Влюбить до нового года

***

— Я детей хочу, Эля! – ошарашил меня граф, заставляя поверить в действенность крупы. – От тебя хочу, понимаешь? Сына, что пойдет по моим стопам, и дочку с глазами цвета грозового неба — твоими глазами, Эллочка.

— Хватит! – я зажала уши, проклиная вчерашнее утро, когда подлила ему зелье. – Прекратите!

— Хочу, чтобы любила, чтобы засыпала рядом, в моих объятиях, в моей постели. Хочу назвать женой, чтобы знать, что дома ждешь. Пойми, Эля, я сам не ожидал, сам не думал, но я действительно этого хочу, поверь, полюбил искренне и бесповоротно… — он вдруг тяжело вздохнул и крепко обнял, не давая сбежать. – Не отпущу, никогда.

Что же делать? Что же? ЧТО?!

— Это не вы говорите…

— Я, Эля, я, со вчерашнего дня как прозрел! – на миг отстранился, даря надежду на спасение, но тут же стремительно сгреб в охапку, придавливая к дивану, на котором мы уже около получаса друг другу противостояли.

«Нет, не вы!» – упрямо возразила я, но уже мысленно, с отчаянием понимая, что ещё рано, нельзя говорить, не время. Терпи, Элла, терпи!

– И отпустите меня, наконец, вы ведете себя непристойно!

— Но тебе же нравится, — хитро подмигнул граф. – И, кстати, для тебя Шэйн, просто Шэйн, любимая!

— Какая я вам люби… — запнулась на полуслове, когда мужская рука неожиданно скользнула под юбку, поднимая подол.

Миг – и я уже стою в нескольких шагах от злосчастного дивана и такого же злосчастного графа. Сердце стучит как сумасшедшее, а нога до сих пор чувствует обжигающее прикосновение.

— Если… если… – я не находила слов от возмущения и растерянности, сильно сомневаясь, что смогу продержаться до нужного момента. – Ещё раз прикоснетесь ко мне, весь Даунчер узнает о вашем постыдном поведении!

— Но Элланька, — нисколько не обиделся постыдный граф. – Будущие супруги и не таким занимаются…

— То, что вы сделали мне предложение, ничего не значит, ведь у папеньки вы благословения не просили! – выпалила последний довод, лишь бы усмирить пыл будущей жертвы моей мести.

— Главное, что ты согласна, — уверенно заявил этот наглец, плавно подымаясь и вновь оказываясь в опасной близости от меня. – Тем более что завтра в полночь, когда все поднимут бокалы в честь Нового года, я объявлю о нашей помолвке.

После чего я там же при всех вас брошу! – мысленно выкрикнула я и сбежала от греха подальше.



Мария Кургат

Отредактировано: 29.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться