Вляпалась!

3.

Следующую ночь я провела без сна, ерзая по постели и сбивая простыни. Душу поедали сомнения, и занимались они этим с особым садизмом. Можете называть меня бесхребетной бабой, которая повелась на симпатичное личико, но я не верила в вину Демьяна. Слишком наигранно. Как в плохом телесериале. Он мог прикончить меня в подворотне, запугать до полусмерти, вплести в розы какой-нибудь смертоносный яд.

Вместо этого он предпочел подставить себя по всем статьям, да ещё и апельсин подложить. Неужели Демьян такой придурок, что трогал письмо перед тем, как передать его мне? Зачем он отправил своего человека в замок?

Либо мои вкусы окончательно испорчены, и мне понравился идиот, либо господина долины Роз подставили.

К Диму я отправилась, едва на горизонте забрезжил рассвет. Юный дипломат жил далеко от центра города, в не самом благополучном районе, где ещё не воняло помоями, но уже не благоухало туалетной водой. Его дом приткнулся между продуктовым рынком и зданием школы. Одноэтажное строение с покатой крышей и узенькими окошками, неприметное, серое.

Я постучалась, и дверь открыл сам дипломат, заспанный и взъерошенный сильнее обычного. Значит, слуг у него тоже не имеется. Дим замялся, увидев меня на пороге, и нехотя пропустил внутрь.

— Послала бы мне сообщение — я бы приехал к тебе сам, — произнес он, машинально приглаживая застиранные домашние брюки.

Он тушевался и не знал, куда себя деть, пока я осматривалась. Скромно, но со вкусом, а главное — чистенько. Видно, что парень не богат, но стесняться тут нечего.

— Ты всех гостей заставляешь на пороге мяться? — упрекнула я его, стягивая кроссовки.

— Я вообще не заставляю гостей сюда приходить, — парировал Дим, но жестом указал, куда можно повесить толстовку.

Вскоре я сидела на кухоньке, глядя, как хозяин дома нервно копошится среди посуды, пытаясь найти две одинаковые чашки.

— Так что за срочность?

— Я должна увидеть Демьяна. — Сцепила руки в замок на коленях.

Дим неодобрительно покачал головой.

— Запрещено. Насколько мне известно, его взяли под стражу, и теперь никаких посетителей до судебного разбирательства.

— Что, они не смогут сделать исключение для лучшего королевского дипломата?

Льстивое высказывание было пропущено мимо ушей.

— Нет, приказ начальника судебных дел.

Передо мной оказалась видавшая ещё царей (причем российских) чашка с потертыми краями, на которой имелось клеймо известного фарфорового дома Иссы. Какая нелепая попытка выглядеть круче и солиднее, чем есть на самом деле.  

Я посмотрела на чашку и с тяжелым вздохом поднялась со стула, достала две обычных разномастных кружки в горошек, сама разлила по ним заварку. Стало гораздо уютнее.

— А если провернуть нашу встречу как-нибудь незаметно? Буквально на пять-десять минут? Мне очень надо!

Парнишка почесал в вихрастом затылке.

— Зачем? Нет, ну честно, на кой ляд общаться с человеком, который тебе угрожал?

— Допустим, из любопытства. — Дим издал что-то среднее между «Ну-ну» и «Да-да». — Ладно, я просто не верю, что он виновен.

По тяжелому стону я поняла, что со мной всё кончено, и нормального человека из меня не получится.

— Полина, не сходи с ума! Ты напоминаешь мне Викторию. Та тоже считает своего рыжеволосого хама прекрасным и честным человеком, не замечая очевидных фактов. Улики против Демьяна, смирись.

— Я прочитала достаточно детективов, чтобы с уверенностью сказать, что здесь что-то нечисто. Смотри. Демьян насобирал на меня целое досье. — Я загнула указательный палец. — Зачаровал розы, только бы я прониклась к нему симпатией. — Добавила средний. — Допустим, убил моего стражника и обставил всё так хитро, что никто не отыскал следов. А затем чуть ли не лично притащил в замок бутылку вина. Он, по-твоему, такой тупой?

Дим долго не отвечал. Он предпочел медленно отпить из кружки, покрутить её в пальцах, всмотреться в чаинки. Сделать что угодно, только бы не признавать очевидных вещей.

— Не тупой. Но на письме его следы, а оно появилось задолго до бутылки вина.

— Что мешало украсть бумагу? — Я пожала плечами. — Его хотели подставить, я уверена. Но даже если это не так, и Демьян пытался напугать меня до полусмерти, то я должна посмотреть ему в глаза. Считай это бабской придурью, но мне необходимо разобраться во всем самой.

— Я попробую что-нибудь придумать, но ничего не обещаю, — вздохнул Дим с видом великого мученика. — А ты, пожалуйста, займись замужеством принцессы. Скоро возвращается её брат, он будет в бешенстве, когда узнает, что дело не сдвинулось с мертвой точки.

— Договорились.

Мы неловко помолчали, допивая невкусный чай, и вскоре я шнуровала кроссовки, чтобы распрощаться с уютным домом и его негостеприимным хозяином.



Татьяна Новикова

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться