Влюбленные

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, Часть I

— Почему я узнаю все последняя? — сердито завопила Мо через монитор своего ноутбука, общаясь с подругами по видео связи.

— Это не самое страшное, что может случится с человечество, — оскорбилась Стейси. — Мне никогда не повезет повстречаться своего Мэддокса или Трента, но жизнь продолжается.

— Жизнь боль, когда Дилана в ней ноль.

— Стерва, — выругалась блондинка, кинув книгу в твердом переплете через всю комнату. Она полетела в сторону туалетного столика и снесла лаги для ногтей всех цветов радуги, те с громким как удар молнии сокрушительным ударом разбились об белоснежные стены и салютом брызнули на бархатный кремовый ковер. — Чтоб мне растолстеть, это конец моей счастливой жизни.

— Ты же актриса, притворись трупом, — усмехнулась Моника, обкусив сверкающее зеленое яблоко. — Или уйди в монастырь.

В это время из душа вернулась в свою комнату Лора, завернутая в махровое черничное полотенце. Её бронзовые волосы были влажными и спутанными, их расчесывание невозможно без кондиционера, потому и пахли свежей мякотью арбуза. А принятый трижды от волнения контрастный душ шел вместе с шоколадным гелем для тела, от чего она чувствовала себя как глазированное пирожное под палящим солнцем. И ни только от этого её мутило. Лора извела себя правдами и неправдами о том, правильно ли она поступает, пытаясь развлечься, когда её отец так страдает без своей любви. Можно просто тешить себя оправданиями, что это простая ничем не отличающаяся от обычных встреч с друзьями прогулка. Но Лора не могла лгать самой себе — свидание Аланом, с, казалось бы, обычным парней из класса литературы, было тем, что заставляло ее сердце бешено стучать в груди, как неугомонное колибри в клетке. Скажете обычное волнение перед неизвестным? Но этот животный первичный инстинкт заставил Лору обострить чувства, как не удавалось уже долгое время: ее глаза позабыли яркий свет веры, кровь не неслась сокрушительным потоком по венам, гоняя адреналин по недавно фарфоровому тельцу, а все ее существо не желало так отчаянно окунуться в возможность с головой.

Можно так? Не предает ли? Возможно прощение она заслужит доводами взрослых, но себя не простит за лицемерие.

Лора вытирала волосы вторым маленьким полотенцем, немного наклонившись в бок перед зеркалом своего платяного шкафа, и до последнего не слышала мир за роем мыслей и затопленных ушных раковину.

— Земля вызывает Эй-Ли, — сложив ладони рупором, прокричала басистым голосом Стейси. 

— Дела плохи, Шкипер, — с горьким знанием дела прошептала Мо, обхватив руками голову, и помотала головой, словно страшное проклятье начало сбываться. — Если имеешь дела с подобной фигней, то всегда обречен. Мы ее потеряли.

— Отставить. Я еще не готова к зомби апокалипсису.

— Зато я раньше тебя встречу Николаса Холта, — со зловещей усмешкой прогремел голос Лоры.

— Или Бреда Пита, — подтянулась чирлидирша, устраиваясь по удобнее на свою кровать, так что ноги ползли по стене к потолку, а сама Мо выгнулась в пояснице.

— Я в любом случае в проигрыше. Мой брат самый скучный из всех книжных Джаредов в этом несправедливом мире, где люди надоумились разделить фантазии и реальность в два гребаных измерения, а еще в моей спальне словно делали вино или лишали невинности половину школы, — с отвращением ко всему живому выплюнула Стейси. Её выражение лица обещало сильно обидеть того, кто окажется ближе чем на пять метров с упреками или расспросами.

— Единственное, что со мной сегодня интересного приключилось так это новая песня Шона Мендеса.

— Это намного больше, чем ничего, — выдохнула Лора.

Она достала из прикроватной тумбочки резинку для волос и собрала их пока еще мокрыми, но уже выпрямленные долгими терзаниями щеткой. Уходя за монитор своего ноутбука, покоившееся среди гор маленьких подушек, Хармон неожиданно медленно и с трепетом облачилась в изящное кружевное нижнее белье цвета сочной клубники.

— Ты там не злорадствуй, Эй-Ли. У тебя вообще сегодня свидание.

— А у тебя есть парень.

— А у меня - пончики, — усмехнулась Стейси.

Четырнадцатое число. Для нее это было священное датой, когда она слала к черту все стереотипы и правила «хорошей» девочки, ныла по пятнадцать раз за час по поводу или для него, использовала журналы с правильным питанием как поднос для фас фута и сладкого рая. Ведь Стейси родилась в субботу четырнадцатого числа, перешагнув через черный день, создав свой покрытый глазурью, дешевого вина и кружевных черных платьев день себяобожания, когда даже Бог должен был любоваться ее задницей. После уроков, она уходила в запой и доводила сотовые абоненты до белой горючки.

У каждой девочки должны быть причины для счастливого дня. Ведь никто не подарит нам то, что мы хотим, кроме нас самих. И этим нужно гордиться, а не робтать на одиночество. Просто мы действительно этого заслуживаем.  

Лора уже распахнула дверцы шкафа, как на телефон пришло уведомление. И уже через несколько минут к их конференции присоединились Шарлин Ли, занимающаяся педикюром, и Кэти Мейси, поедающая чипсы с начос.

— Приветик, народ, — поздоровалась она, жуя.

— Не знала, что у тебя есть ноутбук. Тебе же не нравиться интернет, — хмыкнула Стейси.

Ей явно не понравилось появление новых гостей.

— Мне не нравятся социальные сети. А ютуб и Гугл — мои друзья, — фальшиво улыбнулась Кэти.

Эти двое нисколько не общались, сколько недолюбливали друг друга.

— У нас дело по-важнее, — ухмыльнулась Шарлин, направив на Лору хитрый взгляд. — То платье.

Девушка достала из шкафа наряд и показала на камеру.



Даниэлла Стюарт

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться