Вляпалась!

Размер шрифта: - +

6.

Удар сердца, и мир перед глазами перекрутился. Я выпала из открытой дверцы и, больно приложившись правым боком о повозку, рухнула вниз. Где-то вдалеке заржала лошадь, которая чудом умудрилась выкрутиться из хомутины и рвануть куда подальше, избежав мучительной гибели.

Мне повезло меньше. Всё, конец. Расшибусь в лепешку.

Но удара о землю не последовало — меня поглотили воды озера.

Мыслей не было. Ни одной. Лишь невероятное желание выжить. Спастись. Меня несло течением, тянуло на дно, закручивая в водовороты. Одежда намокла и потяжелела. Хвала небесам, что я предпочитала легкие джинсы с футболками — иначе бы бесславно потонула. Вода заливалась в нос и рот, но я мощными гребками пыталась вырваться наружу. Непонятно, где верх и где низ, где спасение, а где — погибель. Но я гребла, теряя силы и начиная задыхаться.

Поэтому когда голова прорвала толщу воды, и в лицо ударил ночной ветер, я не поверила своему счастью. На пределе возможностей доплыла до узкой кромки берега и рухнула на песок.

Ну, замечательно! Вот какой толк от охранных заклинаний и личного извозчика, если жизни может стоить любая безобидная поездка? Съездишь в поместье к красивому мужчине — огребешь. Это не могло быть случайностью или злым роком. Нет. Предупреждения кончились, вот и первое настоящее покушение.

Меня трясло от холода, намокшая одежда прилипала к телу. На глаза наворачивались слезы запоздалого страха. Я сидела на берегу и смотрела на безмятежную водную гладь, не зная, куда деваться. Возвращаться в замок или спрятаться где угодно, только бы никогда не появляться там, где меня могут убить?

Всё-таки я встала и пошла на ослабших ногах по берегу, ни на что конкретно не рассчитывая. Ущелье вилось узкой лентой, и наверх, к дороге, было невозможно подняться. Ну а когда вдалеке донеслись отголоски чьей-то перебранки, первым делом я решила, что чокнулась.

Не худшее завершение дня.

— А я тебе говорю: подсекай! — не унимался первый, визгливый. — А ты рот разинул, вот и прозевал!

— Сам и подсекал бы, коль умный такой, — ответил ему второй, будто бы прокуренный до основания.

— Да я б и подсек, но удочка у тебя.

Так, либо у меня очень уж яркие галлюцинации на фоне тяжелого потрясения, либо где-то поблизости обитают рыбаки. Невероятно, но за вторым поворотом показались лепестки костра. Я практически доползла до него и предстала перед двумя мужичками во всей мокрой красе. С волосами, налипшими на спину. С размазанной тушью. С синюшными губами и зубами, которые выбивали нервный ритм. Босоногая, потому что туфли слетели ещё в процессе падения и сейчас покоятся где-то на дне озера.

Мужички почесали в плешивых макушках — они вообще были какими-то одинаковыми: низкорослые, плюгавые, пухлощекие — и одновременно заговорили:

— Вы тут топиться вздумали?

— Не топитесь, пожалуйста. Рыбу спугнете.

Э-э-э. Согласна, причина достойная. Я плюхнулась рядом с костром, выставила озябшие руки над языками пламени. Судя по полупустому садку, лежащему рядом с рыбаками — здешняя рыба, в принципе, была пуганной.

— С чего мне топиться?

— Так это ж ущелье утопленников, — хмыкнул левый мужичок, а правый согласно закивал. — Ваши тут постоянно того...

— Жизнью кончают, — подсказал правый мужичок под радостное «вот-вот» левого.

Я клятвенно уверила, что жизнью кончать не собираюсь, наоборот, планирую существовать долго и счастливо, если не умру от воспаления легких. После этого мужички представились — честно, их имена попросту вылетели из моей головы, — накормили меня ухой и насильно залили внутрь самогона из фляги.

Ух! Скажем так, жить стало теплее и гора-а-аздо веселее. В какой-то момент сомнительных ночных посиделок меня даже подмывало пуститься в пляс, таким ядрёным оказался местный самогон.

Со слов моих новых знакомых, клёв здесь был хороший — чаще всего, — да и рыба крупная — обычно, — но сегодня рыбалка как-то не задалась. Неудивительно, вся рыба, наверное, сбежалась посмотреть на несостоявшуюся утопленницу в лице меня.

В общем, когда я немного отогрелась и захмелела, было решено собираться в путь. Трясущуюся меня довезли до города и высадили за квартал от дворца. Не говорить же добродушным людям, что перед ними местная неудачница, а по совместительству — личный пиар-агент принцессы Виктории.

— Спасибо вам, мальчики! — Я обняла обоих одновременно.

«Мальчики» довольно крякнули и долго ещё предлагали присоединиться к их рыбалке как-нибудь позже, когда я окончательно передумаю помирать.

Во дворце я очутилась ближе к рассвету, на последнем издыхании. Но вместо того, чтобы пойти в свою спальню (уснешь тут, когда кругом отрава и враги), направилась к принцессе. Без стука вломилась в её покои. Не горел свет, и звуков почти не было, разве что на кровати кто-то одновременно хрипел и захлебывался рыданиями.

— Вик, ты жива вообще? — Я осталась на пороге, готовая в любой момент свинтить.



Татьяна Новикова

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться