Внести ясность

Глава 5. Старший следователь Тонин

Я честно ждал Дика минут десять. Или даже пятнадцать, считая время, потраченное на приведение себя в порядок. Одежда на мне выглядела не слишком презентабельно после ночной поездки, сменить ее было не на что. Я стряхнул мыслимые и немыслимые крошки с рубашки, расчесался, вымыл как следует руки и лицо – причем лицо дважды. Оглянулся в поисках одноразового комплекта для бритья и не обнаружил ничего похожего. Впрочем, всяких там Ван Даммов легкая небритость даже красит. Можете сколько угодно морщиться от моего пижонства, но опыт не пропьешь: девушки обращают внимание на внешность, ничего не попишешь. Если я и застрял не по своей милости в этом захолустье, то уж развлечь себя должен самостоятельно. Намотав несколько кругов по комнате, выглянув в окошко и не обнаружив и следа моего напарника, я злостно хлопнул дверью и бегом сбежал по лестнице. Пробежав пустой, сильно прокуренный холл, я выбежал на улицу, радуясь предстоящему свиданию и отличной погоде.

В лицо дул свежий, вполне себе осенний ветер. Свинцовые тучи, провожавшие нас вчерашней ночью, не добрались до Мелахи. Хостел через дорогу, о котором говорил Павел, действительно существовал: на первом этаже располагалась большая обувная мастерская, справа и слева – мелкие продуктовые магазины. Ночлежка ютилась на втором и третьем этажах; судя по заклеенным бумагой окнам, посетителей здесь ждал не самый теплый прием. Я вышел на середину пустовавшей пешеходной улицы и никак не мог вспомнить, где же находится центральная площадь. Благодаря таксисту, мы ее проезжали, и фонтан, о котором писала незнакомка, я помнил; все это где-то совсем рядом, буквально за углом – вот только за каким? Наконец я подошел к газетному автомату, спрятанному под раскидистой ивой, и обратился к сгорбленному пожилому мужчине, который старательно бросал деньги в монетоприемник:

- Подскажите, фонтан далеко отсюда?

Не оборачиваясь, дядька проскрипел:

- Через сквер и налево. Эт если центральный, а вот коли желаешь…

- Нет, не желаю. Спасибо большое, -  я уже мчался в сторону низенькой чугунной ограды.

 В парке, как и положено, бездельничал разный люд – бабуськи с колясками, вульгарного вида девицы, обсасывавшие вместе с дамскими сигаретами последние сплетни, школота и пара бомжей. Я позволил себе притормозить, наслаждаясь ощущением относительной свободы, пару раз оглянулся, смеясь в душе над собственной подозрительностью. Никому не было до меня дела, никто не оборачивался вослед, и даже мало кто удостоил меня беглого взгляда. Воистину прекрасное ощущение.

Единственным пятном, слегка омрачавшим мое бытие, оставались родители. Еще накануне я задался целью придумать, как списаться с ними, – и не нашел решения. Электронная почта отменялась, обычное письмо или заказное – тоже. В древние времена использовали голубиную почту и каменные таблички, может быть, послать им аквариумную рыбку или зашифрованную двоичным кодом дискету? Простительные фантазии начинающего сыщика. Но мысль о том, что мать беспокоится, не получая даже коротенькой смс, все время возвращалась.

Сквер внезапно кончился, и я уперся в длинный ряд торговый палаток. Осень – время ярмарок и распродаж: около деревянных прилавков толпился народ, оценивая красоту домотканых платков, резной посуды и прочей домашней утвари. Я оглянулся, ища цветочный ларек – но одумался. Приносить на свидание с незнакомой девушкой букет – признак легкомысленного отношения, с намеком на ничего не значащий флирт. А если там будет Дик, то поднимет меня на смех. Почитая себя некоторым знатоком женских сердец, я скрепя сердце отказался от покупок и свернул налево.

Здесь неширокая улочка превращалась в Улицу, Которая Ведет К Центральной Площади. Ухоженные цветы на балконах, намытые до блеска витрины магазинов и впереди блестящее на солнце сооружение в стиле футуризма, омытое мириадами капель воды. То есть искомый фонтан. Признаться, свидание так занимало мои мысли, что я не разглядел ни одного здания исторического ансамбля, в центре которого находилась сама площадь. Прислонив ладонь ко лбу козырьком, я жадно всмотрелся в прогуливающихся. Все казались озабоченными, разморенными и шевелились как сонные мухи.

Я дошел до фонтана и с наслаждением погрузил руку по локоть в ледяную воду. На дне валялись монетки, в основном самого мелкого достоинства, по дну восьмеркой шли лампочки для вечерней подсветки.

- Вы уже ждете? Так мило.

Ясность – мой основной принцип. Поэтому признаюсь – стоило увидеть ее, я понял, что знал с самого начала. Вот прямо с утра, и когда письмо получил – тоже знал. Несмотря на все подозрения, оно было адресовано мне. Эти летящие локоны, шерстяное платье с рукавом в три четверти, туфли-лодочки и глаза испуганной молодой лани – все это я предвкушал заранее.

Передо мной стояла печальная девушка, сошедшая вместе с нами в Мелахе с ночного поезда. Говорю же, у меня чутье на женщин; по крайней мере, до этой встречи я был в этом совершенно уверен.

- А я вас узнал, милая барышня, - настал черед коронной улыбки.

Девушка вздрогнула и часто-часто заморгала. Мое восхищение достигло апогея. Самым деликатнейшим образом я раскинул пиджак на краю фонтана и предложил – безмолвно – присесть на него.

- Спасибо… лучше пройдемся, - не дожидаясь ответа, нимфа развернулась, на меня пахнуло легкими цветочными духами.

Как идиот, я подобрал пиджак и поплелся следом.

Мы спустились по широким каменным ступеням, оставив позади парк и площадь. Автомобильный рев оглушил меня. Что за странное место для встречи – центральная магистраль? Поравнявшись с девушкой, я заметил, как бегают ее пальчики по экрану сенсорного телефона, – незнакомка строчила смс. Когда моя тень упала на экран, она снова вздрогнула – сильнее прежнего - и чуть не выронила игрушку.  Я сделал вид, что ничего не случилось, и протянул руку для официального знакомства.



Claire Abshire

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться