Вне имен

Размер шрифта: - +

Глава 5. Летний сад.

 

Погода для прогулки была подходящая. Бесконечные, казалось, дожди, грязь и унылость сменились неожиданно выпавшим, ранним снегом, который очистил воздух и покрыл землю за ночь довольно солидным слоем. Было слегка морозно, и снег пока не таял. Он лежал на крышах, карнизах, подоконниках домов, на тротуарах, на парапетах и дорожках вдоль набережных - и везде, где ещё не проехались снегоуборочные машины, не вычистили его до самого асфальта.

Было свежо, даже как-то празднично, нарядно. Белым-бело…

Схимник любил снег, тем более что приехал с юга, где снег и вовсе был роскошью: там, в большинстве своем, зимы были совершенно бесснежными, и даже, если не было бесконечных зимних дождей и грязи, и вдруг ударял мороз – снега не было всё равно. Была пустошь, как после ядерного удара. И лёд. Гололед – или голая, высушенная морозом до трещин, земля. Никаких тебе санок.

Впервые после выздоровления, и впервые одетый по-человечески, и не заботясь о том, где ночевать и как раздобыть кусок хлеба, Схимник гулял по Петербургу. Он сам выбрал себе длинное черное пальто и шляпу с полями: не модные, в стиле ретро. А ещё, ради особого пижонства, приобрел трость. И сейчас подумал, как хорош этот город, если не думать здесь всё время о том, как не умереть с голоду. Просто очарователен… Люди портят друг другу нервы и существование, вместо того, чтобы просто жить, восторгаться красотой природы и её величием, и деянием рук человеческих, тем, что создано в прошлые века – тоже. В этом городе искусственное и природное было в гармонии; и так величаво плыли облака над мостами Невы и Петропавловкой; и так распахивалось сердце навстречу этим огромным просторам воды…

Он прошел по Невскому, по Дворцовому мосту. Потом по нему же вернулся – и, по Дворцовой площади, и мимо Эрмитажа и атлантов, направился к Летнему саду.

Ворота его были приветливо распахнуты: зимой посещение бесплатное. Дорожки сада покрыты снегом, а листья на деревьях не только не облетели, но и местами были ещё зеленоватые. На огромной вазе лежала шапка снега. В небольшом водоеме вода еще не замерзла, и там плавали полусонные утки и селезни. Подстриженные кусты были укрыты снежными хлопьями, совсем замело лавочки. Заснеженные так не вовремя статуи стыдливо жались друг к другу средь темных стволов. И желтые кленовые листья проглядывали на ветвях сквозь снег.

В парке было почти пустынно, как никогда. Лишь пару раз встретились случайные, тоже весьма странно одетые, посетители. Они казались людьми, по крайней мере, прошлого века. Схимник с ними важно раскланивался, приподнимая край шляпы, и они улыбались ему, загадочно и понимающе.

Но вот… Странный молодой человек. Там. Впереди. Среди деревьев. Что он там делает? Катается по свежевыпавшему снегу? Он что, ненормальный? Впал в детство? Явно, не йогой он там занимается. Хочет привлечь внимание таким странным образом? И одет не по погоде; в одном костюмчике…

Незнакомый парень, к которому постепенно приближался Схимник, тем временем зачерпнул пригоршню белых кристалликов; снег был легкий, почти невесомый. Он умыл им лицо, почувствовав холод. Наверное, наконец, почувствовав хоть что-то: такое у него было лицо.

- Сильный. Нервнопаралитический. Галлюциноген. Так, что ли? Сокращенно: снег, - громко произнес он, и вдруг снова специально кувыркнулся в сугроб - и начал кататься по снегу, кувыркаясь, как мальчишка: вперед, вперед, вперед! Потом он встал и засмеялся.

- Отходняк, должно быть, - снова вслух, произнес он и наклонился, чтобы подобрать упавшие в снег, но не поврежденные очки. При этом упал, и так и остался сидеть на снегу.

«Очки потеряет. Одет, в общем-то, прилично, чистенький, и не похож на наркомана или пьяницу. Но, что-то с ним определенно… совсем не так, неправильно», - подумал Схимник, и подошел так близко к парню, чтобы тот явно его заметил. Остановился напротив, но остался на аллее, не зашел на газон. Осмотрелся осторожно вокруг: никого больше поблизости не было.

Незнакомец, сидящий на снегу, держа в руках очки, посмотрел на Схимника. На лице появилась какая-то мысль. «Должно быть, оценивает меня: одет я не по моде, в длинное черное пальто и шляпу с полями, в руках -тонкая трость», - догадался Схимник, пригладил свою аккуратную бородку и пристально уставился на Евгения.

- Молодой человек! Может, присядете лучше рядом со мной, а не на землю? Холодно… Хотя бы, во-он на ту лавочку. Сметем только с неё снег. Сегодня хорошая погода и восхитительный воздух, не правда ли? – в его лукавых черных глазах чуть играли смешинки.

Похоже, незнакомцу сразу полегчало. Он встал, криво усмехнулся, и покорно подошел к Схимнику. И эти двое пошли вместе по дорожке Летнего сада.

- Вам так понравился снег? – спросил Схимник, забалтывая парня, - Вы так рады ему…

- Снег – это сильный нервнопаралитический галлюциноген, - сказал, запинаясь, бедняга. Должно быть, его «заело».

Схимник остановился и внимательно уставился на него, глаза в глаза. «И тебя вылечат», - иронично подумал он.

- Как вас зовут-то? – спросил он парня.

- Евгений… И, простите… Но я пережил сегодня… нечто странное…, - по-видимому, неожиданно для себя, ляпнул тот.



Манскова Ольга

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться