Вместе

Размер шрифта: - +

Счастливая случайность

Испокон веков сильнейший воин вправе выбрать приглянувшуюся ему невесту. И кто же мог предположить, что Герасим выберет Василису, неприметную девушку из небогатой семьи? Молодую девушку считали странной, не от мира сего, ведь её не интересовали праздничные гулянья, красны молодцы и вечерние посиделки с ровесницами.

Старшие сёстры Василисы уже вышли замуж и уехали в дома своих мужей, с полными преданным сундуками, а девушка осталась в родном доме своих матушки и батюшки. Несмотря на то, что младшенькая дочурка была самой любимой и оберегаемой в семье и родители рады были видеть свою голубушку каждый божий день, Василиса слышала, как матушка плачет вечерами перед иконой, стоящей в светлом углу у печи, и просит Бога послать её кровинушке жениха, который души в Василисе будет не чаять.

В свои семнадцать лет девушка не слыхала нежных слов, не чувствовала трепетных касаний, о которых рассказывали ей сёстры. Никто из немногочисленных женихов, что наведывались в их дом, не смог затронуть её сердце. Не было того чувства, когда то в жар, то в холод кидает. Не было тех чувств, что описывали в книгах, которые Василиса украдкой прятала под подушкой.

Сидя вечерами у окна и глядя на звёздное небо и одинокую луну, она горько вздыхала и желала найти любовь такой силы, чтобы ни одно зло в мире не могло разрушить её.

И теперь, ради родителей, ради счастья своих сестёр, ради всей деревушки, она должна выйти замуж за этого дикаря. Василиса слышала жалостливый шёпот за спиной и ловила сочувствующие взгляды жителей деревни, однако никто не пытался спасти её от этого брака.

Когда девушка впервые увидела его, то чуть не потеряла сознание от страха и ужаса. Перед ней стоял огромный воин, под два метра ростом, с сурово насупленными бровями и крепко сжатыми губами. Взгляд серых, как сталь глаз приковывал к полу, заставляя замереть от страха.

Василиса не помнила как прощалась с родителями, не помнила долгой и изматывающей дороги до замка Герасима, не помнила самой свадьбы. Казалось, что весь мир погрузился в вязкий, поглощающий туман, а все краски выгорели, как цветная ткань на знойном солнце.

Очнулась Василиса лишь тогда, когда её увлекли в купальню и начали готовить к первой брачной ночи. Её намыливали, натирали маслами, разминали кожу, заплетали густые волосы в косы.

Наслушавшись ужасов о жестокости и бессердечности своего супруга, девушка до дрожи в коленях боялась идти в покои Герасима. Когда Василиса была облачена в простую белую сорочку до пят, её начала бить нервная дрожь.

Как же так?

Как же её мечты?

Как же любовь и сильные чувства?

Разве заслужила она такой участи?

Стоило ли отвергать деревенских кавалеров, чтобы выйти замуж за безжалостное чудовище?

Сглотнув ком в горле, Василиса дрожащей рукой толкнула тяжёлую дубовую дверь и на негнущихся ногах вошла в комнату.

Единственным источником освещения в комнате был камин, в котором плясал огонь.

На широкой кровати, на светлых льняных простынях возлежал Герасим.

Абсолютно обнажённый.

Лишь тонкая простынь прикрывает мощные бёдра.

Василиса в смущении опускает глаза и тонкими пальцами начинает перебрать невесомую ткань ночнушки.

Сильное тело, с развитыми мускулами не вызывало отвращения.

Напротив. Хотелось поднять глаза и запомнить каждую мышцу, каждую жилку, каждый литой мускул.

— Иди сюда, Василиса, — мягко молвил Герасим.

Девушка повиновалась, тихо ступая босыми ногами по светлому ковру.

 — Не бойся меня, душа моя, — лёгким касанием большого пальца руки, поднимает лицо, вынуждая смотреть в серые глаза напротив. — Я тебя не обижу. Разве я могу навредить такому нежному цветку? Своей паре?

После его слов в удивлении Василиса распахивает глаза.

Со смешком Герасим тянет жену за руку на себя, заставляя опуститься на кровать. Взгляд мужчины блуждает по лицу, по шее, по тонким рукам. Герасим смотрит нежно, с немым восхищением.

— Не веришь? — мужчина притягивает девушку ещё ближе, вынуждая усесться на сильных бёдрах, а ладошками упереться в грудь, чувствую ускоренное биение чужого сердца. Обжигающе горячие руки обхватили босые, замёрзшие ступни.

Полностью обхватывают.

Защищая и даря умиротворение.

Со смешенными чувствами девушка поняла, что хотела бы остановит это мгновение.

Ещё никогда в своей жизни она не чувствовала себя так уютно. Казалось, что весь мир сузился до серых глаз, которые больше не напоминали сталь. Это были тёплые, ласковые сумерки, которые обещали покой и счастье. Тянущее, доселе неизведанное чувство поселилось в груди.

Хотелось смеяться и плакать.

Хотелось свернуться клубочком под одеялом и бежать по бескрайнему полю навстречу ласковому ветру.

Хотелось ласково коснуться Герасима и сжать его в объятьях до хруста.

Что это?

Что это за чувства?

Такие противоречивый.

Такие разные.

Может это и есть любовь?

— Думаешь, что я монстр? — голос мужчины вырвал Василису из размышлений.

— Так все говорят, — прошептала девушка, заливаясь отчего-то краской.

— И что же говорят? — со смешком спросил Герасим, отодвигая выбившуюся из косы прядь.

— Что ты тиран и деспот, — честно ответила девушка, заворожённо глядя в глазах, в которых плясали чёртики.

— Быть жестоким и справедливым — разные вещи, моя родная. К тому же, кто пойдёт за слабым воином?

— Много войн ты прошёл? — спросила Василиса, обводя кончиком указательного пальца белый рубец на груди.

Внутри что-то защемило и стало больно.

Если бы удар пришёлся на пару сантиметров левее...



Екатерина Котлярова

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться