Властный пленник для дариссы

Глава 2. Золотые цепи, золотые

Успев за день вымотаться, Лесса уснула почти мгновенно. Пережитые приключения отняли у нее большую часть сил, и в какое-то мгновение уставшее тело решило, что ему срочно нужно сменить форму, и к утру под боком мужчины Лесса свернулась в клубочек уже в человеческом облике, крепко обнимая подушку.

Проснувшись утром мужчина все же немного удивился, а затем усмехнулся, приподнявшись на локте. Не то, чтобы такое соседство было неприятным, скорее даже наоборот, но обнаженные девки в планы на это утро у него не входили.

Впрочем, даже когда он сел на постели, Лесса, тяжелая на подъем, даже не пошевелилась, продолжала спокойно спать, порой улыбаясь сквозь сон. Будь ее воля, она провалялась бы в постели до самого полудня, но баловать ее такими подарками судьба не собиралась.

Чуть прищурившись, понимая, что пленница просыпаться не намерена, мужчина спокойно толкнул ее в бок.

– Эй, подъем.

Поморщившись, Лесса только сильнее сжалась в клубочек, крепко обнимая подушку.

– Изверг... – сонно пробормотала она, все же открыв глаза.

Некоторое время она просто сонно щурилась на ярком солнце, бьющем из окна и только через мгновение тихо ойкнула, поняв, что с обликом что-то не так. Быстро нырнув под одеяло, Лесса с трудом, но сосредоточилась, быстро обернувшись в зверька, но не спеша вылезать из-под одеяла. Так и замерла компактным клубочком.

Мужчина же вновь усмехнулся. Его явно забавляла ситуация, да и сама дарисса. Будь она чуть наглее, эрин не стал бы колебаться, какое ему дело до крохотного комка пуха. Но та умудрялась балансировать на грани, оставаясь чудной, но не раздражающей.

– Давай, иди уже сюда, – протянул мужчина, подняв одеяло.

Фыркнув, зверек чуть помедлил и все же подобрался к нему и, уже привычно бесцеремонно, забрался на живот, а потом и на грудь мужчины. Смущение медленно отступило. Раз ее не ругали и над ней не издевались, можно было и свою совесть аккуратно задавить в зародыше.

Улыбнувшись, мужчина погладил ее, просто забавляясь. Все же живой дарисс оказался довольно забавен, вызывая некоторое удивление. Отчего этих зверьков используют только в качестве меха, как домашние любимцы они очень даже занятны.

Напыжившись, зверек некоторое время не реагировал, но все же замурлыкал и прищурился. Свет, падая на голубоватый мех, нежно касался длинных и более жестких голубоватых, в отличие от белоснежной подпушки, волосков меха.

«Нет у вас совести...»

– Кто бы мне это говорил... – пробормотал мужчина, усмехнувшись, почесывая зверька за большим ушком с темной кисточкой.

«Как тебя зовут?» – пользуясь моментом его хорошего настроения, поинтересовалась Лесса, мурлыча.

– Так я и рассказал, – хмыкнув протянул мужчина, продолжая ее гладить. – И не надейся ничего выпытать.

«Ну-у-у... – протянула Лесса ткнувшись холодным носиком в его шею. –Это же просто знакомство. Я, например, Лесса».

– И я за тебя очень рад. – с ухмылкой протянул мужчина. – Ты наглая, приставучая девка, которая влезла на нашу территорию, чтобы выпытать информацию о нас, затем растрепать всем, и тогда спокойная жизнь моего народа закончится. Я не дурак, если уж ты таковым меня считаешь.

Пробел в расоведении вызывал интерес не только у молодой дариссы. Многие ученые до нее тоже были бы рады восполнить его и не раз пытались разузнать что-то о загадочных эринах. Финал зависел от степени их настойчивости: не шибко ретивых заворачивали с напутственным пинком, особо рьяные служители науки оставались по эту сторону границ. Вернее, говоря строго, ровно под границей.

«Да не собираюсь я никому трепаться! Я хочу собрать сведения для себя, как свой исследовательский багаж. – поморщившись, зверек подобрался еще ближе, тронув лапкой его щеку. – А имя... Ну, как мне к тебе обращаться: Ворчун?»

– Хочешь поскорее отправиться на плаху? – приподняв бровь, протянул мужчина, все же взглянув на дариссу, что успела бессовестно устроиться на его груди, топчась по нему холодными лапками.

«Вредный...», – расстроенно протянула Лесса, коснувшись лапкой уже пряди его волос.

Это занятие заинтересовало зверька, и, прищурившись, он снова толкнул прядь, забавляясь с ней. Впрочем, долго эта идиллия длиться не могла. Как бы забавно не было наблюдать за этим странным созданием, у эрина были дела, и тратить на приставучий комок меха весь день он не собирался, и в конце концов эрин все же сел.

Пушистым мячиком скатившись ему на колени, зверек оскорбленно фыркнул и в мгновение ловко взобрался на плечо мужчины, потеревшись пушистой головой о его щеку.

– Вот тебя еще не хватало, – пробормотал мужчина, взглянув на нее.

«Ну, я тихонько...», – протянула она, потешно округлив глаза.

Впрочем, даже этого оказалось недостаточно, чтобы растопить сердце жестокого эрина.

– Так я и позволил, – хмыкнул мужчина и, поднявшись, спокойно посадил зверушку на цепь. – Вот и сиди.

Позволять этой блохе разгуливать по замку или совать нос в государственные документы, эрин не собирался. Пусть даже ей и не удастся уже покинуть его страну, нечего было всякой мелочи лезть в дела его народа.

Обиженно мяукнув, зверек дернул цепь, но, поняв, что ее не разорвать, опустил голову, напыжившись.

«Вот и иди...»

Самодовольно усмехнувшись мужчина взъерошил ее шерстку и вышел из комнаты. Теперь можно было заняться и серьезными делами.

Серьезные дела заняли ровно половину дня и изрядную порцию нервов. Исконная вражда с вампирами набирала обороты, грозясь вот-вот перерасти в настоящую войну. Но зубастые уродцы не спешили ее развязывать, что по-настоящему раздражало. Они жалили мелкими укусами, что доводило до бешенства.

Эрин знал, если они атакуют первыми, это будет поводом для вампиров привлечь сторонников, как пострадавшая страна. А дарить им такой козырь мужчина не собирался.

Чтобы хоть как-то взять себя в руки, мужчина решительно направился к тренировочной площадке. Ему срочно нужно было спустить пар, к несчастью для пары воинов, которые составили ему компанию.



София Чар

Отредактировано: 09.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться