завтра утром, после подъема и построения, наденете рубаху и штаны и на зарядку. После возвращаемся в казарму. Будет личное время, чтобы умыться и переодеться на завтрак. Всё понятно?
   - Да, командор. И, Лизар...
   Арривен опустил голову, выдержал небольшую паузу.
   - Спасибо, что поддержал, когда дядя не хотел отпускать нас.
   Лизар кивнул в ответ. Андисс сумел уловить почти незаметную улыбку, появившуюся в тот момент на лице командора.
   Один из гвардейцев присел рядом с братьями.
   - Здорово, парни! - начал он. - Всегда рады пополнению в наших рядах. Вы сами откуда?
   - Из Завры, - пожав руку гвардейцу, ответил Андисс. - Я Андисс. Это мой старший брат — Арривен.
   - Приятно познакомиться, парни. Меня зовут Эрен. Я командую вторым отделением.
   - Эрен, оставь ребят в покое. Им и так нелегко пришлось, - вмешался Данис.
   - Ладно, ты прав, - согласился Эрен. - Отдыхайте.
   С этими словами он встал с дивана и ушел в другую сторону.
   - Как вы? - Данис сел напротив братьев.
   - Спасибо, терпимо, - Андисс облокотился на спинку дивана.
   - Сходите умойтесь. До отбоя чуть меньше часа осталось.
   - Данис, можно вопрос? - Арривен посмотрел на него.
   - Да, конечно.
   - Что вообще говорят насчет этого вторжения?
   Данис замолк на несколько мгновений.
   - Я не знаю, Арри. Слухи были еще неделю назад, но мы не обращали на них внимания, да нас и не напрягали особо. Мы и не стали придавать этому значения.
   Он встал с кресла и пошел к лестнице.
   - Не знаю, парни, что вы чувствуете, - он остановился на первой ступеньке. - Но мы отомстим.
   Данис кивнул и поднялся на этаж.
                                                                                ***
   До отбоя оставалось чуть меньше десяти минут. Андисс, вытираясь полотенцем, шел к своей койке. Большинство гвардейцев, уже умытые, складывали форму на табуретах и расстилали постели. Эрен, которого Лизар назначил дежурным по казарме, обходил спальню раз за разом, наблюдая за порядком. Арривен, сняв форму и оставшись только в брэ и камизе, ходил по гостиной и осматривал картины. Рядом с ним, в камине, потрескивали сухие поленья. Арривен уселся на ковер напротив огня. Он смотрел в пылающую бездну, и в языках пламени видел тот роковой день. В своей голове он слышал лязг стали и крики людей, перед его взором представал умирающий отец. Он вспоминал свои окровавленные руки. На его лбу выступил холодный пот. Ему казалось, что по его лицу текут багровые реки. Его руки задрожали. Он прижал их к лицу. На его глазах выступили слёзы.
   Андисс увидел брата и подбежал к нему. Он обхватил руками недвижимое тело брата, и услышал тихий плач. Анди прижал его голову к своей груди рукой.
   - Успокойся, брат. Слышишь, успокойся! - он начал потряхивать Арривена обеими руками. - Арривен!
   В тот момент Арривен услышал голос отца в своей голове. Парень перестал вздрагивать и пришел в себя. Андисс посмотрел на лицо брата. Его глаза были опухшими от слёз, он не мог ничего сказать. Арривен встал с дивана, взял кувшин с водой со стола и полил себе на голову. Вода вернула ему спокойствие. Он вдохнул полной грудью и сильно выдохнул. Андисс подошел к брату.
   - Арривен... - он взял брата за плечо. - Что случилось?
   - Ничего, - было понятно, что он не хотел рассказывать. - Ничего.
   Арривен опустил глаза и молча пошел в спальню. Андисс поставил руки на бока, проводил брата взглядом. Он глянул в сторону и перед его взором предстала величественная картина ночного неба: яркие беловато-голубые звезды, которых было великое множество, сверкали наряду с ходящим по по небу волнами багрово-золотым сиянием.
   Голос Эрена заставил его опомниться:
   - Построение у кроватей через минуту!
   Андисс оторвал свой взгляд от окна и, зевая, медленно направился в спальню.
   Арривен расстилал постель, когда его брат подошел к кровати. Андисс откинул одеяло с верхней койки, и встал рядом с братом.
   - Построение у кроватей! - голос Эрена промчался по казарме.
   Наступила тишина. Эрен прошелся по проходу между кроватями.
   - Гвардия, отбой! - последнее слово он произнес очень громко.
   Гвардейцы быстро улеглись в койки и закрыли глаза.
   - Спокойной ночи, - тихо закончил Эрен, выходя из спальни.
   В мертвой тишине Арривен уже через минуту слышал тихий храп своего брата. Арри повернулся на бок, к окну, и, замечтавшись, уснул.
                                                                           ***
   Арривен проснулся в холодном поту посреди ночи. Он сел на край кровати, всунул ноги в сапоги, встал и пошел на балкон, одевая на себя камизе. Выйдя на балкон, он услышал голос какого-то командира, что отдавал приказы провинившейся роте на приказарменном двору. Арривен подошел к краю балкона и оперся локтями на перила, поглядывая вниз.
   - Рота! Левое плечо вперёд, шагом марш! - громко и грубо произнёс командир.
   Солдаты, начав движение с левой ноги, повернули направо и стали маршировать кругами по двору. Арривен зевнул, отнял локти от перил.
   - Не спится, Арри? - послышался сзади голос Лизара.
   Арривен повернул голову. Лизар сидел в плетеном кресле за небольшим столиком, покуривая трубку и попивая вино. Арривен подошел и сел рядом с ним.
   - Держи, - Лизар протянул парню трубку. - Затянись пару раз, полегчает.
   Арривен стеснительно взял трубку, посмотрел на дымок, исходивший от нее, и затянулся. От непривычки он кашлянул, но тут же затянулся еще разок, и еще. Недолго подержав дым во рту, он медленно выдохнул, и отдал трубку обратно Лизару.
   - Ты помнишь, как впервые убил человека? - спросил Арривен, опустив глаза в пол.
   - Я был тогда в плену, - ответил Хлое, выпустив дым. - Нужно было как-то спасаться. И отомстить за семью. В ту ночь я убил семерых. И был помладше тебя.
   - Что ты чувствовал в тот момент?
   - Ничего, кроме неистовой жажды крови. Я хотел увидеть, как они мучаются перед смертью. Хуже стало потом. Но спустя время прошло. И у тебя пройдет, - Лизар повернул голову к парню. - Ты привыкнешь.
   - Я не хочу к этому привыкать.
   - Придется. Если хочешь выжить, - Лизар загасил трубку. - Давай не будем о плохом. Лучше расскажи, где вы научились ходить в строю?
   - Отец. Он с детства нас учил всем этим военным премудростям. Маршировать мы учились с малых лет. Когда приезжал дядя, мы созывали всех детей с округи. Они с отцом учили нас маршировать, ходить строем, колоннами и шеренгами, перестраиваться. А с началом осени отец каждый год создавал нам казарменные условия: целый месяц мы не общались с другими детьми из деревни. Нас поднимали в одно и то же время, каждое утро, мы тренировались день за днем. Учились читать, писать, решать задачки по арифметике и логике. А Элиотер учил нас его родному языку. Мы умеем писать, читать и говорить на эльфийском. А еще, помню, отец как-то раз сделал нам деревянные мечи. Они несколько лет были рядом с нами. Но пришел день, когда отец взял их и кинул в кузницу. Мы видели как мечи сгорают, нам было обидно и грустно. Мы не понимали, зачем отец это сделал. А после он дал каждому из нас по куску металла и помог выковать свои первые мечи. И несколько дней назад они помогли нам выжить. И мы оставили их на могиле отца в память о нем.
   - Это замечательные воспоминания, Арривен. Храни их, вспоминай их. И не забывай, что отец сделал для вас. Он вас готовил. И благодаря этому вы сейчас здесь. И я хочу сказать, что это не простое везение. Готов поспорить, что вы с братом сыграете немало важную роль в этой войне.
   - Лизар, мы всего лишь дети кузнеца. И ничего больше.
   - Кто знает, Арривен, кто знает, какие повороты готовит вам судьба.
   Лизар встал с кресла, поднял голову к луне.
   - Хватит на сегодня, иди спать. Завтра тяжелый день. Завтра у вас начнется новая жизнь. Ты больше не кузнец. Теперь ты воин. А у каждого из них есть свое предназначение в этом мире.
   - И всё-таки ты больше философ, Лизар, чем воин, - улыбнулся Арривен.
   - Умные мысли всегда должны возникать в голове образованного человека. Но далеко не каждый воин способен похвастаться отличным умом. А я — человек, повидавший на своем жизненном пути многое. И поэтому знаю, что говорю тебе. А теперь пора на боковую. Доброй ночи.
   Он прошел мимо Арривена и исчез в темном зале. Арривен постоял на балконе еще какое-то время, думая над словами своего командира.
   - Чёрт, а может ты и прав...
   Парень резко развернулся и вернулся в казарму.
                                                                                        ***
   День близился к закату. Фермерские дома вокруг города полыхали в пламени пожара, а вороны сидели на обезображенных трупах.
   Хазраны всеми силами пытались пробить ворота Гердьена. Эндервуд Кохх вместе со своими солдатами, удерживая позиции на стенах города, отстреливали всех, кого видели сквозь густую завесу дыма.
   В ход пошел таран. Хазраны старались закрывать тех, кто приводил таран в действие, но все они гибли под натиском стражников.
   Удар. Треск досок.
   - Парни, навались! - закричал Кохх.
   Воины кинулись к воротам и прижали их своими телами.
   Ещё удар. Воинов отбросило от ворот, но они вновь прижались к ним.
   Эндервуд бросил лук и кинулся к огромным котлам над воротами. Потянув на себя рычаг, который отвечал за механизм, капитан стражи опрокинул котлы вниз. Горючая смесь водопадом полилась на хазранов и таран.
   - Факел! - крикнул Эндервуд.
   Стражник бросил лук, снял факел со стены и запустил его вниз. Смесь моментально вспыхнула. Хазраны попятились назад. Эндервуд подошел к стражникам.
   - Не подпускать их ближе, - Кохх прошел через ряды воинов. - Беречь боеприпасы. Стрелять метко. И не сметь умирать.                                                               



Максим Кондратьев

#47642 в Фэнтези

В тексте есть: боевик, эпическое

Отредактировано: 21.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться