Внести ясность

Глава 2. Самое безопасное место

Дик соизволил повернуться. Его лицо - грязное и усталое – не выражало никаких эмоций. Передо мной словно возник безразличный ко всему старикан, который тут же исчез. И я больше не пытался угадать, сколько ему лет, хрен с ним.

Несколько секунд мнимый бродяга смотрел на меня так, словно силился вспомнить, кто я такой и что здесь делаю. Потом проглотил кусок багета и спокойно ответил:

- Его убили.

Признаюсь – я ожидал чего-то в этом роде. И признаюсь снова – этот короткий ответ совершенно выбил меня из колеи. «Его убили», «его убили» - вертелось в голове; его убили, а этот тип раздобыл одеждубомжа, пришел в Макдональдс, где имел привычку греться бедняга Робинсон, и ждал.

Кого ждал? 

Меня?

Убийцу?

- Часто бываешь в этом заведении? – Дик отломил еще булки.

-  Нет, - выпалил я и отвернулся.

Понятия не имею, зачем тогда соврал. Могу лишь сильно сожалеть об этом. Привычка привирать родителям так и не выветрилась. Я всегда был в меру приличным мальчиком – не кололся, не «забивал стрелки», не орудовал кастетом – но порой забредал с приятелями в такие места, о которых «предкам» лучше было не знать. Я брякнул первое, что вертелось на языке, а ведь за ложью надо следить тщательнее, чем за правдой.

- Понятно, - Дик чуть приоткрыл шторы, вглядываясь в темную улицу. – Я думал, ты хочешь помочь.

- Кому помочь? Следствию? Тебе? Что за…

- Слишком много вопросов. Есть ноутбук?

Глупый вопрос. Представьте себе современного преподавателя без ноутбука. Разве что в Африке под пальмой. Я прошел в спальню и вернулся со стареньким «Сони» – эта модель, купленная три года назад за бешеные деньги,показала себя настолько прыткой рабочей лошадкой, что я не задумывался о замене. Дик включил компьютери зашел в Гугл, не обращая внимания, что я заглядываю через его плечо.

Я считал себя вправе знать, во что ввязался.

Поисковые страницы мелькали перед глазами слишком быстро; каким-то образом он сумел открыть списки пропавших без вести за последние полгода. Затем – полицейский отчет по бомжам в районе, где стоял злополучный Макдональдс. Потом – подробную карту района, я мельком отметил, что на другом берегу реки есть три детских сада и одна психушка. Перед глазами мельтешили фотографии, зачастую плохого качества, я успел заметить слово «рабство» прежде, чем эта вкладка оказалась перекрыта новой и так до бесконечности. Робинсон был работорговцем? Может быть, он похищал людей? Его убили собственные подельники? Какая, к черту, связь?

- Вижу, ты им дорожишь, - Дик рассеянно водил пальцами по клавиатуре. - Скидываешь все важное на флэшку?

- Само собой, - я растерянно пожал плечами. – У меня есть пара гигов на университетском облаке…

Дик поднялся и со всего размаху опустил металлическую хлебницу прямо на экран моей малышки. Кажется, я что-то пискнул или даже охнул, но за первым ударом последовал новый, на этот раз прямо по корпусу. Не глядя на меня, Дик швырнул обломки на пол.

Теперь даже Джош – мой приятель-гик – не смог бы вытащить данные из груды железа, еще недавно бывшей ноутбуком!

Это оказалось последней каплей. Я схватил его за грудки – ветхая ткань затрещала, но выдержала.

-Ты что, совсем спятил, легавый хренов?  - я неожиданно вспомнил слова, которые почитал давно погребенными под слоем высшего образования. - Думаешь, можно вот так запросто являться в чужой дом, стрелять в людей, разбивать вещи? Думаешь, все это сойдет тебе с рук? Да я сейчас…

Он отбросил меня к раковине одним движением. Бок пронзила острая боль, но удар затылком о сушилку заставил забытьо ней. Взревев, я прихватил табурет и кинулся на него – он нырнул вниз, уходя от удара, и сделал мне подсечку. Да, самый простой прием из возможных. Я растянулся на полу, саданув локтем по краю раковины и приложив сам себя табуретом. Дик стоял в дверях, и взгляд его выражал знакомую мне смесь удивления и смеха.

- Хорошая память, но совершенно нет выдержки, - пробормотал он. – И остается еще пара вопросов с двумя неизвестными… Каррамба! Ладно, до развилки еще есть немного времени.

Он в два шага приблизился ко мне, рывком поднял на ноги и припечатал спиной к холодильнику.

- Слушай сюда, Проф. Робинсона убили. Нашпиговали пулями, словно тряпичную куклу, и отправили распугивать рыб задницей кверху. Эти ребята – ты уже понял – вряд ли оставят начатое. Если мы уходим – то уходим сейчас. Твоя кредитка и мобильник у них, забирай наличные и пошли. Неважно, кто приедет раньше – копы или те, к этому моменту от нас не должно остаться даже запаха.

Дик отпустил меня и бросился надевать пальто.

- Да что рассусоливать, - продолжал он неведомый мне диалог. – Маменькин сынок, теплое местечко, приличная одежда. Не по пути, верно? То-то.

Возможно, на жаргоне это называется «поймать на крючок». Не знаю. Но отчетливо помню, как натягивал джинсы, прыгая в одной штанине по квартире и лихорадочно выгребая деньги из всех карманов, как скомкал в охапку куртку и свитер,  и, застегивая на ходу рубашку, спускался вместе с Диком по пожарной лестнице в глухую октябрьскую ночь. В тот момент я определенно ни о чем не жалел.

 

Бодрым, чуть быстрее прогулочного шагом мы шли по парку, расчерченному причудливыми тенями деревьев и скамеек; вдалеке, сияя сапфировыми огнями, пронеслись две полицейские машины. Может быть, совсем в другое место – но я вздохнул с облегчением. Дик шагал упруго, ничем не выдавая усталости. Я же, после хорошей взбучки, разбитый беготней и переживаниями, едва плелся, с трудом попадая в его темп. Мысли витали где-то далеко – я зачем-то вспоминал, какие семестровые работы предстоят в этом году студентам третьего курса, обещание покрасить сарай, данное матери третий год подряд, и хорошенькую лаборантку с соседней кафедры, с которой вечно сталкивался на пути в уборную. Мензурки на подносе приветливо колыхались у ее груди, словно вызывая меня на дуэль – я не поддавался и проходил мимо, лишь слегка кивая в ответ на приветствие.



Claire Abshire

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться