Властный пленник для дариссы

Глава 4 - 5. Жаркое из дариссы с признанием в любви

Если Ллиар надеялся, что после встречи с дариссой в его спокойной и размеренной жизни ничего не изменится – он глубоко ошибался. В течение нескольких месяцев девушка исправно являлась к нему, пока в один прекрасный день не только не смогла прийти, но и даже отозваться на мысленный зов, точно скрылась за глухой защитой.

Терпеливо дожидаясь ее, Ллиар, в конце концов, раздраженно рыкнув, бросился в академию, останавливая каждого, выпытывая, где найти девушку. И отвечали все, к кому бы он не обратился по пути, ведь дракон в гневе – не самое приятное зрелище. В итоге дорогу ему указали к больничному крылу, где на больничных койках расположилась четверка сокурсников. Все, кто попал под огонь молодого дракона, решившего с доброго чуда поприставать к Виларе и получивший за то ответный... Комплимент.

Все пострадавшие спали, тех, кто отделался небольшими ожогами, уже даже отпустили, а вот Виларе еще предстояло лечиться долго. Девушка пострадала больше всех. Огонь сжег кожу на спине, почти уничтожил волосы, лизнул плечо, и теперь девушка без сознания лежала на постели. Лекари могли облегчить ее состояние, но вылечить быстро – нет. Только черные драконы могли знать, какими снадобьями лечить ожоги от своего пламени.

Войдя к ней в палату, Ллиар невольно нахмурился, тут же приблизившись к ее постели.

– Вилара?

Поморщившись, девушка, что лежала на животе, с трудом смогла открыть глаза.

– Ллиар... – едва слышно прошептала она.

– Ты куда влипла? Негодная девка... – пробормотал мужчина, сев рядом с ней, ощущая, как болезненно сжалось сердце.

Неугомонная, вечно улыбчивая и такая хрупкая дарисса выглядела не лучшим образом, вызывая в драконе дикую ярость. На самоубийцу, что сотворил это, на самого себя, что не защитил свою пленницу.

Поморщившись, девушка вздохнула.

– Я немного врезала... А он – дракон... – поморщившись от боли, Вилара уткнулась в подушку и чуть невнятно добавила. – И не фиг меня было лапать...

Чуть нахмурившись Ллиар осторожно поднял ее повязки. Даже обработанные и заговоренные магами академии, ожоги выглядели ужасно.

– Ох, беда мне с тобой... – протянул дракон, взявшись за ее лечение, заговорив на своем, древнем диалекте, осторожно водя ладонью над поврежденной кожей.

Поморщившись, Вилара невольно сжала ладони от нарастающей боли, смешанной с жутким чувством зуда. Пришлось даже закусить угол подушки, чтобы сдержать стон.

Мужчина же не останавливался, продолжая лечение, пока наконец не опустил руки. Все что мог без снадобий он уже сделал, но этого все еще было мало.

– Все, я тебя забираю, сам буду лечить.

– И кормить? – взглянув на него, со слабой улыбкой поинтересовалась дарисса.

– И кормить, и холить, и лелеять, – подтвердил дракон, осторожно подняв ее на руки.

Поморщившись от боли, Вилара закусила губу, но сдержала стон, что так и застыл в горле. Спину все еще дико жгло от малейшего движения.

Не медля, Ллиар телепортировался прямо в свои покои, где осторожно уложил девушку на постель.

– Все, отдыхай.

Поморщившись, девушка глубоко вздохнула, но сил спорить и лукавить не было. Слабо пошевелившись, ощущая, как вслед за зудом и болью все же приходит онемение, Вилара, казалось, только на мгновение прикрыла глаза, чтобы тотчас погрузиться в сон.

Убедившись, что она никуда не денется, Ллиар все же вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Нужные снадобья под рукой были только у лекаря, к которому дракон и направился, где и задержался. Настойку удалось найти сразу, а вот мазь старый дракон только заканчивал готовить. Как ни спешил, к моменту, когда его магия развеется, дракон все же не успел.

Боль снова вернулась, и девушку начало лихорадить, а от попыток свернуться в клубочек раны на спине снова трескались. Как ни старалась Вилара, сдержать слез не удалось. От этой боли не было спасения и покоя, даже когда она не двигалась.

Чуть нахмурившись, мужчина тут же подобрался к ней, осторожно обняв щеки девушки, вновь используя магию.

Тихо всхлипнув, девушка с трудом подняла дрожащую ладонь к его руке и прижала ее к щеке.

– Тише, мелкая... – прошептал Ллиар, продолжая лечение.

– Больно... – тихо и жалобно прошептала она.

– Потерпи, потерпи... – произнес мужчина, поцеловав ее в макушку, после чего спешно откупорил бутылочку с настойкой и баночку мази.

Стараясь действовать как можно осторожнее, чтобы не причинять еще больше боли, Ллиар взялся прежде всего за настой. В воздухе тотчас прохладно запахло мятой.

Кусая губы, Вилара зажмурилась, стойко перенося первые прикосновения дракона, что приносили только новую боль. И только через время она все же смогла немного расслабиться, ощущая, как боль отступает.

Через несколько часов, как и рекомендовал лекарь, Ллиар взялся и за баночку с мазью. Очищенные от остатков магии драконьего дыхания, раны постепенно начали стягиваться, давая возможность дракону облегченно вздохнуть.

– Найду этого дракона – надеру ему его чешую... – в конце концов пробормотал Ллиар, осторожно притянув девушку к себе.

– А мне одну чешуйку можно? Я давно хотела чешуйку дракона, – тихо, со слабой улыбкой попросила Вилара, прижавшись щекой к его груди, слушая биение его сердца

Приподняв бровь, мужчина тихо засмеялся.

– Можно.

Улыбнувшись, Вилара доверчиво прижалась к нему, чувствуя, как последние отголоски боли отступают.

– Хороший ты все же...

– Только никому не говори это, – с улыбкой предупредил Ллиар, поцеловав ее в макушку.

– Мне же никто не поверит, – улыбнулась Вилара и все же взглянула на него. – Ты так быстро прилетел в академию... Решил, что я сбежала?

– Ты не отзывалась, – протянул дракон, глубоко вдохнув.

Нет, признаваться ей в своем гневе, в той ярости, что охватила его, когда она не пришла, дракон не собирался. Ведь тогда он почти поверил, что дарисса сбежала, предала его доверие, обвела его, дурака, вокруг пальца. Вспоминать об этом помутнении, глядя в ее чистые синие глаза, не хотелось.



София Чар

Отредактировано: 09.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться