Властный пленник для дариссы

Глава 3. Песня замки открывает

В том, что взломщиком она была откровенно паршивым, Лесса убедилась еще сутки назад, но не оставляла надежды. Шпилька скрипела, замки не поддавались, пока в итоге первая не пала в неравном бою, просто сломавшись. На этом печальном событии девушке стоило бы начать унывать, но она оставалась дариссой. Существом по определению безбашенным.

Именно поэтому уже через несколько часов о ее пребывании в темнице пожалела не только сама девушка, но и ее стражи. При всех своих достоинствах, пела Лесса просто отвратительно, хотя и громко. А фальшивя, пела еще более отвратительно, и стражники, получившие строгий приказ не трогать пленницу и пальцем, могли только скрежетать зубами на запертую дверь. Впрочем, дверь как раз безмолвствовала, а вот пленница, казалось, не теряла вдохновения и голоса.

Не угомонила ее даже предпринятая попытка заткнуть ей рот кляпом. Проклятая девка не выглядела бойцом, но удивительно прицельно пиналась, наградив обоих тюремщиков идентичными синяками.

Уже к вечеру пятого дня ее заточения в темнице, стражники были готовы на что угодно, только бы избавиться от очередного внепланового концерта. От ее смертоубийства останавливал только страх перед  Владыкой. Невыполнение своих прямых указов Роллан не спускал никому. Именно поэтому, зажатые между приказом и неугомонной горлопанкой, ее требование немедленно увидеть Владыку, которому она была должна сообщить что-то важное, не проигнорировали.

Напротив, в него вцепились, как в спасительную соломинку.

В момент, когда в дверь его кабинета постучали, Роллан как раз перечитывал письмо от одного из представителей аристократии с подтопленной репутацией и усмехался. Вот он как раз пел соловушкой. Еще бы, и не так запоешь, когда родного брата отправили на плаху за сговор с вампирами.

– Войдите, – коротко бросил эрин, все же отложив бумагу.

– Владыка!

От вида вошедшего, Роллан мгновенно нахмурился, резко поднявшись с места. Среди стражников его замка не было трусов. Эрин вообще не помнил, чтобы взрослые оборотни из его народа когда-то на кого-то смотрели так умоляюще, да еще и одним глазом. Второй, оказавшись эпицентром синяка, едва открывался. Казалось, тот был готов вот-вот рухнуть на колени.

– Владыка, ваша пленница, дарисса, требует встречи. Говорит, что должна сообщить что-то важное. Нам говорить отказывается. Она же пришла из-за границы, может и у вампиров побывала… – поспешно выпалил мужчина, бессовестно добавляя от себя.

Говорить с ними дарисса не отказывалась. Наоборот, очень даже горячо поддерживала разговор из-за двери.

Приподняв бровь, Роллан не стал ничего говорить, молча направившись к темнице. Акустика подземелья не радовала. Именно поэтому, едва спустившись туда, эрин невольно нахмурился, пытаясь понять, что это за звук?

Воет вурдалак? Сирена с ангиной? Вечерняя распевка выпи?

Все оказалось куда более прозаично. Дарисса, устав от веселых песенок, решила затянуть длинную и печальную песню о любви. И ее не смущало, что плакать слушатели должны были от сюжета, а не от исполнения. Скорее даже устраивало, ведь отделена от несчастных она была железной дверью.

Хмыкнув, Роллан знаком велел воспрянувшему духом стражнику открыть дверь.

Звук за дверью мигом стих и эрина встречали с лукавым прищуром и невинной улыбкой.

– Ну? – коротко бросил Роллан, сложив руки за спиной.

Потянувшись, насколько позволяли цепи, девушка склонила голову набок.

– Подойди ближе, скажу что-то очень интересное, – интригующе протянула она.

Закатив глаза, мужчина вошел в камеру, замерев в паре шагов от нее.

– И?

Впрочем, дарисса только усмехнулась, откинувшись назад, оперевшись спиной о стену.

– Соскучилась, представляешь! Который день только вашего тюремщика вижу, разнообразия не хватает.

– Издеваешься? – закатив глаза бросил Роллан.

Приподняв бровь, девушка только весело засмеялась.

– А что мне остается в таком положении? – погремев цепями, отозвалась она.

Прищурившись Роллан присел на корточки рядом с ней.

– Веселись, я не запрещаю.

– Какая прелесть, этот мужчина не только щедрый на подарки, но и великодушный. Мечта просто, – усмехнувшись, протянула она, чуть неосторожно пошевелив рукой. Сталь кандалов скользнула по запястью, раскрывая поджившую рану, из которой тотчас потекла кровь.

Вновь хмыкнув мужчина все же потянулся вперед и освободил ее руки от цепей. При этом он почти физически ощущал умоляющие взгляды подчиненных, не в силах сдержать усмешки. Однако, этот мелкий комок пуха умел удивлять.

Чуть поморщившись, девушка осторожно выпрямила руки и даже застонала от удовольствия, чувствуя, как затекшие руки обретают чувствительность.

– Пользуйся моей добротой, – хмыкнул он, наблюдая за девушкой.

– О да, с удовольствием... – усмехнувшись, отозвалась дарисса и, развернувшись просто растянулась прям на полу, с трудом разгибая спину. – А то все тюремщики и тюремщики, нужно ведь и тебя собой порадовать! Им то я уже радости отсыпала, надеюсь никого не обделила?

Невинно улыбнувшись, дарисса взглянула на него, осторожно разминая руки, чувствуя покалывание, возвращавшее чувствительность несчастным конечностям.

– Нет, всего достаточно, – усмехнулся эрин, наблюдая за пленницей. – Вела бы себя нормально – снял бы кандалы, но увы.

– А разве я ненормально себя веду? Я же ангел!.. – воскликнула она, для убедительности невинно похлопав ресницами.

Изобразить достоверно ангела вышло, а вот вызвать доверие, увы, нет. Дураком Роллан не был и уже успел понять, что доверять этой пушной не стоит. Понимая, что вот-вот мужчина просто уйдет, дарисса все же нахмурилась.

– Ну, серьезно, я уже который день сижу здесь без ванной и это совсем невесело! – уже с искренним возмущением воскликнула она, осторожно сев, тотчас скривившись от боли.

– А кто тебя знает. Ты пронырливая, как мышь. Я бы, может, и отпустил тебя, но... – прищурив глаза Роллан лишь качнул головой. – Слишком рискованно.



София Чар

Отредактировано: 09.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться