Вне имен

Размер шрифта: - +

Глава 4. Фанни.

 

Теперь, когда Маша в относительной безопасности, мне, Фрэду, стоит просто немного отвлечься как от контактов с ней, так и от данной тематики, про институт и эксперименты на мозге. Я ведь - интел, праздно шатающаяся личность. Такой и будем. Не стоит привлекать к себе внимание теней. Они не шибко любят тех интелов, что озабочены какой-либо проблемой или же плотно общаются с одним и тем же человеком: берут тогда их себе на заметку… Под тайное наблюдение.

Считается, что нас, интелов, невозможно убить. На самом деле, это не совсем так. Нас можно, конечно, снова перезаписать, если что случится. Только, это будет уже не совсем тот же самый интел: мы потеряем ту память, что накопили, уже будучи интелами; и потеряем наши маленькие привязанности к живым людям и кучу усвоенной информации. Я почему-то, как и многие из нас, считаю, что если меня снова восстановят, перезапишут – то это буду уже не совсем я. Да и может оказаться, что никто не кинется потери, и перезаписывать вовсе и не поспешат, а просто не заметят моё отсутствие. Мало ли, где я сейчас пребываю? А ещё, я подозреваю, что религиозные фанатики движения «технорай» отчасти правы… И мы, интелы, иногда сохраняем душу. И только при первой активации в интернете, но не при последующих. Это – уже так, лирика…

Тени, сами, конечно, не могут вычистить интела из сети. Но, это вполне могут сделать их приспешники. Любой хакер, в мозгах которых стоит им поселиться, озаботится их проблемой. Ему придет в голову поиграться – и бжик! Ну, подумаешь, небольшой сбой программы… Хакерский взлом… И ликвидация такой бестелесной сущности, как я. Нас убивают специальные вирусы вкупе с запрещенной технологией; ну, еще заодно «возносится» сайт, на котором мы в тот момент пребываем. Некоторые хакерские параноики любят развлекаться таким образом, убивать сайты и интелов. Потому, нам лучше или шифроваться – так, чтобы не было понятно, кто общается, человек или интел – или очень быстро бегать. Ну, и не виснуть: то есть, не интересоваться одними и теми же людьми и проблемами подолгу. Увлечешься – запеленгуют.

В общем, некоторое время мне лучше не навещать Машу. Тогда… Пожалуй, пойду на какой-нибудь литературный сайт. Всё-таки, я знаю, почему их люблю… Игрушки через пару лет пребывания в интернете вызывают аллергию; фильмов хороших мало – и не по сотни же раз их смотреть; от постоянной информации, да ещё и неупорядоченной, а сваленной сюда, как кучи хлама – быстро устаешь (да, от этого мы тоже устаем). А вот читать, в принципе, никогда не надоедает, если всё время переключаться: новые люди или интелы, новые строки… Движуха, словом. А если еще и переписка интересная… Но, такой всё меньше. Ругня в основном.

Посмотрю, что интересного написали, в одном уютном местечке. Посижу в партере. Почитаю, как люди между собой общаются. Поэты, ага… Конечно, думаю, Миша Лермонтов, будь он сохраненным интелом, отжигал сейчас бы что-нибудь покруче, в стиле какого-нибудь нового «шок-рока» в поэзии… «Недаром, недаром, она с молодым гусаром»… Помню-помню.

Нет, нынешние в основном скисли. Слишком тяжело им выживать в унизительных, сложных, коверкающих талант и душу условиях. Последние из могикан, так сказать… Ведь поэзия – совершенно бесполезная, никому не нужная вещь. Её нельзя положить в рот или намотать на себя, как тряпки. На неё не сядешь и не поедешь… Наверное, в этом и заключается её прелесть…

Опять я заболтался. Что тут новенького? Всё-таки, очень люблю читать настоящих людей. Которые, не для увековечивания своих опусов заходят (хотя, и для этого – тоже), но ищут единомышленников. Будто, их можно найти в интернете. Впрочем, даже иногда находят, завязывают знакомства. Так забавно их читать… Я знаю нескольких, весьма любопытных. Но, подобное отыскать можно, разве что будучи интелом: слишком много надо всего пересмотреть, людям это не под силу и некогда. А я вот развлекусь. Итак, уже знакомая мне девушка, на аватарке… Каштаново-рыжие волосы, косая, на одну сторону длинная, челка, наполовину закрывающая зеленый, почти кошачьего оттенка, глаз; худое лицо, с кругами под глазами, тонкий нос, очерченные кровавым цветом губы… Под ником «Фанни»…

Фанни:

 

- Где, скажи, мой дом?
Розы под окном,
И зелёный лес?
Синева небес,
Близко - облака,
Вдалеке - река?
Где, скажи, мой дом?
За каким углом,
Камнем под каким?
Журавлиный клин...
Горечь и беда.
Нет пути туда...

 

Почти сразу, ей отвечает какой-то парень, под ником Неназываемый. На аватарке – светлорусый, немного волнистые волосы. Взгляд прямой, настороженный. Волевой подбородок, резко очерченные скулы. Половина лица – в тени, половина – на свету. Яркие, выстреливающие светом глаза.

Неназываемый:

 

Я оставил случайную мысль
И напрасную соль вдохновенья
Там, где слёзы упали
На жаркий горячий песок.
Меня гложут напрасные муки,
И песня великих стремлений
Улетит от меня к тем, другим,
Что читают миры между строк.
Миражи ритма слов
Среди муки вселенской и боли,
Средь ненужного мира
И вечного бреда идей...
Он идёт, тот старик с фонарём,
И молчит его лира,
И по-прежнему так
Не хватает людей...
Его посох стучит об асфальт,
И глаза его слепы.
Но он знает и видит
На многое больше других...
И не надо ему ни даров,
Ни насущного хлеба -
Он идёт и питается
Чувством и мыслью живых.



Манскова Ольга

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться