Влюбленная в Рождество

Глава 10.

За неделю я смогла добиться высокого коэффициента на рынке и присоединить три крупных компании, удостаиваясь первого места. Дерек занялся финансами, а я же творческой и юридической частью. Двадцать процентов компании было уволено уже в первые два дня, после того, как мне доставили подробный отчет, что они работали на конкурентов. Остальные же испугавшись, стали работать усерднее, добиваясь невозможного. Я отобрала у многих каникулы, но зато повысила зарплаты. Вдвойне. Вела себя, как отец. Превратилась в его двойника, как он и говорил.

Я сидела в кабинете отца, сегодня надела черный кожаный комбинезон с открытыми плечами, нацепив полусапожки и изучала под внимательные взоры брата и Эмили новые костюмы, которые дико меня раздражали. Один хуже другого. Абсолютная безвкусица.

Подняв руку с листком в сторону Дерека, спросила, возмущаясь:

- То есть, предлагаешь такую страшную куклу с башкой, больше чем у слона, выпускать к детям? Ты хотя подумал о человеке, который наденет этот костюм? Я в шоке, Дерек. Правда.

Бросив на стол листок, стала массировать виски, разворачивая кресло к панорамному окну и любуясь высотками Нью-Йорка. Опять снег. Не утихал за эти семь дней, как и мои муки. Засыпала лишь на два-три часа и то с помощью снотворных. Еду занимал кофеин и успокоительные. Эмили каждое утро заставляла меня съесть хотя бы салат или булочку с корицей, но мой максимум – одно яблоко. Похудела, вместо щек появились скулы, синяки от недосыпа постоянно замазывала, но стоило мне взглянуть в зеркало и увидеть постороннюю перед собой девушку – плакала. Закрывалась в ванной и плакала. Эмили переехала ко мне, оставив Зака дома, чтобы привести меня в порядок.

Оставив виски в покое, подхватила стаканчик с кофе и подошла впритык к окну, замечая свое еле заметное отражение. Прогнав наваждение, принялась рассматривать падающие большие и нежные, как пух снежинки. Мягкие, холодные и до ужаса красивые.

- Сел, ты тут? – услышала я голос брата, который судя по звуку, что-то печатал в телефоне. – Говорю, может, наймем кого-то из твоих любимчиков? У тебя, кажется, раньше имелся список костюмеров.

Его голос где-то был в параллельной вселенной или же я заглушала своими мыслями. Интересно, где он? Почему-то я хотела, чтобы он мучился. Хотела, чтобы ему стало выносимо, настолько, чтобы вернулся и объяснился. Рассказал события пятнадцатилетней давности.

- Родители сегодня приезжают, - объявила я, зная, что он сегодня поедет в аэропорт их встретить.

Папа с мамой лишь на два дня приедут в Нью-Йорк, чтобы забрать какие-то документы и поехать в кругосветное путешествие. Я хотела отказаться, но Эмили предложила поехать, чтобы я смогла услышать правду от отца. Предстоит очередной разговор. Если руки грел горячий стаканчик с кофе, то сердце же не одним напитком, пледом не согреть. Только объятиями. Его.

- Поедешь со мной в аэропорт? Мама сказала, что очень соскучилась по тебе, - Дерек почувствовал во мне перемену, но не задавал ненужных вопросов.

- Присоединюсь на ужине. Слишком много работы.

Даже фразы, как у тебя, отец. Мое стремление спасти семью, превратили меня в монстра у которого нет чувств. Нет, точнее есть, но их нельзя показывать. Стоит мне раскрыться и вновь появится похожий Кристиан, который причинит еще больше боли… хотя куда еще больше. В принципе, жить можно и с раненным сердцем, но вот с чужой оболочкой справится намного сложнее. Мечтала стать актрисой и передо мной сейчас стоит непосильная задача изобразить стойкую, холодную владелицу компанию «ДЭКС», которую нельзя ранить. Уже постарались. Нечего забрать. Воссоединила семью, вернула прежнее величие Мюллеров, добилась высот в бизнесе и заработала бесконечное число денег, но вот ничего из перечисленного не приносит мне и грамма радости. Я мертва при том, что еще пульс бьется. Мертвая в живом теле.

Оставалось пол часа до семейного ужина, как я накинула короткую белую шубку, собирая бумаги, чтобы дома поработать и укладывая в черную лаковую сумку. На глаза бросилось зеркальце бабушки и я задумалась. Откуда он смог узнать, что оно мне так дорого? Вроде тогда думала, что потеряв его потеряла себя, а на самом-то деле получив его обратно осознала, что окончательно разбита. Одна вещица сбила привычный темп жизни и направила на совершенно другую, неизведанную мной дорогу и находясь вначале, могу предположить, что будет только хуже.

Стоило мне выйти из компании, то стали окружать репортеры, тыча в лицо камеры, а охрана мгновенно отреагировала, останавливая их и давая мне пройти. Стали кричать наперебой, а фотовспышки ослепляли.

- Мисс Мюллер, как вы прокомментируете вторжения Кристиана Джонса в компанию вашего отца?

- Мисс Мюллер, почему только сейчас решили встать во главе «ДЭКС»? Разве не ваш брат должен был занять кресло отца?

Заднюю дверь лексуса открыли и я запрыгнула, наконец-то избавляясь от ужасных криков. Я понимаю это их работа, но такое внимание меня напрягало. Всегда такой участи удостаивалась мама, отец, Дерек, а я же стояла позади, как просто актер из массовки. Заранее все знали, что я не встану во главе, ведь есть наследник, а для девушки лишь нужно найти достойного мужчину с подходящей фамилией. Некоторые титаны рынка уже убедились на своем примере во время встречи со мной, что я лучшая кандидатура на место отца. Дерек да, неплохо разбирается, голова на плечах есть, но у него еще ветер в ушах шумит, чтобы брать на себя такую огромную ответственность. Тем более, нам всем известно, что если бы Дерек в тот день встал в одиночку, без меня напротив Кристиана, то закончилось бы все дракой, а не сломанным моим сердцем. Всегда приводила себя в жертву, ради старшего брата, но он стоит того.

Мой телефон зазвонил и на экране высветился номер Эмили. Почему-то мне сейчас не хочется ни с кем разговаривать. Просто смотреть через окно на заснеженный Нью-Йорк и ничего не чувствовать. Реально стать роботом, но вот кровоточащее сердце портит всю картину.



Маришка Путилина

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться