Внеканонный диалог

Размер шрифта: - +

Внеканонный диалог

Пролог. Восемь лет назад до описываемых событий

 

Сквозь гус­тые и рас­ки­дис­тые кро­ны ве­ковых де­ревь­ев про­бива­лись пер­вые лу­чи ве­сен­не­го рас­свет­но­го сол­нца. Блед­но-си­рене­вым ок­ра­силось не­бо, слов­но неб­режная ру­ка не­види­мого ху­дож­ни­ка оп­ро­кину­ла крас­ки, и свод не­бес впи­тал их в се­бя.
Нас­ту­пив­шее ут­ро, ка­залось, про­буж­да­ло к жиз­ни лес и на­селя­ющих его су­ществ. Звуч­ные птичьи тре­ли раз­да­вались вда­ли. В воз­ду­хе чувс­тво­вал­ся пь­яня­щий за­пах ве­сен­ней прох­ла­ды пос­ле раз­ра­зив­ше­гося ночью дож­дя, кап­ли ко­торо­го блес­те­ли на тра­ве и листь­ях, ис­крясь и пе­рели­ва­ясь ми­ри­ада­ми бли­ков.
— Мой друг, не ка­жет­ся ли Вам, что это бы­ла пло­хая идея?
— Ре­не, Ва­ше мне­ние я охот­но раз­де­ляю, но ав­торша, по ве­лению ле­вой пят­ки ре­шив­шая на­писать NC-сце­ну с на­шим учас­ти­ем на фо­не ок­ру­жа­юще­го ве­лико­лепия при­роды, так не счи­та­ет.
Из гру­ди чер­ногла­зого брю­нета выр­вался тяж­кий вздох.
— По­нимаю, Ара­мис… — Атос со­чувс­тву­юще пох­ло­пал по пле­чу мо­лодо­го ше­валье. — Мне то­же горь­ко от то­го, что в сре­де фан­фикше­на на­шей пре­дан­ной друж­бе при­дали са­мое пош­лое и фри­воль­ное тол­ко­вание.
— Оливье, как по­думаю о том, что по указ­ке ка­ких-то дев­чо­нок нам пред­сто­ит, воп­ре­ки на­шей во­ле, я­оить друг друж­ку, так всё во мне пы­ла­ет не­годо­вани­ем! — Ара­мис сжал в ку­лак свои тон­кие длин­ные паль­цы. — Атос, а по­чему мы дол­жны по­вино­вать­ся её из­вра­щён­ной и по­роч­ной фан­та­зии?
— Ара­мис, я уже про­бовал вос­про­тивить­ся пэй­рин­го­ванию ме­ня с ДʼАр­тань­яном, но ни­чего не до­бил­ся, кро­ме то­го, что ав­торша пси­хану­ла и за­анг­сти­ла ме­ня до та­кой сте­пени, что ме­сяц в се­бя при­ходил.
— За­анг­сти­ла? — Ара­мис удив­лённо пос­мотрел в ка­рие гла­за сво­его пог­рус­тнев­ше­го бра­та по ору­жию.
— Да, Ре­не, за­анг­сти­ла, сде­лав ми­леди Вин­тер мо­им са­мым вер­ным и пос­то­ян­ным ноч­ным кош­ма­ром, же­ла­ющим ме­ня при­душить в мо­их снах, и взяв­шим се­бе за пра­вило яв­лять­ся ко мне пос­ле треть­ей бу­тыл­ки бур­гунд­ско­го.
— О, я ви­дел вче­ра Ва­шу же­ну с Кон­стан­ци­ей Бо­насье… Обе име­ли та­кой по­дав­ленный вид, хоть и шли, взяв­шись за ру­ки, и об­ни­ма­ясь.
— Да, я то­же ви­дел свою же­ну, толь­ко по­зав­че­ра и в ком­па­нии Кэт­ти.
— И до неё доб­ра­лись. Что фэм­слэ­шерам ка­мерис­тка сде­лала?
— Не го­вори­те, мой друг…
— Так что, Оливье, поз­во­лим и даль­ше во вся­ких фан­фи­ках при­давать на­шей друж­бе са­мый по­хаб­ный ха­рак­тер?
— Вы мо­жете пред­ло­жить спо­собы ре­шения этой проб­ле­мы? — в го­лосе муш­ке­тёра не чувс­тво­валось обыч­но при­сущей ему влас­тной уве­рен­ности.
— Увы, ни од­на мысль не по­сети­ла ме­ня, как бы мож­но бы­ло пре­сечь этот про­из­вол.
— Ре­не, я бо­юсь. Сам не ве­рю, что го­ворю это, но так оно и есть.
— Вы ли это го­вори­те, Атос, чья храб­рость из­вес­тна сре­ди муш­ке­тёров и да­же гвар­дей­цев Его Вы­сокоп­ре­ос­вя­щенс­тва? Вы, всег­да бесс­траш­но взи­ра­ющий в ли­цо смер­ти?
— Ара­мис, с пер­во­го дня су­щес­тво­вания фан­фикше­на, я бо­юсь по­терять са­мого се­бя. Бо­юсь прев­ра­тить­ся в соп­ли­вое по­добие муж­чи­ны, у ко­торо­го из муж­ско­го лишь внеш­ние пер­вичные по­ловые приз­на­ки. Мне страш­но од­нажды до­жить до то­го дня, ког­да я ста­ну под­став­ля­ющим свой зад фэн­домным про­мис­ку­итет­ни­ком, пе­рес­тав быть са­мим со­бой.
— И я не мень­ше Вас стра­шусь то­го дня. Я слы­шал, — вдруг заз­ву­чала на­деж­да, при­дав­шая го­лосу ДʼЭр­бле эмо­ци­ональ­ную яр­кость, — что есть ещё сре­ди фик­рай­те­ров те, кто не бо­ит­ся всту­пить­ся за нас и бо­роть­ся с учи­ня­емым над на­ми про­из­во­лом! — го­рячо вос­клик­нул он, пок­раснев от вол­не­ния.
— О, мой до­рогой друг, про­шу Вас, не пи­тай­те пус­тых ил­лю­зий. — Атос грус­тно ус­мехнул­ся, улыб­нувшись пра­вым угол­ком губ. — Не тер­зай­те нап­расно свою ду­шу!
— Но по­чему, Атос? Ведь по­ка есть те, кто го­тов хоть со шпа­гой в ру­ке от­ста­ивать ис­ти­ну и би­чевать всё бе­зобос­нуй­ное, у нас есть на­деж­да! Нас­та­нет свет­лый день, ког­да нас пе­рес­та­нут са­мозаб­венно я­оить друг с дру­гом, и ник­то боль­ше не пос­ме­ет при­дать на­шей пре­дан­ной друж­бе пош­лый ха­рак­тер!
— Ре­не, Ре­не, — Оливье тя­жело вздох­нул, об­ра­тив взор к бе­зоб­лачно­му яс­но­му не­бу, — Ва­ша не­ис­тре­бимая ве­ра в луч­шее дос­той­на ува­жения. Пра­во, мне очень жаль от­кры­вать Вам вновь и вновь гла­за на то, что Вы го­нитесь за нес­бы­точ­ны­ми ми­ража­ми… Но мно­гие из этих так на­зыва­емых «ярых за­щит­ни­ков-ка­нонис­тов» под­ни­ма­ют свои зна­мёна и сло­мя го­ловы бро­са­ют­ся в бой лишь в тех слу­ча­ях, ког­да ме­ня ге­тят, а то и вос­со­еди­ня­ют с мо­ей же­ной. Но на прев­ра­щение нас в соп­ли­вых фэн­домных про­мис­ку­итет­ни­ков, под­став­ля­ющих друг дру­гу свои пя­тые точ­ки, смот­рят впол­не ло­яль­но.
— И что нам де­лать? Не ми­рить­ся же с тем, что нам на­силь­но ме­ня­ют сек­су­аль­ную ори­ен­та­цию…
— Вы пра­вы, ми­рить­ся нель­зя…
— Вас уже по­сети­ли ка­кие-ни­будь идеи?
— Да, од­на идея есть. Мы мог­ли бы по­дож­дать, по­ка кто-ни­будь сно­ва не ре­шит сге­тить и вос­со­еди­нить ме­ня с Ан­ной. Рас­чёт де­ла­ет­ся на то, что на­бегут рь­яные ка­нонис­ты и нач­нут по­ливать от­хо­дами фан­фик и пэй­ринг. На эти хо­лива­ры сбе­гут­ся шип­пе­ры и ан­ти-шип­пе­ры, и у нас бу­дет шанс прив­лечь их вни­мание к то­му, что нам ме­ня­ют на­силь­но сек­су­аль­ную ори­ен­та­цию, де­лая из нас по­добие сен­ти­мен­таль­ных про­мис­ку­итетс­тву­ющих фи­алок.
— Идея прек­расна, но что нам де­лать здесь и сей­час, в этот мо­мент, ког­да ав­торша ре­шила нас съ­я­оить?
— Я уже ска­зал Вам: лю­бовать­ся ок­ру­жа­ющей при­родой и ждать, ког­да ме­ня сно­ва сге­тят с же­ной и псев­до­кано­нис­ты при­бегут брыз­гать ядом в сто­рону не­угод­но­го им пэй­рин­га…
— Зна­чит, нам ос­та­ёт­ся толь­ко ждать?
— Да, Ре­не, толь­ко ждать…



Фьора Бельтрами

Отредактировано: 09.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться