Вляпалась!

Размер шрифта: - +

Часть 7. Персональные демоны

Я долго колебалась перед тем, как открыть диалоговое окно. Мысль не шла, и текст не складывался в удобоваримое нечто. Мне казалось необходимым связаться с Мариной, но я не представляла, как завести диалог. Нужно ли врываться в её налаженную жизнь, лезть грязными башмаками в будущее, которое она выстроила вдалеке от Демьяна? Ещё и её ребенок смотрел на меня сквозь цифровую реальность так серьезно, что мурашки катились по спине.

Нет, нафиг-нафиг. Закрыть страницу. Удалить историю. Навсегда забыть о Соколовской.

Мысленно я отхлестала себя по щекам и вернулась к созерцанию фотографии. Текли долгие секунды. Всё сильнее я ощущала себя слабохарактерной дурой.

Наконец, меня хватило на короткое: «Привет, ты меня не знаешь, но, кажется, нас связывает один человек». Честно, я ожидала, что ответ придет нескоро — или вообще не придет, что значительно облегчило бы мне жизнь, — но Марина ответила незамедлительно.

«Кто?»

Меня бросило в жар, и дышать стало нечем, будто кончился весь существующий воздух. Дрожащими пальцами я написала имя Демьяна и отвернулась, только бы не видеть, прочла Марина или нет.

«Не может быть…»

Ну а дальше мы стали общаться. Удивительно, как объединяет двух разных женщин общий мужчина. В Марине не осталось зла или раздражения (по крайней мере, проклятиями она не сыпала и яду испить не советовала). Она искренне интересовалась делами своего бывшего и радовалась его успехам, расспрашивала про Иссу, про королевский двор. Единственное, о чем попросила: не говорить Демьяну про сына.

Я не хотела ей лгать, но разве могла утаить от него правду? Ведь это не мимолетное что-то, а человек. Наследник. Продолжение рода. Тот, о ком Демьян сожалел долгими ночами и тот, за кого он проклинал себя ежедневно. Кажется, в моей заминке прочиталось нечто большее, потому что Марина ответила:

«Надеюсь, твоё признание не ранит его».

Мы пообщались ещё немного перед тем, как Марина извинилась и исчезла из сети. А я долго ещё листала её профиль, рассматривала яркие фотографии и не верила своим глазам. Ранит ли Демьяна моё признание? Хотелось бы верить, что нет, но где-то в глубине черепной коробки завертелось сомнение. Вдруг он свыкся с мыслью, вдруг он неспроста не искал встреч с Мариной, вдруг он выветрил её из памяти и перестал думать о не рожденном ребенке?

А тут припрусь я со словами: «Кстати, у тебя есть сын!»

Вот оно ему надо?

Или всё-таки горькая правда лучше сладкого неведения?

Мои тягостные раздумья прервал телефонный звонок. «Маркелов», — нахально высветилось на дисплее, отчего я закипела вновь. Надеюсь, он решил извиниться за своё поведение, а не напомнить (как он любит), что кругом все идиоты, один он — царь и бог.

— Полин, нужно пообщаться, — пробормотал Саша несвойственным тоном. — Срочно.

— Ты с ума сошел? — возмутилась я. — После всего, что ты мне наговорил, мы можем общаться?! Вот ничего тебя не смущает, да? Зачем извиняться перед женщиной, если ты уже втоптал её в грязь по самые уши?  

— Я был не прав. — Его голос дрогнул. — Тут такое дело… я узнал кое-что странное… Полин, это многое меняет. Пожалуйста, давай встретимся.

— Что ты узнал?

Во мне поселился страх. Самое очевидное — перед Маркеловым открылся мир магии, но прожжённый до мозга костей прагматик не смог впустить его в себя. Он скорее поверил бы в то, что поехал кукушкой, и позвал санитаров, чем согласился с тем, что сквозь стены можно шастать в другие измерения.

— Я… — Саша оборвал себя на полуслове. — Просто давай встретимся. В нашем кафе. Умоляю!

Если до сего момента меня терзали сомнения о какой-то подставе — от колдунов можно ожидать всякого, — то после слов про кафе, они отпали. Никто, кроме нас двоих, не знал о том местечке с нелепым названием «ЧайКоффский», где заваривали отвратительно-горький чай, зато делали божественные пирожные.

Я собралась за десять минут, и вскоре автобус, тарахтя, нес меня в центр города, а после чуть южнее, в район заводов и труб, пронзающих облака.

Вечер только подступал, и небо начало розоветь, покрываясь легким румянцем заката. Я спрыгнула со ступеньки на асфальт, улыбаясь воспоминаниям. Не помню уже, как мы набрели на то кафе. Кажется, колесили на автомобиле Маркелова по городу, когда мне приспичило — вот прям немедленно! — выпить капучино. Саша не стал зудеть и выпендриваться (мол, кофе можно и дома попить), а нашел по навигатору ближайшее место, где его готовят.

Иногда он был неплохим человеком. Наверное, даже заботливым.

Автобус уехал, скрипя всеми деталями сразу, и я осталась одна на всей улице. Странно, обычно здесь ходили работяги, толпами носились заводские женщины — я представляла их всех поголовно бухгалтерами или кадровиками, ибо слабо знала заводские реалии — но сегодня район вымер. Пустота. Бросила беглый взгляд на экран телефона. Семь часов вечера. Да ещё только заканчивается рабочая смена!



Татьяна Новикова

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться