Вляпалась!

3.

Ну а вечером произошла долгожданная встреча с избранником принцессы.

Ресторанчик был хорош. В нем подавали филе семги на углях и отменное белое вино. Вид из окна открывался на озеро, по глади которого плыли белоснежные лебеди. Живая музыка ненавязчиво дополняла атмосферу.

Да, с ресторанчиком Виктория не прогадала. А вот Марк был, мягко говоря, так себе. Низкорослый и рыжий настолько, будто его щедро облили йодом. Веснушчатый до безобразия, ещё и щербатый. Он безостановочно чесал в шевелюре (невроз или вши?) и говорил быстро-быстро, глотая окончания фраз. Не мог обойтись без грубости и пошлых высказываний. Речь его была пересыпана словами-паразитами.

По сравнению с ним Виктория выглядела оригинальной, но симпатичной. Но на своего возлюбленного принцесса взирала с немым обожанием. Ни разу не перебила его, даже когда он похабно шутил, и заглядывала в рот.

Любовь зла, полюбишь и... Марка, по всей видимости.

Если первые полчаса я учтиво кивала, то после начала беспощадно глумиться и перебивать Марка всякий раз, когда тот открывал рот. Открыто не конфликтовала — не мне осуждать чужой выбор, — но и воспринимать спокойно не могла.

— Так чо, ты взаправду нас женишь? — закончив с прелюдиями, спросил он.

Я лениво подковырнула кусочек рыбы.

— Женить вас имеет право только священник, я же помогу случиться сему великому событию, — сказала безо всякого энтузиазма.

Не, ну с одной стороны: здесь точно любовь чистая и незамутненная, ибо с Марком можно целоваться только при наличии громадных чувств. С другой же стороны: красивой любовной пары, о которой будут судачить по всей стране, не получится. Судя по портретам принцессы, та была очень даже интересной барышней до своего финта ушами. Марка же спасет только непрозрачный пакет на лицо.

Что ж, не всегда дело в эстетизме. Пообещала выдать замуж — выдам.

— И чо мне делать? — Марк отпил пива, налитого в запотевшую кружку. — Сиськи мять или чо?

«Ничо, сиди и не вякай», — хотела ответить я, но вместо этого заговорила голоском, полным меда:

— Доказать свои чувства. Первые недели мы посвятим другим женихам, а потом появишься ты. Поцелуй, наша Виктория вновь прекрасна, ты весь сияешь. Мое дело сделано — вас можно женить. Обещаешь к этому времени разобраться с противоядием?

Когда жених неуверенно кивнул, я добавила подробностей с четким указанием, как именно он должен сиять и чего не делать ни в коем случае. К его сожалению, хватать принцессу за задницу или пялиться на мою грудь — один из запретов.

— Нормально, — дослушав, гоготнул Марк, а Виктория молчаливо заулыбалась. — Не, ну я согласен.

Да кто ж тебя спрашивает? Твое дело — поменьше говорить и побольше смотреть влюбленными глазами на принцессу. Такими же влюбленными, какими ты зыркаешь на пивную кружку.

— Ещё! — словно прочитав мои мысли, заключил Марк и шибанул кружкой по столу.

Официантка, конечно, всё поняла и принесла добавку, но выглядело это так некультурно и неуместно, что мне пришлось вцепиться ногтями в скатерть, дабы не выплеснуть остатки вина в рожу жениха.

Да какой из него будущий принц? Конюх при дворе и то культурнее. Отравить его, что ли, в лучших традициях исторических романов?

Я глубоко вздохнула и медленно выдохнула.



Татьяна Новикова

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться